Черная Вишня. Вероника из рода Шенк (часть 2)

Глава 30

ГЛАВА 30

Самая слабая женщина — та, которая любит.

И самая сильная женщина — та, которая любима.

В коридор мы вышли чинно, пристойно, под ручку, но некоторый беспорядок в волосах у обоих и припухшие от поцелуев губы с головой выдавали, что не постановку мы обсуждали в том кабинете. Шер еще несколько раз с кем-то переговаривался, а у меня сложилось впечатление, что шли мы целенаправленно, а состоявшаяся далее встреча была срежиссирована.

Как еще объяснить, что Шер потянул меня в сторону одного из залов, шепнул, чтобы молчала и ничего не боялась. Спросить, о чем он, не успела, в просторный холл у парадной лестницы буквально нам навстречу тут же выплыл его величество Эдуард. Со свитой.

— Лорд Тарис, объяснитесь! — А я и не знала, что Эд умеет вот так вот, голосом, понижать окружающую температуру на пяток градусов.

Шер, не отпускавший мою руку, аккуратно стянул с пальца приметный перстень. От неожиданности я растерялась, но тут же была легонько отодвинута за надежное плечо. Легкий ропот пробежал по собравшимся наблюдателям, жадно ловившим каждый жест.

— Ваше величество, я вынужден это вернуть. — Шер протянул перстень владельцу. — Моей будущей супруге не идет этот оттенок камней.

По-моему, окружающие даже дышать перестали, да и я тоже. Только рассеянно отмечала, как хмурится шайсар Максимилиан, как Тамиза Нейва придерживает за локоток нервно обмахивающуюся веером шаису Галиану. Кто-то хмурился. Кто-то злорадствовал. Но в основном вокруг царило любопытство.

Наконец тишину нарушил молодой король.

— Будущей супруге? — прозвучало почти брезгливо. Короткий многозначительный взгляд на мои руки, что были сейчас без перчаток, на пальцы, лишенные колец. — И когда она дала свое согласие?

Вопрос был очень щекотливый, потому как никакого согласия я не давала. Но испугаться не успела. Снова стало не до этого. Его светлость снисходительно улыбнулся и вдруг опустился на колено.

— Я, шайсар Катахены Шердан Тарис, герцог Бренский, перед лицом всех присутствующих прошу руки у баронессы Вероники Вейской, урожденной Барас, — с должным пафосом продекламировал он и добавил куда теплее и тише: — Ты станешь моей женой, Ника?

Это вот мне сейчас предложение сделали? Наверное, так и стояла бы, приоткрыв в удивлении ротик, но из толпы, замершей вокруг, долетело деликатное покашливание.

Я оторвала слегка шальной взгляд от этого сумасшедшего, оглядела присутствующих. Эдуард, пользуясь тем, что придворные стояли позади него, подмигнул и снова принял надменный вид.

— Я согласна.

Почти тут же мне на пальчик скользнуло кольцо. Совсем не то кольцо, от которого я так старательно избавлялась уже не раз. Сапфир и бриллиант, тянущиеся друг к другу на волнах металла.

Вокруг все разом загомонили, но как-то негромко. Зато отчетливо прозвучал голос Эдуарда.

— Что ж… Леди Вероника стала мне хорошим другом, перстень пусть останется у нее как знак моего расположения, — произнес он медленно. — А вот благословения на брак не даю! — закончил как припечатал.

— Шайсарам не требуется благословение, — с холодной улыбкой парировал Шер.

— Не боитесь последствий, лорд Тарис?

— Я готов отвечать за свои поступки.

Поединок взглядов длился несколько секунд, но мне показалось, что прошла вечность. После чего Эдуард развернулся и прошел в мгновенно образовавшийся в рядах придворных коридор. А меня по лестнице вниз утащил Шер.

Вслед летел привычный уже шепоток пересудов. Кажется, мы снова надолго обеспечили двор сплетнями.

Карета, другая, хотя и не менее роскошная, уже ожидала у входа. Его светлость, на ходу кутая в шубку и не забывая обнимать, усадил меня внутрь, запрыгнул сам и расслабленно откинулся на диван. Только сейчас на его лице расцвела довольная улыбка.

— Не испугалась? — Он подался ко мне, снова поймал за запястья, легонько погладил.

— Шаиса и леди Павис не одобрили бы, но самое цензурное подходящее слово — обалдела, — поделилась я, пытаясь понять, что вообще сейчас произошло.

— Да, Эдуард был вполне убедителен. — Шер не переставал довольно улыбаться. — Прости, не успел тебе ничего объяснить.

— То есть эта ссора в театре — постановка?

— Экспромт, — пожал он плечами. — Театр же, а играют не только на сцене.

Похоже, шайсаром владело сейчас совершенно неуемное веселье, и я силилась понять, произошедшее тому виной или грядущее.

— Кстати, кольцо и правда забери. — Перстенек оказался у меня на ладони. — Но не надевай сейчас, только по ситуации.

— Ты уверен, что хочешь, чтобы я носила символ принадлежности вроде как бывшему любовнику? — Я все так же ничего не понимала, события закрутились слишком быстро, а я резко поглупела от близости этого мужчины. Хотелось ни о чем не думать, снова млеть от поглаживаний и бездумно улыбаться в ответ, но кое-что необходимо прояснить: — Кстати, зачем мне вообще его вернули?

Кольцо я недолго думая убрала в один из потайных кармашков.

— Это чтобы на тебе не попытались отыграться, мало ли идиотов найдется, — пояснил Шер и протянул довольно: — А я ведь теперь опальный герцог.

Он совсем уж разулыбался. Зато я напряглась.

— Что-то не пойму, то есть ты заранее все задумал, знал, что я соглашусь, и спланировал вот эту вот операцию? — Ощущение, что меня дурят, нарастало. — А чему ты так радуешься?

— Тебе. — Шер вдруг перехватил меня крепче, потянул на себя, так что я неизбежно оказалась у него на коленях. — Ничего я не знал, но очень надеялся и собирался уговаривать до победного.

Шер уткнулся носом куда-то под пострадавшую за сегодня прическу и вздохнул. Грозный настрой почти мимолетно улетучился. От теплого щекочущего дыхания под шубку стекла целая волна мурашек. Я завозилась, устраиваясь поудобнее, и тут же была притиснута сильнее.



Алиса Пожидаева

Отредактировано: 28.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться