Черная вдова или заложенная скрипка

Глава 12. Эрик Гольдбах

Юю занималась предстоящей выставкой очень энергично. Пользуясь всеми технологиями недобросовестных политиков, она уплатила каждому потенциальному посетителю небольшую сумму за приход на открытие выставки. Юю подтянула к этому делу парочку школьных друзей, владевших кафе. Они просто раздавали две недели пригласительные на выставку, предъявителю которого на входе в галерею гарантировали выплату вознаграждения. Не стоило удивляться, что в первый же день выставку штурмовала толпа молодежи. Почти два десятка приятеле привела скульптор Сара, на тех же условиях. Кристин Белли не была посвящена в интриги Юю и простодушно удивлялась наплыву посетителей.

Знакомые репортеры Барбера поместили короткие рекламные заметки. По городу были развешены яркие плакаты «Новое имя в живописи!»

Юю встречала гостей с волнением. Вся эта шумиха ради Алисы Гольдбах обернулась на деле активным посещением галереи, где посетители оставляли свои положительные отзывы в специальной книге.

– Фрекен Брегер или фрекен Майер? – мифру Гольдбах явно наслаждалась произведенным эффектом. Юю ничего не оставалось как широко улыбнуться и пожать плечами.

– Я скрывала свое аристократическое происхождение, как могла, – сообщила она с оттенком досады, – если бы выставка проходила под моим настоящим именем, то журналисты порвали бы меня в клочья. Майеры всё сделали для того, чтобы их не любили.

– И завидовали им, – подчеркнула Алиса Гольдбах, – а такой талант как у вас – это повод для более страшной зависти, чем ревность к богатству.

– Спасибо, я польщена, – юная художница сделала реверанс, –но я прошу называть меня Лаурой. Ведь я столько лет жила под этим именем, что привыкла к нему. Вам, конечно, не понять, что означает скрываться под маской, когда маска становится частью тебя…

Юю вела рискованную игру, и на лице Алисы Гольдбах промелькнула тень. Она достала из сумочки платочек и протерла очки, висевшие на ее груди на золотой цепочке. Юю решила переменить тему:

– Хочу, чтобы вы посмотрели на этот пейзаж. Я сомневаюсь в нем, мне кажется, что чего–то не достает, – она подвела под локоток Алису Гольдбах к картине, висевшей в углу, и начала щебетать на излюбленную тему об игре красок и теней. Алиса внимательно слушала Юю.

– Лаура, я не такой знаток живописи и художественных приемов, как может показаться, но первое броское впечатление от выставки у меня очень яркое. А порассуждать о деталях можно с моим пасынком – Эриком Гольдбахом.

– Я была бы счастлива, если бы он дал мне несколько советов! – с жаром сказала Юю.

Дамы тут же договорились о встрече на втором выставочном дне, ближе к вечеру. Юю попрощалась с Алисой Гольдбах, предчувствуя впереди интересные события. Ей очень хотелось войти в ближний круг доверия этой дамы, иначе ее разоблачения было бы никак не добиться.

Вечером среды Юю снова была в галерее, интерес к выставке не стух. Она правильно все рассчитала, Кристин Белли не могла нарадоваться. Приходя к картинам Юю Майер, посетители осматривали галерею и обращали свои взоры на другие полотна протеже Кристин. Похоже, Юю знала об основах бизнеса: реклама, ажиотаж и нотка скандала. Правильно организованная журналистская компания и проплаченные первые посетители сделали свое дело. Юю в джинсах и клетчатой рубашке со стаканом морса бродила от одного угла холла к другому, пока не завидела Эрика Гольдбаха с его мачехой под руку. Эрик, встряхивая гривой кудрявых рыжих волос, как молодой конь, шествовал небрежно и поглядывал по сторонам слегка презрительно. Алиса завидев Юю, помахала перчаткой. Контраст между дамами был разителен. Эрик подарил Юю дежурную улыбку, когда его представляла Алиса.

– Я вас где–то видел, – протянул он, прищурившись.

– Да, – Юю смущенно потеребила воротник своей рубашки, – я приходила к Саре, видела вас в мастерской за работой. Но я тогда не осмелилась обратиться к вам. Просто постояла в дверях, пока вы меня не прогнали.

– Каюсь, каюсь, – со смехом сказал Эрик, – я и подумать не мог, что мы коллеги. Думаю, что за праздная пичужка залетела?

– В Мюнхене, где я живу, есть одна художница, не из известных, – начала Юю, изображая из себя простушку, – она такого крупного телосложения, носит несуразные шляпы. Вот по ее виду точно можно сказать – служительница муз. Всегда перепачкана краской, мастихины из кармана торчат, карандаш за ухом. А я – просто школьница в джинсах, в моей внешности никакого намека на талант.

Алиса и Эрик засмеялись, обращая внимания посетителей на себя.

Кристин Белли, поздоровавшись с уважаемыми посетителями, пригласила на осмотр, и троица двинулась по залам. Эрик осматривал картины с интересам, подолгу останавливаясь возле каждой, только два этюда пропустил, шепнув со знанием дела их автору «мазня». Закончив осмотр, он сказал:

– У вас несомненно есть талант и свой стиль, свое видение, но нужно работать. Например, на картине «Венецианская лодка» я не понимаю, где центр композиции. Мое внимание рассеивается на детали полотна, а не на ее смысл. Я понимаю, что …

Между Юю и Эриком завязалась жаркая дискуссия, на которую со стороны взирали удивленные посетители выставки. Кристин Белли улыбалась. Будет что рассказать в интервью по результатам мероприятия. От внимания Юю не ускользнули взгляды Алисы на Эрика. Она словно обдавала его жаркими волнами своей страсти, даже не пытаясь скрывать своего восторга от того, как он умен и образован, как он тонко разбирается в живописи. Когда Юю непринужденно договорилась о встрече с целью продолжении дискуссии, то Алиса, которая ни в чем не могла отказать Эрику. В итоге Юю была приглашена на чашку чая.

– Я иду в гости к Гольдбахам! – радостно заявила Юю Барберу за ужином.



Ирина Соляная

Отредактировано: 06.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться