Черная вдова или заложенная скрипка

Глава 8. Тевье Бранд

 

Тевье Бранд с трудом передвигался по двору на старой инвалидной коляске. Он осматривал побеги вишни, которые заполонили его запущенный сад. Через пару лет тут будут непроходимые заросли. Вздохнув, Тевье, наклонился, чтобы пощупать толщину одного из упрямого прута, торчавшего их земли. Нет, самому не справиться с порослью, можно вывалиться из коляски, если начать рубить под корень. За такими размышлениями Хью Барбер застал соседа Хелен Террен. Тевье был рад любому гостю, так как проводил свои унылые будни уединенно. Хью и Юю сели на скамейку с облупившейся краской, Тевье расположился напротив гостей, готовый отвечать на их вопросы. Он рассказал, что три года назад мифру Террен умерла в «Приюте милосердия», многолетнее пьянство испортило сосуды и сердце этой еще не старой женщины. Она не выдержала и полугода в спартанских условиях дома престарелых. Дочь на похороны не приезжала, однако, памятник на могиле Барбары Террен был установлен за счет Хелен. А вот примерно две недели назад Хелен появилась в городе, приехала в свой дом. Да еще не одна, а с молодым человеком, каким–то альфонсом. Приехали, видимо, ночью, а уехали на следующий день. Тевье прекрасно их видел, и слышал, как они ссорились во дворе. Он еще подумал, что лучше бы полюбовникам было снять номер в гостинице, чем в этом доме останавливаться. Юю спросила, услышал ли Тевье суть их конфликта, о чем они говорили. Но Тевье ничего не припомнил, кроме того, как парень визгливо кричал и обзывал Хелен по чем зря.

– А вы уверены, что это была именно Хелен? – спросил Тевье Барбер.

– Да, – Тевье похлопал ладонью по уродливому колену, – я когда услышал шум за забором, то сразу в своем сарае посмотрел. Там испокон веку ключик на гвозде от их дома висел. По–соседски мне Барбара доверяла. И дочь ее знала, где ключ находится. А больше никто и не знал. Да никто и не знал, как моя калитка открывается, и что сарай я не запираю.

– Получается, что она тайно ключ из вашего сарая взяла? – покивал головой Барбер.

– Выходит, что так. Не хотела Хелен, чтобы я ее видел.

– А люди поговаривают, что Хелен работала в стриптиз–баре, или в борделе каком–то, – неожиданно вставила Юю.

- А ты, девочка, меньше слушай, что злые языки говорят.

Барбер достал снимок Алисы Гольдбах и спросил у старика.

- Вы можете узнать эту женщину?

Тевье пристроил очки с треснутым стеклом и отломленной дужкой на носу и пристально посмотрел на фотокарточку.

- Да, это Хелен. Эк она растолстела. И похорошела. Замухрышкой же была.

Тевье покрутил фотографию и вернул Барберу.

- А почему вы интересуетесь ей? Так ведь и не сказали.

- Мы информацию собираем о ней, как о благотворительнице. Понимаете, некоторые нехорошие люди распространяют о Хелен разные нелицеприятные вещи, мы хотим опровергнуть клевету. Учитывая, сколько средств Хелен тратит на поддержку сирот...

- Сроду бы не подумал, – протянул Тевье, – Хелен и богатство... Это так же не сочетается, как жареная селедка и сливки.

- В жизни все меняется, – философски заметила Юю, которая до сих пор молчала, рассматривая старика.

- Нет, люди не меняются, – сказал упрямо Тевье, Хелен всегда была с какой–то чертовщинкой. Вроде бы и скромная, а в глазах — черти прыгают. У таких деньги не задерживаются в руках. Да и некому её научить было, как с деньгами обращаться.

- А сколько лет вы не видели Хелен до ее последнего приезда? – снова спросила Юю.

- Очень давно я ее видел, – Тевье наморщил лоб. Она как из Лиссе уехала, так больше и не видел.

- Получается, что вы не видели ее более двадцати лет.

- Похоже на то.

- А как же вы уверенно так утверждаете, что Хелен на этой фотографии. Может, это просто похожая женщина, – не унималась Юю.

- А вы правы, – вдруг вскинулся Тевье., – на меня могло повлиять, что вы как бы намекнули, что это Хелен. Дайте–ка фотографию снова.

Тевье снова напялил очки на нос и стал вертеть снимок. Барбер дал ему еще два — Алиса Гольдбах в полный рост, Алиса Гольдбах, садящаяся в машину. Тевье задумчиво рассматривал фотографии, наконец, он произнес торжественно:

- Точно она. Конечно, есть изменения. И возраст, и полнота, и другая прическа. И вроде бы нос не такой. Ну да, внешность теперь модно подправлять...

- А мать что говорила о Хелен? – спросила Юю.

- Не любила она рассказывать, не общались они. Как–то раз сказала, что Хелен в тюрьме. Да не поверил я. На Хелен это не похоже.

- В тюрьме? – подхватил мысль Барбер.

- Ну да. Подробности она не говорила, только ругалась сильно. Сказала, что Хелен совсем с катушек слетела, а денег на адвоката нет, вот и будет девочка ее сидеть весь срок. Кто–то подставил Хелен, вот я что думаю.

- А где она отбывала срок?

– Вроде бы в Заанреме. Она там года три пробыла, вот как. Но и потом сюда не приехала. Наверное, на мать обиделась очень.

Больше Тевье ничего не вспомнил, сколько ни спрашивали. Отблагодарив старика, парочка, перегруженная информацией отправилась в гостиницу. По дороге Юю заглянула в лавку и купила продуктов. Упаковав их в красный подарочный пакет, она попросила лавочника доставить покупку старику Тевье. Барбер не возражал.

Посовещавшись с невестой Барбер предложил отправиться в Утрехт. У них еще оставалось время для поисков, хотя отпущенные Бэнксом десять дней подходили к концу.

 



Ирина Соляная

Отредактировано: 06.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться