Черная полоса

Размер шрифта: - +

21

Голос математички ножом врезался в мозг, вызывая зуд, который невозможно было прекратить. Лешка закрыл руками уши, но противный визгливый голос так просто не сдавался. Наоборот, он сделался еще отчетливее, потому что Наталья Андреевна подошла ближе.

— Я так неинтересно рассказываю? — спросила она, наклонившись к самому Лешкиному уху. — Может, сам попробуешь?

По классу пробежал злорадный смешок. Конечно, никому это предложение смешным не показалось, просто все радовались, что сегодня Наташенька выбрала в жертвы Лешку, а не их самих.

Лешка нарочито медленно опустил руки, не отрывая от математички интенсивного взгляда.

— На мать свою так смотреть будешь, — сказала она.

Лешка стиснул зубы и промолчал. У них там что, до сих пор нет никакой пометки рядом с его именем? Он-то думал, что Тамара Васильевна уже всем раззвонила.

— Что, нечего сказать?

— Нечего, — подтвердил Лешка, не глядя схватив точилку и вертя ее в руках, чтобы хоть чем-то разбавить напряженную атмосферу.

— Хам, — покачала головой Наталья Андреевна.

Лешка сунул ноготь в прорезь на винтике, удерживавшем на месте лезвие точилки. Чуть-чуть повернул, чувствуя не боль, а скорее дискомфорт. Ничего не произошло.

— Я тебя воспитывать не нанималась, — продолжала Наталья Андреевна. — Вот как с тобой работать, если тебя мама с папой элементарной вежливости не научили?

Лешка пожал плечами и отвернулся.

— Что, стыдно в глаза смотреть?

Винтик поддался. Лешка быстро выкрутил его до конца. Лезвие, ничем теперь не удерживаемое, скользнуло в ладонь. Лешка стиснул кулак, чувствуя, как металл вбирает в себя тепло.

— Передай своим родителям, что я хочу с ними поговорить, — отчеканила Наталья Андреевна.

Класс одобрительно загоготал, и Наталья Андреевна крикнула:

— Молчать!

Лешка задумчиво покрутил в руке лезвие, чувствуя, как зуд, засевший в голове, расползается по всему телу.

Когда Наталья Андреевна, яростно цокая каблуками, пересекла кабинет и принялась снова чертить фигуры на доске, Лешка крепко взял лезвие двумя пальцами и уверенно сделал первый надрез. Потом чиркнул лезвием еще и еще. Это действительно помогало. Нужно только сосредоточиться, не отвлекаться, иначе…

Никто на него не смотрел, потому что сам Лешка никого не волновал. Внимание привлек только конфликт, да и то — за неимением лучшего развлечения.

Наташенька разглагольствовала у доски, но ее голос больше Лешку не беспокоил. Лезвие размеренно чиркало, восстанавливая равновесие. Очень удобное лезвие, тверже бритвенного, не гнущееся и не норовящее обрезать стискивающие его пальцы.

Лешка продолжал, пока Наталья Андреевна не завыла сиреной. Заметила наконец. Выбежала из кабинета, бросив потенциально опасного ученика с лезвием в руке. Может, надеялась, что он порежет остальных, чтобы ей легче работалось.

Лешка положил лезвие на край стола и обвел мрачным взглядом одноклассников. Все они выглядели какими-то встревоженными, будто тоже думали, что он их порешит. Лешка, не отрывая взгляда от товарищей, потянулся к лезвию и щелчком сбросил его на пол. Лезвие звякнуло и осталось лежать на кроваво-красном линолеуме.

Лешка уронил голову на руки и стал ждать.



Звездопад Весной

Отредактировано: 02.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться