Черная Вишня. Вероника из рода Шенк (часть 2)

глава 9

ГЛАВА 9

Тот и сыщет, кто ищет.

Как выяснилось, очень даже сбежит. Проснулась опять не на своей стороне кровати, обнимая пахнущую Шером подушку. Только вот самого его не было, и постель уже остыла. Сквозь небрежно завешенную штору сочились в спальню солнечные лучи. Некоторое время понежилась в постели, благо будить меня никто не пришел, и отправилась приводить себя в презентабельный вид.

Когда я, уже одетая, выползла из гардеробной в гостиную, там обнаружилась Кариза. Она облегчала мой завтрак и с заметным отвращением листала внушительный «Краткий курс этикета для молодых леди».

— Доброе утро! — Книга полетела на диван. — Выглядишь…

Она замолчала, прищурилась, становясь сейчас неуловимо похожей на брата.

— Доброе! Договаривай уже. — Я не удержалась, зевнула, тоже устраиваясь за столиком и отвоевывая ароматный кусочек сдобы, — тот благословенный человек, что заботился о еде для нас, к счастью, не учитывал строгую диету леди.

— Помирившейся. — Кари хитро улыбнулась. — Как и Шер.

Я даже зависла, не донеся до рта очередной кусочек. Могли ли мы помириться, если в целом и не ссорились, просто не встречались, а еще считать ли примирением потрясающую ночь, во время которой нам было вообще не до разговоров?

— Ты видела Шера?

— Пару часов назад. Кайтар уехал в общину, а я заскучала и подалась во дворец. Тут и свиделись, он предложил мне составить тебе сегодня компанию.

— У тебя совсем нет тут друзей?

— Особо близко ни с кем не общаюсь, а многочисленные знакомые заняты чисткой перьев перед балом. Кстати, Шер рекомендовал заняться тем же и просил передать, что к какому-то хранилищу сегодня доступа не будет, потому что он не у себя. Что за тайны и секреты?

— Никаких тайн. — Я поморщилась. Вот зачем было давать мне доступ к целой куче артефактов, если уже на следующий день его лишаешь. — Просто кое-кто пытается меня пристроить к делу, чтобы под ногами не путалась.

— Кажется, он считает, что вместе мы убережем друг друга от неприятностей.

Мы обе явно вспомнили, как в первый же выход в город попали к оборотням, и понимающе улыбнулись.

— Между прочим, лорд Максимилиан приглашал нас в ваше родовое гнездо.

— Отлично! Мы с мамой в любом случае собирались туда переехать после бала. К моменту коронации во дворце станет слишком людно.

На том и решили. В коридорах и залах дворца действительно стало заметно оживленнее: гости, имевшие возможность разместиться во дворце, не стеснялись ею пользоваться. Кари периодически с кем-то здоровалась, да и я встретила нескольких знакомых по вчерашнему мероприятию людей. На выходе пришлось задержаться, без охраны нас никто отпускать не собирался. Так что знакомые уже ребята появились буквально через четверть часа. От кого нас охранять в принадлежащем семье особняке, никто не объяснил. Может, боялись, что выпадем из экипажа по дороге.

Тем не менее в предобеденное время карета прокатила нас по подъездной дорожке мрачноватого величественного дома, который мне ранее показывал Шер, качнулась и замерла. Солнце освещало парк с деревьями почти без листьев, а от входа по идеально выметенной дорожке спешил дворецкий.

Немолодого подтянутого мужчину звали Жакаром. Кари он явно узнал и был искренне рад ее видеть, называя маленькой леди. На лице, испещренном лучиками морщин, при этом расцветала совершенно преображавшая его улыбка. На правах хозяйки Кари тут же потащила меня знакомиться с домом. Меня представили невестой его светлости, после чего я подверглась самому тщательному осмотру. От ненавязчивого внимания свербело между лопаток. Дворецкий поначалу ходил с нами, отправив кого-то из прислужников сообщить о нас Максимилиану, но девушка с ролью экскурсовода справлялась вполне успешно.

Дом, выстроенный в форме широкой буквы Н, имел четыре независимых крыла, а общие помещения располагались в центральной перемычке. Именно сюда привела меня подруга, и сейчас мы брели через картинную галерею, рассматривая портреты предков.

— Это дедушка Сомер и бабушка Гардения. — Девушка замерла у парного портрета. — Я их совсем не помню, деда не стало еще до моего рождения.

На следующем полотне была та же женщина, но старше, величественнее и без мягкой улыбки. Она показалась мне смутно знакомой, наверняка ее портреты я уже видела в Катахене. Что ж, этой женщине я обязана гарантированной тошнотой, причем без всякой беременности, при поцелуях с посторонними. Кари замерла перед портретом статного мужчины на темном фоне.

— Отец? — спросила я тихонько.

— Да, он погиб во время заговора девять лет назад, тогда же погибла правящая семья. Говорят, защищал их от налетчиков до последнего. Принца Эдуарда удалось отбить, но папа не выжил.

— Тебе было восемь? — Я не договорила, но она поняла.

— Да, мне восемь, Шеру двадцать. Брат еще учился, в итоге он сменил специализацию, нашел себе наставника, книги, разрушительную магию стал изучать. Потом вообще завербовался в армию и мотался по стране, рискуя жизнью, пока лорд Когрем его к себе не сманил. Лет пять тому назад.

До конца ряда осталось всего две картины. На одной была вся семья: сидящая на подлокотнике кресла шаиса, положившая руки на плечи мужа, девчушка с косичками на коленях мужчины в кресле и темноволосый сероглазый подросток по другую сторону от него.

Это было первое изображение Шера, которое я видела, в замке шайсарата такого мне точно не попадалось, там вообще было мало портретов, все больше пейзажи и гобелены с батальными сценами. А этот неулыбчивый юноша, уже тогда похожий на отца, сейчас стал его настоящей копией, только серые глаза взял от матери. Перевела взгляд с счастливых лиц супругов на последнее в ряду полотно — парный портрет. Но разглядеть молодого, чуть полноватого мужчину рядом с тоненькой русоволосой девушкой не успела. От ближнего конца галереи к нам спешил оригинал, постаревший лет на пятнадцать и без спутницы.



Алиса Пожидаева

Отредактировано: 28.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться