Черная Вишня. Вероника из рода Шенк (часть 2)

Глава 4

ГЛАВА 4

Любопытство — мой самый любимый порок. После упрямства, разумеется…

На ногах были новые туфельки, на мне — легкая летящая юбка и блуза с открытыми плечами. С музыкой было бы, разумеется, лучше, но тренироваться, мурлыкая несложные мотивчики, тоже привычно, так что следующий час или более я, выполнив растяжку, летала по залу, сбрасывая напряжение и дурное настроение. Тонкая ткань взметывалась над головой вслед за махами ног, взвивалась в прыжках, обнимала бедра во вращении. Закончив тренировку чувственной румбой, выплеснув все непонимание, обиду и растерянность, я замерла опустошенная, опустившись коленями на паркет.

И услышала от одной из дверей, которые позабыла запереть, редкие громкие хлопки.

Молодой мужчина, стоявший у входа, был мне смутно знаком, я его явно видела раз или два, но точно не беседовала. И неудивительно, что я его не заметила, в зале царил полумрак, а одетый в темный камзол визитер до времени стоял, скрытый висящей у входа портьерой.

Я поднялась, метнулась за брошенным у клавикордов плащом.

— Куда это ты собралась? — насмешливо прилетело мне в спину.

Незваный свидетель моих танцев шагнул на свет, демонстрируя свою не слишком внушительную фигуру и шевелюру, отливающую рыжиной.

— Спать, — лаконично ответила я, рыжий себя вежливостью не утруждал, так что я тоже решила не расшаркиваться.

Набрасывая на плечи ткань, попыталась проскользнуть к выходу, но его надежно загородил этот тип. Еще и руку выставил поперек прохода.

Пожала плечами, прошла к другой двери, спокойно щелкнув запором, и собралась было покинуть зал, но тут опомнившийся мужчина подскочил ко мне и пребольно ухватил за локоть.

— Постой! — Дернул, развернул, точно синяки останутся. — Не видел тебя раньше, милашка, ты из театра, наверное?

Посмотрела в светлые голубые глаза, прикидывая, ответить или попытаться сразу приложить его заклинанием и сбежать. Хотя он явно не из простых. Оценила цепь на груди рыжего, кольца на пальцах. Наверняка не последний аристократ. Ладно, попробуем сначала договориться, зря меня, что ли, два дня муштруют.

— Уберите руки и извольте вести себя пристойно, когда разговариваете с леди.

Пожалуй, леди Павис могла бы мной гордиться. Я и подбородок вскинула как положено, и глянула убийственно, и тон выбрала соответствующий. Только вот не помогло это все.

— Да брось, какая ты леди, — хохотнул рыжий, не отпуская моей руки. — Приглашаю тебя в компанию моих друзей, мы любим хорошеньких девушек. — Прозвучало исключительно скабрезно, а этот гад еще и добавил, надеясь впечатлить, видимо: — Ты ведь хочешь станцевать для принца?

На этом мое терпение закончилось. С таким типом людей я была знакома по своему еще миру. И презирала их всей душой. Так что я все-таки рывком выдернула пострадавшую конечность и на одной ярости умудрилась зажечь над свободной ладонью кривоватый пульсар невиданного для меня размера. С кулак почти.

— Я сказала — лапы убрал!

Рыжий отшатнулся, пятясь, отступил в уже распахнутую мной дверь.

— Сказала бы, что ты магичка. — Он поднял ладони.

— А ты и твои друзья хватают без разбору только тех, кто не может дать отпор? Сборище трусов!

— Да ты знаешь вообще…

— Не знаю! — Я наступала, он продолжал пятиться, освободив наконец мне выход. — И таких, как ты, не желаю знать.

Пульсар послушно летел вслед за моей рукой. К счастью рыжего, он и не подозревал, что на данный момент я научилась эти огненные шарики лишь разжигать и во что-то кидать. А вот гасить не научилась. Так я и пошла в сторону покоев Шера, гордо цокая каблучками и в сопровождении экзотического светильника.

Пока дошла до нужной двери, яркость шарика несколько уменьшилась. Попыталась загасить его, однако он лишь поблек еще чуть-чуть и по-прежнему покачивался у меня над плечом. В результате я просто распахнула тяжелую створку окна, украдкой выглянула во двор и запустила заряд в прихваченную морозцем землю. Грохнуло, где-то взвыла сирена, но я уже захлопнула окно, завесила гардину и твердо решила все отрицать.

А Шера так и не было. И даже его любимый сыр на блюде, прикрытый прозрачной крышкой, оставленный мной как индикатор, оказался не тронут.

Быстро ополоснувшись, я закуталась в одеяло — к ночи заметно похолодало — и принялась размышлять. Как-то же в спальню этот неуловимый тип попадал, минуя подпертые креслами двери. Мысль о тайном ходе была абсолютно логичной, так что, вооружившись подсвечником, я принялась осматривать стены. Три стены были сразу исключены из поисков. Одна являлась наружной, еще одна выводила в гостиную и была слишком тонкой. За третьей располагалась купальня. Сначала я здорово извозилась в пыли, протискиваясь между завешенным драпировками изголовьем кровати и стеной, тщательно все осматривая. Уборкой это место не баловали. По здравом размышлении решила, что если бы Шер каждый раз входил в комнату в облаке пыли, то я бы это заметила. Оставшиеся простенки были осмотрены с подсвечником, на ощупь, на простукивание и еще раз, контрольно, с подсвечником. Я дергала все подозрительные детали, нажимая все, что поддавалось нажиманию. Пришлось признать, что если ход и есть, то он слишком хорошо замаскирован.

Пока отмывалась в купальне, подумала, что рано сбросила ее со счета. И осмотр, простукивание и ощупывание начались по новой.

Коварный ход не находился, и вариантов дальнейшего поиска скрытой двери было два: найти самой или устроиться на кровати и ждать, когда Шер откроет с той стороны и войдет. Однако ждать было скучно, была опасность уснуть, как и в предыдущие ночи, а Шер мог и вовсе не вернуться. Побродила еще раз вдоль стен, даже заглянула под кровать. Осматривая массивные ножки и в красках представляя, как из-под просторного ложа ужом выползает гордый шайсар, я хихикнула. А может, ход вообще в полу или в потолке? Представила картину: Шер в клубах дыма, ну или пыли, величественно вырастает из пола — и хихикнула снова. Последнее видение натолкнуло меня на еще одну мысль. На этот раз абсолютно гениальную.



Алиса Пожидаева

Отредактировано: 28.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться