Черная полоса

Размер шрифта: - +

11

Погода неожиданно испортилась, хотя до конца лета было еще почти три недели. Дядя то и дело уходил в лес за грибами, а Лешка оставался дома. Его это в основном устраивало, хотя иногда он всё же огорчался, что дядя не зовет его с собой. Лешка убеждал себя, что расстраивается только из-за того, что лишен возможности гордо отказаться, а вовсе не потому, что хотел бы проводить с дядей больше времени. Он не хотел. Совсем не хотел. Ни капельки. Зачем ему какой-то угрюмый дядька, если есть интернет.

С того дня, как дядя не поехал на конференцию, они ни о чем по-настоящему не разговаривали, и Лешка быстро пришел к выводу, что ничего не изменилось. Дяде он был безразличен, пока всё шло по плану. Не мешает — и ладно. Если начинал мешать, дядя без особого интереса устранял неполадку, а потом игнорировал Лешку до следующего раза.

Следующий раз случился как раз из-за интернета. Лешка смотрел очередной ролик про эксперименты и подумал, что интересно было бы проверить, как поведет себя мыло в микроволновке. На видео оно превращалось в ком пышной пены, и это выглядело впечатляюще, но что-то Лешке не верилось, что так бывает.

Решив, что стоит всё же попробовать, Лешка разыскал в ванной непочатый брусок мыла и положил его в пластиковый контейнер. На видео мыло клали прямо на стеклянный поддон, но Лешка решил не рисковать: прилипнет еще… В контейнере надежнее. Он сунул контейнер в микроволновку, закрыл дверцу и наугад выставил таймер. Пяти минут должно хватить.

Хватило и двух. Уже к концу первой из микроволновки потянулась белая струйка пара, а на середине второй струйка почернела и разрослась, не оставляя никаких сомнений в том, что она — не пар, а дым. Лешка поспешно открыл микроволновку и вытащил контейнер, за которым потянулись вязкие нити. Мыло осталось на поддоне, потому что дно контейнера расплавилось (это, кстати, вполне объяснило наличие нитей). И тут у Лешки внутри всё перевернулось от запоздалого нехорошего предчувствия.

Дальше было только хуже. Дым пополз к потолку, и дом наполнился пронзительным визгом пожарной сигнализации. В кармане, едва перекрикивая сигнализацию, затренькал телефон. Лешка чертыхнулся, увидев, кто звонит: откуда он всегда всё узнаёт? Может, в доме тоже камеры?

Лешка чуть не швырнул телефон на пол от досады: надо же так вляпаться на ровном месте!

Отвечать очень не хотелось. Но телефон не унимался, в сочетании с сигнализацией создавая просто невыносимый шум, и Лешка наконец сдался.

— Что горит? — спросил дядя, и Лешка не расслышал в его голосе ни тревоги, ни любопытства.

— Ничего.

— А почему тогда сигнализация сработала?

Лешка промолчал.

— Алексей, мне тут звонят и спрашивают, нужно ли присылать пожарных. Так что, нужно?

— Нет, — ответил Лешка.

Оказывается, эта орущая штуковина еще и пожарных вызывает. Вот ведь ябеда…

— Точно ничего не горит? — допытывался дядя.

— Только дымится, — честно ответил Лешка, глядя на останки контейнера.

Дядя посчитал разговор оконченным и отключился, а Лешка задумался о том, стоит ли попытаться замести следы. Наверное, нет. Всё равно влетит.

Сигнализация сама собой выключилась, и в доме стало пронзительно тихо. Дым постепенно рассеивался, от него уже остался только легкий сизоватый шлейф. Лешка опустился на стул и стал ждать.

Когда в гостиной раздались шаги, противно защекотало в горле, но Лешка даже не пошевелился. Так и сидел, виновато опустив голову, пока дядя стоял на пороге, разглядывая учиненный погром.

— И что это должно было быть? — спросил наконец дядя, пытаясь поднять со стола контейнер.

Лешка с совершенно убитым видом пожал плечами. По крыше забарабанил дождь.

Дядя бросил попытки отлепить расплавленный контейнер от столешницы и заглянул в микроволновку.

— Итак? — спросил дядя, обводя кухню широким жестом.

Лешка почувствовал, как мурашки пробегают по корням волос и мучительно медленно осыпаются за шиворот. Так стыдно ему еще никогда не было.

Поняв, что внятно рассказать не получится, Лешка дрожащими руками открыл на телефоне вкладку со злосчастным видео и повернул экран к дяде. Тот просмотрел ролик до конца и спросил:

— А контейнер зачем?

— Чтобы не испачкать микроволновку, — пробормотал Лешка.

— Чтобы не испачкать микроволновку, просто не суй в нее мыло. Прибери за собой, будь добр. И воздержись от дальнейших экспериментов, пока живешь в моем доме.

Дядя развернулся и вышел, оставляя Лешку наедине со жгучим стыдом и обидой. Пожалуй, это было похуже, чем порка. Лешка чувствовал себя ничтожным и униженным. Дядя так доходчиво объяснил, что в этом доме Лешка — никто, так ясно дал понять, что не хочет тратить на него свое время… И, что обиднее всего, возразить тут нечего. Нет у Лешки никаких прав.

Отскоблив от поддона мыло и пластик, Лешка кое-как отодрал от стола контейнер. Конечно, подтеки пластика так и остались там навеки, но с этим уже ничего не поделать. Лешка выбросил мыло и обломки контейнера в мусорное ведро и вышел в гостиную.

— Убрал? — спросил дядя.

И тут Лешка понял, что не выдержит. Ему хватило уже унижения и обиды, он уже давно раскаялся, но сейчас всё равно придется нагибаться над проклятым креслом, потому что он позволил себе лишнее в чужом доме.

Не отвечая и не глядя на дядю, Лешка выбежал из гостиной в коридор, влез в кроссовки и выскочил на улицу, прямо под дождь. Метнулся к старому сараю, обогнул его, прижался к задней стенке и сполз вниз, обхватив руками колени. С крыши лило сплошной стеной. Лешка подтянул колени к груди, но все равно не смог полностью спрятаться от потока воды. Ну и пусть.



Звездопад Весной

Отредактировано: 02.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться