Черная кошка в темной комнате

Глава 3

Перед нами расступились, открывая проход к гробу. Я шла следом за Никитой, физически чувствуя на себе взгляды местных жителей.

           Покойный оказался молодым мужчиной, худощавым, с острыми, сильно выступающими скулами.

           - Как же это ты, друг? – пробормотал Никита, словно про себя.

           Полный рыжебородый «батюшка» смотрел на нас с профессиональным сочувствием.

           - Подожди меня, - велел мой спутник.

           Со священником они разговаривали недолго. Мелькнула крупная купюра «на храм», привычно взлетела рука в благословляющем жесте.

           - Ну? – нетерпеливо спросила я, когда мы отошли от небольшой толпы на достаточное расстояние.

           - Покойник – Босый, собственной персоной. Отец Василий не слишком доволен, сказал – смерть нехорошая. Вроде бы несчастный случай, и участковый подтвердил, но больно на самоубийство смахивает, а таких отпевать бы и нельзя. 

           - Понятное дело, - согласилась я, - самоубийство – грех. Раньше их вообще за оградой кладбища хоронили. А как он сподобился? И почему батюшка заподозрил?

           - Потому что друг принял лекарство и запил водкой.

           - Ну, это нормально. Может, отец Василий и зря беспокоится. И не такие номера откалывают. Моя мама все время теофедрин кофе запивает, как ни ругаюсь. Говорит, ей от этого легче становится.

           - Нам тут еще что-нибудь нужно? Или поедем?

           - Хорошо бы выцепить друга или подругу покойного. На худой конец сойдет тетка, которая у него полы мыла – не сам же он этим занимался. Взять телефончик…

           - Понял, - кивнул Никита, - жди, - и пошел назад.

           Я накинула на голову шарф и спрятала руки в карманы. Или здесь реально было холоднее, чем в городе, или после теплого салона так казалось, но я почувствовала, что мерзну.

           Или ощущение холода возникло от пристального взгляда немолодой тетки в светло-рыжем, заношенном пуховике и белой вязаной кепке с козырьком. Она стояла чуть поодаль и, не стесняясь, рассматривала и машину, и меня. Я сдала тетке той же монетой, но она не смутилась и взгляда не отвела, напротив, слегка кивнула. Приглашение?

           - Раиса, - представилась аборигенка, - а вы Игорьку кем будете? Раньше я вас тут не видела.

           - Партнеры по бизнесу, - обтекаемо ответила я.

           - Понятно. А я думала – чего этот цыган зеленоглазый сегодня с одной, завтра с другой, послезавтра с третьей. А тут, оказывается бизнес… Совсем я, старая, от жизни отстала.

           Подтекстом тут явственно читалось то же самое, что я сегодня уже слышала; «Шлюх к бандитом возит».                                                                                                                     

           Я представила себе 50-летнюю Ларису, привезенную к бандюганам «в сауну», и развеселилась. Пять минут недоумения, а потом они бы ей за пивом бегали по очереди, и за очередь бы дрались, определенно.

           - Если вы так наблюдательны, - сказала я, все еще улыбаясь, - может быть, вспомните: чуть больше полугода назад Игорь машину продал. Серый «Лексус».

           - С уголком? – сощурилась баба.

           - С уголком, - кивнула я.

           - Помню, как же. А что, машина угнанная, да?

           - Это мы и пытаемся выяснить, - многозначительно произнесла я, вынула из кармана пуховика визитницу (в первом кармашке была моя визитка) и на полсекунды сунула тетке под нос. А потом так же быстро убрала. Вряд ли она успела что-то заметить, кроме фотографии, - частное детективное агентство «Мегре».

           Тетка мгновенно сделала стойку, как гончая. Взгляд обежал меня, видимо, пытаясь сообразить, где я прячу пистолет, и как, в случае перестрелки, буду выхватывать. Не знаю, к какому выводу она пришла, но, видимо, решила, что пистолет достаточно близко. Потому что глубоко вздохнула, и…



Татьяна Матуш

Отредактировано: 03.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться