Черная Вишня. Вероника из рода Шенк (часть 2)

Глава 14

ГЛАВА 14

Вы танцуете, но ноги — еще не крылья.

Сильные пальцы сжали мою талию, отрывая от земли. Поворот, и я прижата к твердой мужской груди. Нож, занесенный надо мной в широком замахе, резко опустился, и я обессиленно опала к ногам мужчины. Платье запятнало пол вокруг меня алым шелком.

— Замечательно! — раздались одиночные хлопки Жозефины.

— Вики, ты живая? — обеспокоенно прозвучало сверху.

— Ты меня так и правда зарежешь, даже этой тупой железякой. — Я потерла ребра и протянула руку парню.

Неман, младший сын хозяев заведения, в котором творилось бутафорское убийство, привередничать не стал, поднял меня с пола. Порывался еще и отряхнуть.

— Руки убрал! — шикнула на него беззлобно.

Он и в танце то и дело забывал, где у меня талия, норовя пощупать пониже спины, но сердиться на шалопая было невозможно. Зато возможно шлепнуть по пальцам или отвесить подзатыльник.

— Злючка, — надул он губы и схлопотал еще и от матери.

Жозефина, сама она просила называть ее Финой, держала вместе с мужем большую ресторацию в центре Вилена, при которой существовал очень приличный театр. Город на пересечении двух важных торговых направлений довольно активно развивался, а приток денег изрядно поднимал запросы. Заведение пользовалось успехом, но вот с разнообразием представлений была беда.

Так что, когда шесть дней назад хмурым осенним я утром появилась на пороге «Двух трактов», мне обрадовались как родной. Оказалось, что меня запомнили еще по сумасшедшему танцу с двумя мужчинами, случившемуся на осеннем празднике. В итоге на добрую половину дня мы заперлись с Финой — ресторацией заведовал Карл, отдав жене на откуп театр, — на втором этаже, где был зал именно для представлений. Просторный первый этаж демократично отводился под ресторацию и простые народные танцы, зачастую охватывающие и площадь перед домом.

Спустя долгие часы обсуждений, коротких номеров от меня под ритм, отбиваемый на столе, и споров до хрипоты мы пришли к соглашению. В тот же вечер я выступила на небольшом концерте, традиционном для выходного дня. Танцевала фламенко, имела большой успех, чем окончательно убедила хозяйку театра. Мы начали ставить танцевальный спектакль. «Кармен». Сюжет даже адаптировать почти не пришлось. Надо сказать, на историю я возлагала большие надежды. Поставим эту, придумаю что-то еще, исконно земное. Главное — привлечь внимание, если мои родители тут, то не пропустят такой сигнал. Надежда, конечно, была призрачной, но я хваталась за нее, как утопающий за соломинку.

— На сегодня с репетициями закончили? — Фина присоединилась ко мне за поздним обедом.

— Ага! Сегодня пробежаться по лавкам надо, а девочки еще в зале номер обкатают.

Вечером я собиралась ночевать в башне, а значит, город нужно было покинуть до закрытия ворот.

Торговые ряды Вилена были обширны и разнообразны. Две транспортные артерии исправно наполняли их диковинками со всех концов света. И если перевалы, через которые шли пути в Катахену, уже закрывались, то второй тракт, жмущийся к подножию гор, соединял вольные баронства с землями степняков. Еще один, почти параллельный путь, соединявший эти земли, шел через Мастол.

На сегодня у меня были в планах большие покупки. Я даже наняла на денек низкорослую смирную лошадку, чтобы возить их. Потому как в башню я ходила порталом, неизменно волоча с собой то постельное белье и шерстяное одеяло, то удобную посуду, которой очень не хватало. И это вкупе с запасом продуктов. Но сейчас мне хотелось приобрести нормальную постель. Стоило представить, что я буду продираться через кустарник, эффектно завернутая в перину, теряя терпение, перья и человечность, как я додумалась арендовать вьючное животное.

Бродила по рядам долго, в итоге разжилась парой кулей крупы, мукой, овощами, головой кускового сахара и целым мешком крепеньких поздних яблок, одним из которых сейчас с удовольствием хрустела. А еще небольшой перинкой, скрученной в тугой рулон, подушкой, полученной в подарок, и симпатичным ситцем в цветочек. Не пойдет на простыни, так на занавесочки пущу.

Денег пока хватало, хотя к зиме нужно было купить более теплую обувь. Пуховик я скрепя сердце отдала обшить красивой зеленой шерстью. Чтобы инородная вещица не бросалась в глаза. А то, может, еще шубку прикуплю, понравилась мне одна из лисьего меха, мимо нее я ходила не первый день, облизываясь, но денег все-таки было жалко: если сильно не тратиться, то имеющихся средств хватит до весны. Будет, конечно, еще заработок у Фины, но его я пока не учитывала.

Едва успела, приветливо улыбнулась дежурящей охране. Меня тут уже приметили и запомнили. Ворота миновала вместе с вереницей крестьянских телег в сумерках, так и побрела неспешно позади, ведя кобылку под уздцы и старательно обходя парящие на морозце конские яблоки. Когда миновали частоколы пригородных трактиров, я уже достаточно отстала. Оглянулась украдкой и свернула на примеченную тропку, что петляла вдоль оврага.

Безымянная кобыла мышастой масти покосилась на меня с вселенской грустью, но побрела следом, мягко ступая по опаду и изредка всхрапывая. А вот сквозь плотный ракитник скотина идти отказалась.

Протащить ее через кустарник стоило мне трех яблок и кусочка сахара. К обрыву, под которым тихонько журчал по камням ручей, мы вышли уже в полной темноте, пришлось зажечь крохотный пульсар. И только тут я задумалась, что кобыла в портал не пройдет. А если и пройдет, то держать ее там, в башне, негде, кормить банально нечем, а выставить за двери на мороз — в горах уже пару дней изрядно задувало — мне совесть не даст. Помянув пару раз упрямое животное и свои умственные способности, я поснимала поклажу и вызвала переход. Вещи зашвырнула внутрь с феноменальной скоростью. С тоской поглядела на тускло мерцающее марево, всего шажок отделял меня от купания в горячем источнике и теплой постели. Захлопнула брегет, подманила пульсар, который наконец начал нормально слушаться моих команд, и ломанулась сквозь кусты обратно. В этот раз животина шла за летящим впереди светляком добровольно. Я вышла на тропу и потащилась со своей спутницей к знакомому трактиру. Ворота на ночь были уже закрыты, но на стук почти сразу выглянул один из работников. Узнал, внутрь пропустил и о лошадке позаботиться взялся.



Алиса Пожидаева

Отредактировано: 28.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться