Черная вдова или заложенная скрипка

Глава 10. Свен Свенсон

Десять дней пробежали быстро. В тюрьму Заанреме возможности съездить не было, да и незачем было так глубоко копать. Барбер рассудил, что письменного ответа на запрос будет достаточно. Шеф Свенсон воспользовавшись старыми связями, получил по телетайпу ответ, что Хелен Тиррен и Алиса Адденс не отбывали наказание в данном исправительном учреждении. Барбер понимал, что Хелен Тиррен могла быть осуждена под другой фамилией. Например, она могла получить иную фамилию в результате замужества, переменив имя и фамилию по заявлению в любом городе по месту проживания, а также не стоило исключать возможности приобретения ею фальшивых документов. В любом случае, на известные Барберу фамилии зацепок не было. По той же причине не было смысла штурмовать запросами судебные органы. Во–первых, судебная система раскачиваться будет не один месяц, во–вторых, не известно, в каком конкретном суде слушалось дело Хелен Террен. Да и старик Тевье мог ошибаться. Круг поисков замкнулся. Обо всем, что удалось найти на Алису Гольдбах, детектив Барбер доложил шефу Свенсону.

– И что ты предъявишь клиенту – мистеру Бэнксу? – грозно спросил Свен Свенсон, – домыслы и вымыслы?

– Почему же домыслы? – запротестовал Барбер, – я точно установил, что мифру Гольдбах живет по поддельным документам умершей одноклассницы.

– Я все внимательно выслушал, – сказал горячо Свенсон, – а теперь ты выслушай меня. Одно дело – найти человека и привести его за ручку к плачущим родственникам, а другое дело – собрать на какое–то лицо компромат . Человек — сам по себе доказательство. Убедительный факт. А компромат — дело серьезное, его подбирают тщательно. Что есть у тебя? У тебя есть сведения, что Хелен Террен была подругой Алисы Адденс. Алиса Адденс была смуглой шатенкой. Девичьей фотографии Хелен ты не нашел. Потом ты узнал, что Алиса Адденс умерла. На могиле портрета нет, а в колледже личное дело не сохранилось. На могиле стоит надгробье Хелен Террен. Сведения о судимости Хелен Террен не подтвердились.

– Это означает, что Хелен хорошо подчистила хвосты, – упрямо заявил Барбер.

– Это означает, что ты плохо работаешь. Я не знаю, что ты предъявишь ее жениху, но нам грозит крупный скандал.

– Есть показания соседа Тевье и Клауса Маэса, – упорствовал Барбер.

– Которые могут подтвердить, что жили–были две девушки. Одна шатенка Алиса Адденс, а другая – Хелен Террен, похожая на Алису Гольдбах. Но один старый чудак, а второй – глуповатый лавочник. И в любом суде, поверь мне, друг мой, их смешают с пылью адвокаты Алисы Гольдбах.

– Я не знаю, что делать… Но интуиция мне подсказывает, что Алиса Гольдбах – не та, за которую себя выдает, – Барбер опустился в кресло.

– Времени было мало на выполнение задания дано, вот что, – сказал шеф Свенсон, – надо поговорить с клиентом в любом случае и объяснить ситуацию. Если он не влюбленный дурак, то в его же интересах копать дальше, что там с Хелен Террен. Не может быть случайностью тот факт, что Хелен Террен взяла другую фамилию, причем фамилию своей подруги.

– Я думаю, что надо искать в Утрехте, установить круг знакомых Адденс. Чем больше — тем лучше. Чтобы эти люди не опознали Алису Адденс в Алисе Гольдбах? Но на это нужна минимум неделя. Там потянутся и другие ниточки.

– Можно потрясти Эрика Гольдбаха, – задумчиво сказал шеф Свенсон, – но тогда Алисе станет известно, что о ней собирают информацию. Она начнет нервничать и выдаст чем–то себя.

– Не обязательно. Она начнет нервничать и устроит грандиозный скандал, а нам предъявить нечего обществу и суду. Помолвка расстроится, и мы попадем в ситуацию, когда должны будем возмещать ущерб от нашей деятельности, так как тайна личной жизни – это святая святых,– уверенно подытожил Барбер.

– Да, – подхватил осторожный шеф Свенсон, – помнишь, как с конторы Гнилого Уве взыскали более трехсот тысяч в пользу мифру Бранц? Он до сих пор расплачивается за свой непрофессионализм. Мы себе такого позволить никак не можем.

В итоге детективы решили встретиться с мистером Бэнксом и доложить, что им стало известно в результате недельного расследования.

Мистер Бэнкс принял детектива Барбера в своем офисе. Он внимательно, без лишних эмоций выслушал рассказ детектива, пролистал документы в папке, внимательно посмотрел на фотографию Алисы Адденс и надгробье Хелен Террен. Откинувшись в кресле, смотрел в окно, сложив пальцы холеных рук в замысловатую фигуру. На его лице ничего не отражалось, но Барбер понимал, что мистеру Бэнксу следует принять решение, и он его обдумывает, поэтому Барбер не прерывал раздумий клиента.

Хью стал рассматривать книжный шкаф в кабинете Бэнкса. Когда–то Борис Казарин сказал Хью, что по содержимому книжного шкафа можно многое сказать о характере и привычках его владельца. Хью не согласился со стариком, рассмеявшись, что у него самого шкафа –то и нет. На это Борис так укоризненно посмотрел на юношу, что тот почувствовал себя круглым дураком. С тех пор прошло уже два года, а книжный шкаф у Барбера так и не появился, хотя читать Хью стал, захватывая книги из публичной библиотеке. Последний том «Саги о Форсайтах» лежал уже полгода нетронутым, а библиотекарь периодически звонила в офис Свена Свенсона с требованием вернуть книгу. На полках книжного шкафа, изготовленного из массивного дуба, блестели корешки фолиантов по экономике, истории промышленности, праву и философии. Вряд ли кто–то читал эти без сомнения нужные труды.

На стенах висели благодарственные письма и золоченые дипломы в рамках. Мистер Бэнкс был филантропом и гордился этим. «Такой человек любит жить на показ, вряд ли он станет копаться дальше в прошлом Алисы Гольдбах, раз оно так глубоко спрятано», – сделал про себя вывод Барбер, ничего не сказав вслух. Догадкам детектива суждено было сбыться. Глубоко вздохнув, Бэнск дал свой ответ – прекратить расследование, поблагодарив за проделанную работу. Барбер учтиво кивнул, поднявшись из кресла.



Ирина Соляная

Отредактировано: 06.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться