Черная вдова или заложенная скрипка

Глава 15. Мифру Барбер

Продолжая расследование исчезновения мифру Дей по просьбе херра Виллемса Хью снова пришел к своему бывшему соседу. На этот раз Алекс Дей не захотел терять времени на общение с детективом, видимо, продолжал радоваться неожиданному поступлению денег. Он просто передал матери Хью ключ от квартиры, пояснив, что Хью может там делать все, что ему угодно. Хью пообещал своей неугомонной матушке плотно поужинать в ее компании, быстро ретировавшись с ключом в руке. Теперь, проводя осмотр квартиры мифру Дей повторно, он уже знал, что искать. В квартире после его последнего посещения мало что изменилось, заметил он наметанным глазом. Беспорядок, пыль, запах гнилых овощей из кухни. Алекс не удосужился сделать простую уборку. Тем лучше для осмотра! Хью тщательно обыскал шкафы, полки, диван внутри, все коробки с барахлом. Ни театрального костюма, ни хотя бы лоскутка от него он не нашел. В квартире вообще не было ничего, что могло бы навести на мысль о том, что София работала в доме Гольдбахов. Видимо, воровство даже мелкое, было ниже достоинства Софии. Зато Хью нашел несколько порнографических картинок о групповом соитии бравых мужчин со связанными женщинами и несколько визитных карточек. Кто были эти мужчины, чьи телефоны были указаны на карточках, Хью не знал. За исключением одной фамилии – доктора Шпигеля, пластического хирурга. Хью хмыкнул и сунул все это в пакет, принесенный с собой.

Никаких корешков от авиа–билетов, железнодорожных билетов, путеводителей по Испании и чего–то подобного, в квартире также не было. Квитанции от уплаты по кредитам и кредитные договоры валялись как попало на туалетном столике, в его выдвижном ящике и на полках под потолком. Все они аккуратно были собраны Хью Барбером и отправлены в тот же пакет. Хотя он уже имел довольно обширную картину махинаций с кредитами мифру Дей, все же стоило эти документы аккуратно и не торопясь рассмотреть. Ничего существенного, что проливало бы свет на исчезновение Софии Дей в глаза Хью не бросилось, он со вздохом запер дверь и вернулся в квартиру своей матушки.

Та на скорую руку сделала творожную запеканку, мясной салат с молодыми побегами чеснока и сварила крупный картофель. Такому кулинарному таланту сделать ужин быстро и «из ничего» стоило бы поучиться. Хью незаметно положил три купюры под вазочку с мармеладом на комоде. Мать не любила, когда он давал ей деньги, а Хью не мог не помогать ей. С молчаливого согласия, он так и поступал в последнее время – просто оставлял деньги на видном месте.

– Ты веришь, что мифру Дей сейчас нежится на испанских курортах? – спросила мать, накладывая Хью большую порцию мясного салата.

– Почему бы и нет? – Хью не любил делиться своими подозрениями и наблюдениями.

– Знаешь, мужчина в сорок пять – это свежий огурчик, а вот женщина – другое дело… Не самый лучший вариант для любовницы на курорте., – высказала мать свои сомнения.

– София – женщина с деньгами, этот факт нельзя упускать из виду. Она может нежиться, как ты выразилась, на курорте, пока не кончатся средства. Потом побитой собакой вернется домой.

– Вряд ли она вернется, – в раздумьях сказала мифру Барбер, взбивая венчиком сливки для запеканки.

– Скажи, ты видела когда–нибудь на мифру Дей голубое платье с вышивкой по подолу и белым фартуком, – решил переменить Барбер тему.

– Нет, – подумав покачала головой мать, – я видела ее в джинсах, иногда она носила неприлично короткую красную юбку, но в платье … Нет. А почему ты спрашиваешь?

– Я видел фотографию Софии Дей в этом платье, – соврал Барбер, – она участвовала в театральной постановке.

– Вот как? – удивилась мать, – это странно. Не подумала бы, что Софию интересует театр. Ее интересовали всегда только деньги и мужчины. Даже когда она из тюрьмы вернулась, совсем не изменилась, в такой загул ушла, что ее едва не лишили опекунства над Алексом.

– В какой–такой тюрьме? – удивился Хью, и под ложечкой у него защекотало.

– Она отбывала срок за грабеж, – сказала мать. Точно я уже не помню, какие там были обстоятельства. Твой отец тогда еще отказался вести дело, потому что она была нашей соседкой. Года три она точно отсидела в женской тюрьме в Виллемстаде.

– А где же Алекс был в то время? – спросил Хью, нащупав ниточку.

– А он в тюрьме и родился, – уверенно сказала мать. – жил, бедняжка в приюте при тюрьме. От того Софии и срок дали небольшой, хотя тогда ее банда кассира убила и шальной пулей какую–то женщину.

Хью вскочил и бросился снова в квартиру мифру Дей. Порывшись в документах, валявшихся в ящике стола, он нашел свидетельство о рождении Алекса. В нем был записан местом рождения город Виллемстад. Память не подвела мифру Барбер, Дей отбывала наказание в женской тюрьме «Бун Футуро», самой знаменитой в Голландии! Возможно, одновременно с ней там отбывала наказание Хелен Террен. Чутье подсказывало Барберу, что туда следует срочно наведаться. С этой идеей он обратился к Свену, а тот только покачал головой. В этом заведении у него приятелей не было, но он пообещал поискать связи.

 



Ирина Соляная

Отредактировано: 06.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться