Черная вдова или заложенная скрипка

Глава 1. Алекс Дей

Однажды утром мифру Барбер позвонила сыну и с тревогой в голосе попросила приехать. И это было началом нового утомительного и непростого расследования.

Мифру Барбер редко обращалась с какими–то просьбами, так что случай был исключительным. Когда Хью приехал в старенькую квартиру на окраине Антверпена, мифру Барбер сказала, что помощь нужна ее соседу – Алексу Дею. Хью едва узнал Алекса, тот сильно располнел, обрюзг, хотя они с Хью были ровесниками и однокашниками.

– Хью, мальчик мой, – мифру Барбер очень волновалась, – у Алекса проблемы. Выслушай его.

– Да–да, – терпеливо сказал Хью и сел напротив Алекса за стол.

Мать как всегда, когда к ней приезжал ее «зайчик Хью» накрыла стол. Она была мастером быстро испечь и приготовить что–то вкусное. И какие бы рестораны не посещал Хью, лучше, чем у мамы он не едал. Поэтому Хью с удовольствием схватил пирожок и стал его нахально жевать, не обращая внимания на нарядный дорогой пиджак. Алекс кашлянул и сказал:

– Хм. У меня мать пропала. Ты ж помнишь мою мать? – спросил он, заглядывая Хью в глаза.

– Ну да.

Хью поморщился. Он помнил мифру Дей. Хотя она была ненамного моложе его матери, о ее распущенности ходила дурная слава. Причем, мифру Дей и в молодости, и уже в зрелом возрасте путалась с кем попало, приводя домой случайных мужчин. Хью помнил, что Алекс даже три года жил в социальном приюте, так как мать его бросила и укатила в неизвестном направлении. Но теперь–то, когда сыну было двадцать семь лет, то его матери должно было быть около пятидесяти. Что могло случиться с этой немолодой дурочкой? Алекс продолжал сбивчивый рассказ.

– Она ушла три дня назад на работу. Это было вечером, она устроилась домработницей к одной госпоже. Ушла и больше ее никто не видел.

– В полицию обращался? – задал Хью дежурный вопрос.

– Да, ну ты же знаешь, что там ничего не делают, я даже к начальнику ходил, тот руками разводит. Мол, знаем мы эту мифру Дей. Погуляет — придет.

– Может, придет, а может и не придет, – философски сказал Хью.

– Только это... Денег у меня нет, Хью, – пробормотал Алекс.

– Я это понял уже, не парься, старина.

Хью не хотелось заниматься разной ерундой. Но раз его попросила мать, то деваться было некуда. Надо было помочь. Хью решил начать с осмотра соседской квартиры и опроса соседей и знакомых. Времени у него на это дело почти не было, потому что день был расписан по жесткому графику встреч и планов. Но, стараясь скрыть раздражение, он решил быстро справиться в доме и с соседями, поговорить с хозяевами дома, где работала мифру Дей и начальником полиции. Истратить на всё про всё пару дней и найти старушку. А не найдя мифру Дей, отчитаться перед Алексом. Мол, не переживай, проспится, расстанется с собутыльниками да и вернется. Кому она нужна–то? Это было не трудно.

Парни поднялись в квартиру соседа. Алекс Дей извинялся за беспорядок в квартире, но Хью ничему не удивлялся, повидав на своей работе всякое. Чтобы назойливый сосед не мешал осмотру, Барбер дал ему денег на пиво и отослал в ближайший магазин. Сам же приступил к осмотру вещей. К слову сказать, ценностей в квартире не было. Чемодан оставался на месте, рядом с ним в кладовке лежала драная дорожная сумка. Ее дно было измазано чем–то липким и засохшим, с кусочками печенья и чипсов. Нехитрые дешевые украшения валялись на туалетном столике между початыми баночками крема и флаконами духов. Зацепившись за уголок трюмо болтались три дамских парика. Осмотр шкафов показал Хью, что мифру Дей не имела обширного гардероба, все вещи висели кое–как на деревянных и пластиковых плечиках, не отсортированные по сезону. Чистые блузки висели с грязными, покрытыми пятнами платьями, джинсами и водолазками. В глаза бросился дорогой твидовый костюм и два шифоновых платья, явно купленных не на распродажах. «Видимо, подарки от любовников», – решил Барбер.

Хью захлопнул дверцы покосившегося гардероба и перешел к осмотру ящиков комода. В верхнем ящике были кипы неоплаченных счетов и несколько кредитных договоров, к которым хозяйка приколола квитанции об оплате, а также требования банков об уплате задолженности. Ни корешков билетов, ни чековой книжки, ни намека на какие–либо сбережения найдено не было. Беглый осмотр вещей Софии Дей дал Барберу возможность сделать вывод о том, что София уезжать никуда не собиралась. Квартира имела такой вид, словно хозяйка ненадолго из нее вышла. В мусорном ведре валялись очистки овощей, в холодильнике стояла кастрюля с супом, валялся кусок сыра и в углу стояла початая бутылка молока.

В ванной комнате стоял таз с замоченными белыми носками и трусиками. Над тазом витал противный кислый запах.

Закончив осмотр квартиры, Барбер поговорил с соседями. Никто ничего не знал о том, куда могла уехать София, а главное — с кем. Услужливые соседки говорили, что последние несколько лет к Софии никто из мужчин не приходил, вела она себя тихо. Если и были у нее шашни с кем–то, то на стороне. За квартиру она платила исправно.

Поход к комиссару полиции ничего не дал. Комиссар Одден отмахнулся от Барбера, но помня его назойливость, направил его в кабинет к следователю — Андреа Вайс. Незамужняя женщина сорока лет — следователь Вайс – относилась к такому типу людей, который был наиболее неприятен Барберу. Курящая, неухоженная дылда с копной сальных черных волос с проседью, словно присыпанных мукой. Неловко сидевшая на ее мужиковатой фигуре форменная одежда выглядела нелепо как на кенгуру седло. Огромные нечищенные стоптанные туфли дополняли неопрятный образ дамы.

Вайс также не испытывала восторга, рассматривая Хью – этого выскочку из бедного квартала, которому чудом удалось залезть в койку самой богатой невесте Антверпена — отпрыску рода Майеров, пивной принцессе. О Хью писали все газеты, что часто портило ему жизнь. Разумеется, Вайс не верила в то, что у Хью есть хоть малейший талант сыщика, и что популярности в определенных кругах он добился благодаря своему уму. Как бы он всего добился сам, если ей самой этого сделать не удалось!



Ирина Соляная

Отредактировано: 06.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться