Черная вдова или заложенная скрипка

Глава 21. Хью Барбер

– Мы искали не там, – сокрушалась следователь Вайс. – Алиса Гольдбах, дура эта, вела нас по ложному следу. Она же сказала, что убийство произошло в ее особняке. Она всячески отводила подозрения от Эрика Гольдбаха. Мы даже не думали проверять его квартиру или мастерскую. Не проверяли его телефонные звонки.

– Не стоит расстраиваться, госпожа Вайс, – сказал примирительно шеф Свенсон, – мы и сами случайно вышли не след убийцы. Благодаря мальчишке-скрипачу, который не пожалел отдать в залог свою скрипку, чтобы заплатить гонорар детективу. Он верил, что Алиса Гольдбах не виновна, и оказался прав.

– Жаль, что Джеймс Бэнкс уже покинул страну, – покачала головой Андреа, – мы поспешили выпустить Алису Гольдбах из–под стражи, это наш просчет. Он почуял недоброе и сбежал.

– Ну, Интерпол, его найдет, без всякого сомнения. Рано или поздно найдет.

– Сейчас наш отдел по расследованию экономических преступлений разбирается в его счетах и финансовой документации. София Дей была не единственным поставщиком денег. Были и другие так сказать, инвесторы. Некоторые числятся пропавшими без вести.

– Интересно, что могло толкнуть Бэнкса на убийство Дей? – спросил комиссар полиции херр Тазеллаар.

– Я думаю, что она просто уже была ему не нужна. Ни как поставщик денежных средств, ни как любовница. Он выждал удобный момент, когда можно спихнуть труп на простофилю–наркомана, и сделал свое дело, – пояснил свои соображения Свен Свенсон.

– Вряд ли он ожидал, что Алиса Гольдбах возьмет вину Эрика на себя, – продолжил Барбер, – просто ему был нужен надежный свидетель, который увидит труп в квартире Эрика.

– Может, и хотел от двух женщин разом избавиться, – сказала детектив Вайс. Ему же было известно о темном прошлом Алисы Гольдбах.

  • И детектива послал по следу Хелен Террен, – подхватил комиссар.

  • Алиса сказала, что это Бэнкс пристроил Софию к ней домработницей. Алиса была против, но Бэнкс как-то ее уговорил. Бэнкс подобрал поручителей из числа приятелей Алисы Гольдбах. Только глупый доктор Клаус Шпигель был любовником Дей, остальных просто использовали втемную.

Новость об освобождении Алисы Гольдбах из–под стражи облетела всю столицу. Возле особняка вдовы дежурили жадные до подробностей репортеры. Хью Барбер с трудом протиснулся через их настырный кордон. Алиса позвонила ему, желая поблагодарить лично за проделанную работу.

Личность Алисы Гольдбах была глубоко неприятна Барберу. Ему было все ясно на ее счет, и пришел он в особняк вдовы только потому, что ему недоплатили гонорар. Барберу была неприятна финансовая часть работы, но Свен Свенсон настаивал на том, чтобы всяк сверчок знал свой шесток. Слухи о том, что детективное агентство занимается благотворительностью, ему были ни к чему.

Алиса Гольдбах встретила Барбера радушно. В вульгарном интерьере алой гостиной, между бархатных подушек с золотыми вензелями и светильников, изображающих спелые виноградные гроздья, Алиса, облаченная в черный облегающий костюм выглядела постаревшей хозяйкой борделя. Макияж не мог скрыть усталого вида. Месяц в камере предварительного заключения не прошел для ее даром. Алиса любезно предложила Барберу располагаться и выпить бокал вина. Хью сухо ответил ей, что не располагает достаточным временем для доверительных бесед и просит изложить суть дела кратко. Алиса, скривив губы в усмешке, протянула пухлый конверт с гонораром. Барбер быстро пересчитал деньги. Пятьдесят тысяч гульденов. Во столько вдова оценила свою свободу.

Хью намеревался раскланяться и молча уйти, но Алиса отпускать его просто так не собиралась. Она налила красного вина в два бокала, один протянула детективу. Он пожал плечами, сел в глубокое кресло напротив ее оттоманки, но бокал по босяцкой привычке поставил на пол, не отпив.

– Жаль, что я поздно узнала о том, что вы – тот самый Барбер, который соблазнил Юджину Майер, попутно раскрыв дело об ее покойном отце, – нагло заявила Гольдбах, – я бы на порог не пустила вас и вашу невесту.

– Я думал, что именно мне и Юджине вы должны быть благодарны за свое чудесное спасение, – парировал Барбер.

– Если бы вы здесь не появились, то преступление Бэнкса не было бы раскрыто, а я не была бы опозорена.

– В вашем позоре, мадам, виноваты вы сами, – холодно ответил Бэнкс.

– Вообще-то я пригласила вас, чтобы отблагодарить за качественное расследование, – начала Алиса, но Хью ее перебил.

– Вы уже это сделали, правда, весьма своеобразным способом. Если у вас есть ко мне дело, то я вас слушаю, если же вы просто хотите выпить бокал вина в компании, увы… У меня нет на это ни малейшего желания.

Алиса злобно усмехнулась, отпив глоток вина.

– Вы думаете, что я – черная вдова. Сначала я убила первого мужа, потом при загадочных обстоятельствах умер второй. Вы ведь хотите покопаться в этом деле?

– Не имею ни малейшего желания, – сказал Барбер равнодушно, – мне интересно копаться в деле только в случае, если меня нанимают и платят гонорар. Не испытываю пустого интереса рассматривать человеческие уродства.

– Вы не знаете, какую жизнь мне пришлось прожить, и как защищаться, – повысила голос Гольдбах, – вы не знаете, что толкнуло меня на убийство мужа и перемену имени. Я хотела изменить судьбу, начать все с нуля. Я много сделала доброго и нужного. Я необходима этому обществу, благодаря мне такие как Эрик, Джастин, Сара имеют возможность творить, создавать свои шедевры … Вы не имеете права меня судить, сравнивать меня с обычными преступницами…

Гольдбах переходила на визг.

Барбер поднялся из кресла и отвесил короткий поклон, прощаясь с черной вдовой. Алиса закрыла белой рукой лицо и громко зарыдала. Барберу были безразличны ее наигранные или искренние вопли. Ничего, кроме отвращения к оправданной по закону черной вдове он не испытывал.

 



Ирина Соляная

Отредактировано: 06.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться