Черная вдова или заложенная скрипка

Глава 11. Юю Майер

Раннее лето в Мюнхене было великолепным. Парки и сады покрыла свежая зелень, которая не успела запылиться. Трамвайные гудки радостно напоминали, что жизнь кипит и торопится вперед. Стаи голубей носились над площадями, поднимая гвалт. Повсюду на скамейках шептались влюбленные парочки, радуясь, что еще не наступила изнурительная жара.

Барбер прибыл к домику Бориса Казарина, заметив еще при подходе, что фасад обновляется малярами, а на клумбах с маленькой мотыгой в руках трудится Елена. Домоправительница Бориса Казарина недолюбливала Барбера, но все–таки сдержанно ему улыбнулась и сказала, что Юю уже три раза выбегала в сад справиться о приезде жениха.

Две недели, которые Хью провел с Юю в Мюнхене сгладили все противоречия между ними. Дни были полны приятных прогулок, обильных обедов, чаепитий с хворостом, который в изобилии выпекала Елена по своим русским рецептам. Юю написала восемь этюдов и заканчивала пейзаж. Ее рука становилась более твердой, мазки уверенными, а сочетание сочных красок более гармоничным. О неприятных расследованиях Барбера влюбленные не вспоминали. К теме свадьбы не возвращались, хотя ревнивый Хью спрашивал у Казарина, не захаживает ли к Юю кто–то из поклонников и нет ли на горизонте соперника. Но нет, Юю была по–прежнему поглощена живописью, а на пленэры выезжала только с Борисом, который ходил с тростью либо сидел в плетеном кресле, пытаясь что–то писать, разрабатывая непослушную руку. Инвалидной коляской он пользовался только из вредности и в дождливые дни.

Когда настала пора возвращаться Барберу к работе, Юю неожиданно собралась ехать вместе с ним в Антверпен. Свои решения она обсуждать не любила, и сказала, что остановится в его холостяцкой квартире, чем обескуражила детектива. Еще полгода назад она не хотела и слышать о совместном житье, он напрасно истратился на прекрасные апартаменты в центре города, безуспешно ожидая ее переезда. Не желая спугнуть удачу, Барбер не стал ни о чем расспрашивать, тем более, что Юю сообщила о своем намерении переговорить с Кристин Белли о том, чтобы она устроила ее пробную выставку. Предстоящая в октябре выставка в крупной мюнхенской галерее пугала девушку. Ей хотелось выведать мнение публики хотя бы относительно своих самых лучших работ, десяток которых Юю хотела предложить Кристин. Борис, ни в чем не решавшийся отказать Юю, даже если ее решения были взбалмошными и невзвешенными, не стал спорить и отпустил молодых в Антверпен.

Хью и в голову не могло прийти, что Юю что–то задумала, слишком безмятежным был ее вид. Но по приезду в Антверпен, молодая художница взяла быка за рога. Она напрямую сказала Хью, что намерена вывести Алису Гольдбах на чистую воду. И раз уж она покровительствовала молодым талантам, то это могло вполне стать причиной их с Юю знакомства. Также Юджина хотела прощупать Эрика Гольдбаха. Барбер удивился напору своей невесты. Его уже перестало интересовать законченное дело, хотя и остался неприятный осадок на душе, а вот Юю не успокоилась, решившись добраться до истины.

– Может, тебе лицензию приобрести на право заниматься детективной деятельностью? – съехидничал Хью, сразу же получив тычок в бок остреньким кулачком невесты.

– Я буду сама действовать. Ты мне не мешай. Я буду под именем Лауры Брегер. Документы на ее имя у меня есть, даже диплом о прохождении курсов при академии искусств. Будем бить самозванку ее же оружием.

– Да, но твоя фотография не сходила со страниц газет почти год, и все телевизионщики трубили о тебе, – выразил сомнение Хью.

– Пфф, – с презрением фыркнула девушка, – конечно, все жители Антверпена помнят мою историю и мою внешность, и спустя три года только об этом и судачат.

Юю обняла Хью за шею и чмокнула его в нос.

– Я надену парик, очки и накрашу губы ужасно ядовитой помадой. И родная мать меня не узнает. А если хочешь, – Юю засмеялась, – я оденусь панком, как в старые времена. Черные волосы и все такое…

Хью заверил, что парика будет достаточно, ему совсем не нравилась перспектива увидеть свою возлюбленную в отталкивающем виде. Также Хью потребовал от Юю, чтобы она докладывала ему обо всех планах и действиях, потому что он не на шутку был встревожен ее самодеятельным рвением.

По приезду в Антверпен Юю забросила чемоданчик на квартиру Барбера и отправилась в неизвестном направлении. А Хью, полный мрачных предчувствий, поплелся в офис, где шеф Свенсон уже приготовил ему парочку заданий по новому делу.

Вечером Барбер спешил домой, он купил на ближайшем рыночке свежего цыпленка, стручковой фасоли и молодого картофеля. Не то, чтобы он не надеялся на кулинарные способности Юю… Он мог бы и сам приготовить отменный ужин, однако уже войдя в квартиру он почуял манящий запах жареного мяса и свежего хлеба. Юджина в старой футболке Барбера, которую она, видимо, выудила из комода, колдовала на кухне. Уже было приготовлено жаркое, плавился сыр на гренках. Увидев Барбера с продуктовыми пакетами в руках, она звонко рассмеялась и сказала:

– Никто из нас двоих не хочет быть нахлебником!

Хью поставил пакеты на стол и поцеловал невесту. Юю была очень нежной, она никогда не отмахивалась от ласк и поцелуев, что очень ценил Барбер. Вот и теперь она предпочла, чтобы две гренки обуглились на плите, но объятий не прервала. За ужином она рассказала Хью, что уже встретилась с Кристин Белли, и та хотя и неохотно, но все же согласилась выставить несколько ее картин в отдаленном уголке галереи. Конечно, у Кристин были сомнения в том, что Юджина Майер выставляет свои работы под псевдонимом, но когда Юю напомнила ей о том, что много лет проживала и обучалась в Мюнхене, где в среде художников ее знали как Лауру Брегер, согласилась. Для Юю это согласие означало законный повод пригласить на выставку меценатку Алису Гольдбах.

Выставку было решено устроить быстро, к концу месяца. Ровно столько, чтобы переправить работы из Мюнхена и напечатать небольшой каталог репродукций. Кристин согласилась не упоминать фамилию Майеров нигде и ни при каких обстоятельствах, учитывая давний конфликт с этой странной семейкой. Юджина в свою очередь пообещала наплыв посетителей. Как она собиралась это организовать – для Барбера оставалось тайной. Юджина только хитро улыбнулась в ответ.



Ирина Соляная

Отредактировано: 06.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться