Черная полоса

Размер шрифта: - +

8

Поезд остановился.

— Я достану сумки, — сказала мама, выходя на перрон, а Лешка почему-то остался у открытой двери.

Сумки были привязаны к вагону сзади. Мама спрыгнула на рельсы в узкое пространство между вагонами и стала теребить веревки, но они никак не поддавались.

— Отправляемся! — крикнули откуда-то с перрона, и поезд медленно тронулся.

Мама попыталась было вылезти, но для этого надо было подтянуться, держась за платформу. Мама ни за что бы не успела, поезд ведь двигался. И она побежала, держась за вагонную сцепку.

Лешка наблюдал за этим, выглядывая из двери вагона, и не мог ничего сказать или сделать. Он понимал, что скоро мама начнет отставать, ее подомнет под себя следующий вагон… Если бы она могла стремительно нырнуть и лечь на шпалы, может, ее не задело бы? Но места для маневра не было. И всё же Лешка крикнул:

— Ложись!

А потом он спрятался в вагон и зажмурился, прислушиваясь, чтобы понять, в какой именно момент маму размажет по рельсам. Поезд невнятно тряхнуло, машинист стал что-то говорить по громкой связи, но тут Лешка уже не выдержал и проснулся.

Сначала ощутил нечто вроде кувырка, потому что во сне стоял, а на самом деле лежал на спине. Потом почувствовал, как по затылку, шее и плечам бегут мурашки. Потерся о подушку, пытаясь от них избавиться, но не вышло. Потом облегченно выдохнул: это был сон!

Потом — вспомнил.

Встал, потому что оставаться в кровати и думать было слишком невыносимо. Включил свет. Голову пронзила резкая боль. Выключил свет. Боль из резкой превратилась в тупую. Может, сходить на кухню, выпить воды? Это не поможет, но хотя бы отвлечет.

Путь на кухню лежал через гостиную, и когда Лешка понял, что она не пуста, поворачивать было уже поздно.

— Что не спишь? — спросил дядя, отрываясь на секунду от ноутбука.

— Голова болит.

Дядю этот ответ, кажется, удовлетворил. Он снова погрузился в работу.

Лешка прошел дальше, на кухню, налил себе воды и медленно выпил, чувствуя, как холод эхом отдается где-то в районе мозга. Хорошо, что дядя хоть не велел ему снова ложиться…

Постояв немного у кухонного окна, Лешка вернулся в гостиную и присел на самый краешек дивана, готовый уйти, если прогонят. Дядя только бросил на него хмурый взгляд, но ничего не сказал. Ну и пусть, всё равно лучше так, чем наедине с темнотой.

Лешка обхватил себя руками, пытаясь унять внезапно набежавшую дрожь. Получилось, но место дрожи заняло жжение в глазах. Чувствуя, что слёзы вот-вот польются сами собой, Лешка поспешно закрыл руками лицо, массируя кончиками пальцев лоб и виски и одновременно вытирая украдкой глаза.

Дядя встал, порылся в одном из многочисленных ящиков секретера и положил на журнальный столик полупустую пачку ибупрофена. Лешка только вопросительно посмотрел на него, и дядя принес из кухни стакан воды. Вручил его Лешке, выдавил из блистера одну таблетку. Лешка послушно сунул ее в рот и запил водой.

Потом дядю снова поглотила работа, и Лешка с тоской понял, что таблетку ему выдали только с целью устранить досадную помеху. Сейчас голова болеть перестанет, и простая вежливость требует, чтобы Лешка ушел спать и больше не мозолил глаза.

Наверное, не надо было соглашаться. То, что Лешка испортил дяде жизнь, совсем не приносило удовлетворения. Не получалось злорадствовать, было только очень неудобно за свое неуместное присутствие и безнадежно плохое поведение. Хотелось постоянно извиняться за сам факт своего существования, и это желание выплескивалось наружу раздражением и злостью. А еще хотелось быть хоть чуточку нужным. Хоть кому-то.

— А вы можете от меня отказаться? — спросил вдруг Лешка.

Дядя окинул его долгим взглядом и потребовал:

— Объясни.

— Ну… вообще, — неловко сказал Лешка, жалея, что затеял этот разговор.

— Передумал?

Лешка с несчастным видом пожал плечами.

Дядя уткнулся в свой ноутбук и застучал по клавишам. Лешка решил было, что его вопрос проигнорирован, но дядя поднял глаза от экрана и сообщил:

— Да, могу. Для этого надо подать заявление с аргументированной причиной и предоставить паспорт и отчет о тратах.

Лешка ничего на это не ответил. Он не особо рассчитывал, что дядя бросится его отговаривать, но мог бы хотя бы рассердиться, а не гуглить…

— Так что? Мне готовить бумаги? — спросил дядя.

— Как хотите, — упавшим голосом ответил Лешка.

Дядя еще раз внимательно посмотрел на него, потом снова опустил глаза на экран и больше уже не отвлекался.



Звездопад Весной

Отредактировано: 02.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться