Черная вдова или заложенная скрипка

Глава 17. Андреа Вайс.

 

Через два дня в газеты попало сенсационное сообщение о том что Алиса Гольдбах призналась в убийстве своей домработницы. Она сообщила о том, что состояла в любовной связи со своим пасынком, и однажды застала в постели Эрика Гольдбаха Софию Дей, которую удушила подушкой. Эрик по ее словам был непричастен к убийству. Версию Алисы слово в слово подтвердил Эрик. Не известно, что вызвало в обществе больший шок — сообщение о том, что Эрик спал с двумя немолодыми красавицами — своей мачехой, что само по себе аморально, и с ее домработницей или факт убийства богачкой Алисой Софии Дей. Газеты подхватили новость и растиражировали, прибавляя новые и новые пикантные подробности.

Утром вторника, когда шумиха вокруг дела Алисы Гольбах начала стихать, поскольку журналисты отвлеклись на крушение пригородного поезда, к детективу пришел неожиданный посетитель. Хью был немало удивлен появлению Джастина. Былая спесь слетела с подростка, даже неопытным взглядом было видно, что он раздавлен обстоятельствами. Он путано объяснил цель своего прихода, а в середине разговора расплакался, уронив на стол белобрысую голову. Хью позвал секретаршу, которая знала, что делать в этих случаях. Она отвела парня в туалет умыться и напоила холодным лимонадом. Подавляя свои всхлипы Джастин сказал, что раскаивается в том, что помог Барберу в самом начале.

– Если бы я не сделал эти проклятые фото…

– То я бы получил их от другого, – закончил Барбер, – ты не единственный, кто мог предоставить мне информацию.

– Я думал, что вы сможете выяснить, что Алиса и Эрик являются любовниками, и это расстроит свадьбу Алисы и Бэнкса.

– И ты надеялся, что Бэнкс не выставит тебя за дверь, расторгнув опекунское соглашение.

Парень в ответ только вздохнул.

– Я – предатель, – сказал он, помолчав.

– Не стану говорить, что ты так уж не прав на свой счет,– цинично сказал Барбер, – но всем нам приходилось предавать, и все мы предадим снова. Но нас также предадут, и мы в итоге окажемся в неразрывном круге предательства.

Джастин невольно улыбнулся

– Я хочу чем–то помочь. Я вас хочу нанять. Я точно уверен, что Алиса не убивала. Это все дело рук Эрика. Только я не знаю, как это доказать.

– Алиса призналась в полиции в убийстве, – весомо сообщил Барбер, – она подробно рассказала не только о мотивах, но и о способе убийства.

– Эрика отпустили под залог, он всего лишь пособник, сидит дома теперь,– уныло сообщил Джастин, – если Алиса в чем–то и виновата, то только в том, что помогла спрятать труп. Но она точно не убивала.

– Откуда такая уверенность? – спросил Барбер, – чем ревность не мотив?

– Она слишком любила Эрика, согласна даже собой пожертвовать.

В кабинет вошел Свен Свенсон.

– Извините, что прерываю вашу без сомнения интересную беседу, но делом Гольдбах занимается полиция, и все соображения лучше высказывать им.

– Они не разберутся! – горячо выкрикнул Джастин, – если бы не вы, то Софию Дей не нашли бы. Теперь на Алису свалят все грехи, я уверен. Если вам нужны деньги за работу, то Алиса без сомнения заплатит, а я могу свою скрипку в залог оставить, она стоит огромных денег, уж поверьте.

Свен Свенсон безнадежно махнул рукой и вышел из кабинета.

Барбер возвратился мыслями к давнему скандалу с Юю, в котором его невеста обвинила Хью в манипуляции Джастином для проведения детективного расследования. В чем–то она была права, но сам Барбер до сих пор не мог провести для себя черту, заходить за которую нельзя. До встречи с Юю он вообще не размышлял на тему нравственного падения, ему казалось, что все, что законно – то и нравственно. А если ты не попался на нарушении закона, то не стоит учитывать этот поступок. Простая жизненная позиция казалось верной, но ведь если подумать, то Алиса Гольбах действовала по такому же принципу. Хью был смущен. Теперь ненужные мысли лезли в голову Барберу, а он от них отмахивался, как от мух.

Ему было сосредоточиться на уликах против Алисы Гольдбах и доказательствах в ее защиту.

 

Андреа Вайс продолжала расследование убийства Софии Дей. Понимая, какую ценную помощь в расследовании оказала полиции контора шефа Свенсона, ей приходилось делиться с детективами информацией. Барбер знал, что в доме Террен нашли следы крови Софии Дей. Судебный медицинский эксперт выяснил, что у Софии Дей перед смертью было половое сношение. Но количество следов спермы и крови мужчины было столь невелико, что определить, с кем она вступала в связь – не представлялось возможным. Была ли она изнасилована или предпочитала жесткий секс – эксперт не знал. Эрик отрицал сношение с Софией Дей, возмущенно вопя: «Она же старуха!» Эрик ссылался на то, что в злополучную ночь он был под воздействием героина, и не помнит, зачем к нему пришла София Дей. Он признавал только тот факт, что помог своей мачехе перевезти и скрыть тело. Любовную связь с мачехой Эрик тоже категорически отрицал. Алиса Гольдбах стояла на своем.

Следствию было не понятно, почему оба подозреваемых путаются в показаниях и постоянно их меняют. Алиса сообщила при задержании, что сначала оглушила Софию ударом по голове, а потом задушила подушкой. Потом стала говорит, что задушила подушкой Софию, после чего та грузно свалилась на пол и ударилась о подлокотник кресла головой. Когда Алису спрашивали о причинах убийства, она сначала говорила о ревности к Эрику, а потом начинала плести что–то про шантаж со стороны Софии, которая якобы раскопала историю перемены имени Алисы. Все это выглядело мутно и неубедительно.

По договоренности с комиссаром полиции было решено пока не афишировать, что именно Барбер расследовал дело Алисы Гольдбах и нашел тело. В материалах дела было указано, что Тевье вызвал полицию, потому что бродячая собака раскопала тело мифру Дей в саду Террен.

Барбер мучительно соображал, что имелось в деле в защиту Алисы Гольдбах. Запутанные показания подозреваемых свидетельствовали о том, что они врут. Но причина их вранья была не понятна.



Ирина Соляная

Отредактировано: 06.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться