Черная лестница

Размер шрифта: - +

Черная лестница

Вечером перед сном принцесса внезапно захотела попить молока. Бывает такое – чего-то целый день хочешь, хочешь, а потом вдруг – раз! – и понимаешь, чего именно. Чтобы не устраивать возню с вызовом служанки и не ждать, пока она пропутешествует на кухню и обратно, принцесса решила спуститься сама. Так и быстрее будет, и молоко из погреба будет прохладнее.

Она прошла через свои комнаты, спустилась по винтовой лестнице в тыльной части жилого корпуса до нижней площадки и повернула в короткий коридорчик, который вел к кухне. Навстречу принцессе из кухни вышла Файда, которая была младшей кухаркой, хотя и взрослой теткой. Если бы Файда просто поклонилась и прошла мимо, принцесса бы ничего и не заметила, но Файда не прошла. Мало того, что она остановилась, она еще и сделала это испуганно. Принцесса вслед за ней незамедлительно напугалась, хотя и не могла понять, отчего.

Файда оцепенело и напряженно смотрела на принцессу, прижимая к животу довольно объемистую котомку. Принцесса в настороженном недоумении таращилась на Файду, потом перевела взгляд на котомку, потом снова на Файду и, кажется, начала догадываться, что происходит.

– Ваше Высочество! – жалобным голосом подтвердила Файда догадку. – Простите великодушно! Не хотела я, но у меня деток трое дома, голодные, без отца их ращу...

Принцесса подняла ладошку – о чужих трудностях она без категорической на то необходимости слушать не любила.

– И что там? – спросила она, складывая ладошку в указующий перст, протянутый к котомке.

– Тут всего ничего, Ваше Высочество! Пустяки же! – Файда приоткрыла котомку в готовности продемонстрировать. – Три брюквины, да полхлеба, сыра может две головки малые, да что от окорока оставалось… Не велите бранить! Попуталась я...

Уносить без разрешения продукты с королевской кухни, конечно, не дозволялось. Если говорить прямо – Файда их украла. С другой стороны… Принцесса представила себе, как она жадно выдергивает брюквину из голодного детского рта, и вздрогнула. С другой стороны – от трех брюквин, даже с остатками окорока, королевское хозяйство, конечно, не обеднеет. Принцесса нахмурилась. Она сделала это, чтобы сосредоточиться, но Файда решила, что принцесса задумала сердиться.

– Ваше Высочество! Я все верну! Вот сейчас же!.. – она вознамерилась бежать обратно на кухню.

– Не надо. – буркнула принцесса. – Иди уже. Детей корми.

– Ох, спасибо вам, Ваше Высочество! – Файда то ли поклонилась, то ли попыталась изобразить реверанс, и как-то в полуприседе стала протискиваться мимо принцессы в узком коридорчике.

Принцессе почему-то стало неловко, хотя это чувство должно было быть у кухарки.

– Ваше Высочество! – жалобным шепотом сказала Файда уже от двери во двор. – Вы только госпоже Хло не сообщайте, пожалуйста! Она же за это мной печь затопит! Умоляю!

Принцесса промедлила с ответом.

– Спасибо вам, спасибо! – и Файда выскочила за дверь.

Принцесса поджала губы и нахмурилась сильнее. Это была вторая ошибка кухарки. Если бы она не попросила, принцессе забыла бы об этой встрече уже за дверью. А теперь, молчаливо согласившись на сокрытие, она ощущала себя чуть ли не сообщницей хищения.

Холодное молоко не принесло желаемой радости. Принцесса выпила кружку и стала наливать вторую.

– Ваше Высочество! Перельете! – принцесса вовремя выровняла кувшин.

Хорошо, что матушка Хло, главная по кухне, а значит – как подозревала принцесса – и вообще главная, окликнула ее.

– Что-то вы бледненькая, да зелененькая. Пирога не желаете?

– Спасибо. – вздохнула принцесса. – Не зелененькая я, просто темно тут.

Кроме них двоих на кухне больше никого не было, на сегодня работа закончилась. Принцесса допила молоко и поднялась к себе на второй этаж.

Правильно ли она сделала, что согласилась не рассказывать о краже? Принцесса вроде бы сама разрешила Файде уйти с добычей, но сначала-то она украла! Для голодных детей брюквы вроде бы не жалко, но если так станут делать все? Принцесса представила колонны служанок, покидающих замок с мешками и котомками. Если добавить в картину стражу, получался и вовсе муравейник, который ополоумевшие муравьи почему-то решили разобрать по иголочкам.

Общий строй мыслей в голове напоминал булькающую кашу из давленного овса, которую принцесса ненавидела с детства. Надо откинуть лишнее и упростить задачу – предположим, что принцесса не говорила с Файдой, а просто видела кражу со стороны, тогда рассказывать? Будь принцесса безукоризненно чиста в своих помыслах и поступках, как, скажем, легендарный король Мун, она бы доложила о Файде всенепременно, но принцесса была чиста небезукоризненно.

Например, когда в кухонной кладовой грохнулся целый стеллаж с посудой, друг детства Клиф не сознался, что это именно принцессе взбрендило посреди ночи лезть на верхнюю полку за рыжей кошкой. И хотя его отец, королевский конюх, вел допрос с кнутом в руках, Клиф до последнего клялся, что ничего не видел. Это была почти правда, потому что он стоял в коридоре и следил, чтобы никто случайно не вошел. Принцесса тогда была Клифу очень благодарна, а сейчас не хотела быть хуже.



Михаил Коссой

Отредактировано: 03.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться