Черная тропа

Черная тропа

Она пришла после ночной смены и сразу зашла в ванную, чтобы привести себя в порядок после изнурительной работы. Взглянув на себя в зеркало, она увидела два расплывшихся глаза, накануне густо обведенные черным карандашом, а сейчас устало глядящие на нее. «Чертова работа», - подумала она про себя, - «и как после такого можно прилично выглядеть?».

Она повернула вентиль крана, и холодная оживляющая вода с шумом полилась в раковину. Тщательно смыв со своего лица остатки ночной смены, она зарылась лицом в мягкое полотенце, затем резко почувствовала прилив сна. Тут же раздался телефонный звонок. Взглянув на экран телефона, она сразу буркнула себе под нос:

- Опять мама не может успокоиться! Неужели нельзя звонить реже? Слушаю, мам.

- Катюша! Как ты там? Почему долго не отвечаешь? Я уже начала волноваться, - из телефона затрещал голос.

- Я мылась после смены. Не спала всю ночь, - она приоткрыла шторку, - еще не рассвело, а ты уже встала?

- Я сильно беспокоилась, - голос из телефона становился все более взволнованным.

- О чем?

- Ты разве не читаешь новости? В твоем районе объявился какой-то маньяк. Преследует молодых женщин и грабит. Пару девушек даже убил. Доченька, пожалуйста, попроси у своего начальника только дневные смены. И ты в безопасности, и мне спокойно.

- Мам, так нельзя, - ей надо было быстрее закончить этот разговор. Мать всегда нагоняет тоску и тревожность своими разговорами.

- Ну ты хотя бы спроси…

- Хорошо. Ладно, я отключаюсь. А то так и усну с телефоном в ухе.

- Пока, доченька. Люблю…

- Ага, - и она закрыла крышку телефона.

Сидя в кресле, она ощущала, как сон накатывает огромной волной. Но все же решилась пока не ложиться спать, а выпить кофе, просматривая новости в интернете.

И правда, в районе где она жила объявился какой-то сумасшедший, которого никак не могут поймать. Все новости только о нем. И фоторобот. Что-то кольнуло в ее груди при взгляде на его лицо. Она все никак не могла сообразить, почему же ей стало так некомфортно и тревожно. Но сон окончательно одолевал. Стоило только закрыть глаза, как она тут же отключалась.

«Надо себя перебороть. Иначе усну за ноутбуком», - с этими мыслями она собралась идти за одеялом и подушкой, но остановилась возле большого зеркала, в котором видела себя с ног до головы. Ей было ненавистно это зеркало, так как в нем она видела нелюбимое ей тело, все покрытое, как ей казалось, тоннами жира и целлюлита. С минуту разглядывая и ощупывая на себе каждую складку, она в который раз пожалела себя, что родилась настолько неидеальной, резко отвернулась от зеркала и пошла готовиться ко сну.

Медленно погружаясь в сон, она опять вспомнила лицо того мужчины на фотороботе, и опять тревога закралась в ее сердце. Но она подумает об этом завтра, когда проснется.

 

Смена началась в бешенном ритме. Было много пациентов, еще больше, чем обычно. И надо было уделить внимание всем. Врачи свешивали на медсестер чересчур много работы. Той работы, которую должны выполнять они. Довольно часто ей казалось, что врачи в больницах нужны только для того, чтобы давать указания и критиковать работу медсестер. А если кто и начинал возмущаться, то эти же врачи начинали «махать» перед носом младшего персонала своими дипломами, показывая свое преимущество. Она ненавидела этих зазнавшихся выскочек и часто мысленно ругалась с каждым из них.

- У нас много новеньких. И всех надо обойти. Ты обойдешь проходную, а я западное крыло, - медсестра Кристина, вся взъерошенная и вечно с красным лицом подбежала к ней и всучила целую стопку карт пациентов, - пока это все.

- А нас что, сегодня только двое? – от стресса ее лицо стало таким же красным.

- Нет. Но не думай, что можно расслабиться и надеяться, что твою работу выполнит кто-то другой. Я в западное крыло, а ты на проходной. За дело! - Кристина, едва не сбив пациента, который передвигался на костыле, выпорхнула из коридора и побежала в западное крыло.

 - Вот засада! Такой завал и в мою смену! Вот не повезло, - процедила она сквозь зубы.

В этой части отделения по какому-то странному стечению обстоятельств было много слегка сумасшедших либо постоянно живущих на улице пациентов. Их нельзя было выгнать, поэтому они ютились здесь. Конечно, в больнице бывали и спокойные дни. Тогда она могла, расслабившись, дожидаться окончания смены. Этот ритм был ей по душе. Но она все никак не могла привыкнуть к временам, когда и присесть не было времени. В те минуты она ненавидела себя за то, что ничего больше не умеет делать.

Каждый новый день буквально приносил с собой новых пациентов – это дело обычное. Ее только напрягало, что у каждого своя жизнь, свои болезни, каждый пытался вывалить на нее все свои проблемы и найти сочувствие. Но ей некогда было слушать и прислушиваться ко всем. Она должна была просто сделать свою работу и уйти. Без боязни привыкнуть к кому-нибудь или стать целью преследования какого-нибудь местного сумасшедшего

Обойдя почти всех пациентов, она взглянула на карточку следующего, прежде чем к нему зайти.

- Хм. «Личность не установлена». Странно, - она направилась к его палате. Не успела она дернуть за ручку двери, как она резко открылась, и буквально на нее выскочил невысокий молодой человек, одетый в полицейскую форму.



Айви Кече

Отредактировано: 05.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться