Черная вдова или заложенная скрипка

Глава 4. Мистер Бэнкс

Через три дня Алекс Дей пришел в контору «Свенсон, Барбер и сыновья». Для Хью этот визит был полной неожиданностью.

– Ты не поверишь, Барбер, – сказал, захлебываясь Алекс, – я получил письмо от матери. Короткое письмо, но там был чек на десять тысяч гульденов. Мать написала, что вышла замуж и уехала в Испанию. Да ты сам почитай.

Барбер с сомнением взял лист бумаги, на которым неровным почерком было написано буквально следующее: «Сынок, обо мне не беспокойся. Я свою жизнь наладила, и ты свою наладишь. Я вышла замуж за порядочного человека, у него свой небольшой бизнес, мы уехали в Испанию. Всё случилось так быстро, что в это трудно поверить. Посылаю тебе немного денег, чтобы ты не скучал». Барбер повертел в руках письмо, ничего примечательного он не заметил.

- Это ее почерк? – спросил он Алекса.

- Да, вроде бы, – Алекс задыхался от волнения.

- Расскажи, как ты получил это письмо? – продолжал допрос Барбер.

- Нашел его в почтовом ящике, в груде счетов. Сегодня утром.

- Конверт где? – спросил Барбер.

- Ой, вот он... – Алекс порылся в карманах и нашел мятый конверт, протянув его детективу.

Барбер осмотрел рваный конверт. Почтовые штемпели на нем отсутствовали. Этот конверт кто–то подкинул в ящик Алексу.

- И что ты хочешь мне этим сказать? – осведомился детектив, чувствуя раздражение и досаду.

- Ну, мать вроде сама нашлась, – сказал Алекс, почесав переносицу, – не надо ее теперь искать.

Алекс положил на стол Барберу пятьсот гульденов и ретировался из конторы.

Барбер позвонил матери и, словно вымещая на ней досаду, сказал, чтобы она больше не привлекала его к поиску непутевых соседок. Он потратил время на эту мифру Дей, а та с любовником в Испанию укатила, обокрав солидный банк. Мать что–то залепетала в ответ, благодаря всевышнего, что соседка жива. Хью, устыдившись своего некрасивого поступка, смущенно распрощался, сославшись на занятость.

В контору прибежал Малыш Свенсон и с порога радостно сообщил Барберу, что обежал все отделения банков в столице за три дня и выяснил, что София Виссер взяла шесть кредитов, все на крупные суммы. Опрошенные Свенсоном клерки, не назвали сумм, но при упоминании Виссер округляли многозначительно глаза. В ломбарды никто не сдавал драгоценностей, описанных Алисой Гольдбах.

- Как ты допросил кредитных инспекторов? – удивился Барбер.

- Три метода: напугать, подкупить, уговорить, – самодовольно сказал Малыш Свенсон. Он усвоил уроки старшего Свена лучше, чем Барбер, – проблема была только в том, чтобы определить, к кому какой метод применим.

- Наверное, пластический хирург немного подкорректировал внешность мифру Дей, так что ее теперь мать родная не узнает, – восхищенно сказал Свен Свенсон, потрепав сына по затылку, – можно с денежками теперь спокойно жить.

- Это теперь не важно, потому что аферы с кредитами меня не интересуют, это проблемы банков, – сказал устало Барбер, – Алекс показывал мне письмо от матери, она жива–здорова, уехала в Испанию с очередным хахалем и чек прислала на десять тысяч. Нам перепало аж пятьсот гульденов.

Малыш Свенсон присвистнул и сделал многозначительное лицо.

- Я думал, что будет хуже, – сказал шеф Свенсон, – мы могли потратить свои усилия вообще не получив за это гонорара. Хотя и гонораром это не назовешь...

Он хлопнул ладонью по столу, показывая, что неприятный разговор закончен. Бесси услужливо принесла папку с новым контрактом.

- Раз ты у нас специализируешься на поиске информации о дамочках, – ухмыльнулся Свен Свенсон, обращаясь к Хью, – вот тебе персональное задание. К нам обратился мистер Бэнкс, англичанин. Он владеет табачной компанией, филиал у нас, в Антверпене. Мистер Бэнкс возжелал сочетаться законным браком с одной местной леди. Его смущает напор этой леди и разница в возрасте жениха и невесты. Он просит в кратчайшие сроки собрать о леди информацию.

- До чего дошел современный мужчина! – прокомментировала секретарша, сидя за полуоткрытой дверью. – жениться собрался, а сам компромат на невесту собирает! Безобразие просто.

Шеф Свенсон закрыл дверь поплотнее и, оставшись, с Хью наедине доверительно сообщил:

- Гонорар приличный, дамочка тоже. К тому же объект наблюдения – твоя знакомая, Алиса Гольдбах. Задание не трудное, недели тебе вполне хватит, чтобы у клиента было правдивое досье на нее.

- Не люблю я такие совпадения, – покачал головой Барбер, – за три дня Алиса Гольдбах в мое поле зрения попала дважды.

- Но ничего плохого о ней ты не можешь сказать, верно? – спросил Свенсон.

- Не могу, – усмехнулся Барбер – кроме того, что она может вскружить голову любому мужчине. Особенно, у которого началась «вторая молодость». Я надеюсь, в наш контракт не входит провокация?

- О, нет, в этот раз нет, – поморщился Свен Свенсон, вспоминая дело Эриксонов, когда им пришлось добывать доказательства неверности мужа, подсылая соблазнительницу.

 

Изучив папку с контрактом подозрительного жениха, Хью заметил, что известно об Алисе Гольдбах немногое. Ее муж был финансовым воротилой и скончался от сердечного приступа на благотворительном вечере три года назад. После кончины он оставил Алисе приличное состояние. С родственниками покойного Фридриха вдова не общалась, его взрослый сын на наследство претендовать не стал. В браке с Фридрихом Алиса прожила пять лет, при этом она приехала откуда–то из провинции, но сразу прижилась в Антверпене и стала вести активную светскую жизнь. В общем–то, ничего такого, за что можно было зацепиться взглядом. И было совершенно непонятно, от чего нервничает ее новый жених. Для начала Хью решил встретиться с клиентом, чтобы понять причину его тревоги.



Ирина Соляная

Отредактировано: 06.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться