Черная Вода. Volume 2.

Размер шрифта: - +

Глава 33.

Я стою посередине стадиона. На мне розово-белый костюм американской черлидерши – короткая юбочка с шортиками, топик, прикрывающий только грудь, и кроссовки. Синие волосы собраны в два хвостика.

На трибунах вместо людей сидят плюшевые медведи серых и розовых цветов и самых разных размеров. А весь газон устлан бело-розовыми помпонами и синим шариками.

Пока я дико умилялась происходящему, с неба посыпался дождь из мерцающего конфетти. Оно приятно шелестело и застревало в моих волосах. Переполненная восторгом, я задрала голову вверх и подставила лицо необычному погодному явлению.

Свет прожекторов, обрамлявших стадион, приглушился и сменился на плавный пересвет стробоскопа и диско шара, а из колонок, вмонтированных в столбы прожекторов, заиграла знакомая музыка. В метрах десяти от меня образовалось густое облако тумана и, по мере его рассеивания, я увидела, что за ним Димон. Он был одет в костюм рожка мороженного со всеми полагающимися посыпками и сиропчиками. В одной руке он держал микрофон, а во второй корзинку с лакричными леденцами. Вступление музыки закончилось, и он принялся петь «Only You» Элвиса Пресли, однако своим голосом. В его исполнении песня слышалась совсем иначе. Она была наполнена не лиричным посылом, а этаким джазовым подколом с юношеским задором и оптимизмом.

С трибун послышались громкие аплодисменты. Медведи дружно подпевали на бэк-вокале, раскачиваясь из стороны в стороны и обняв друг друга за плюшевые плечи.

Подойдя ко мне, Димон повесил на руку с микрофоном корзинку и, зачерпывая леденцы, сыпал их мне на голову.

У меня хватало сил только смеяться. Кажется, так искренне и беззаботно можно смеяться только с ним. А он обходил меня по кругу, осыпая бесконечными конфетами и опутывая мои ноги проводом от микрофона.

- Хватит! – умоляла я, с выступающими от смеха слезами на глазах. – Мы должны работать!

- Не будь занудой, котенок, - пропел он, пытаясь попасть в музыку.

Продолжая обходить по кругу и старательно вытягивая каждую ноту, он пачкал меня подтаявшим мороженным со своего костюма, и я еще больше заходилась от смеха.

- Прекрати, - отталкивала его я, хохоча как безумная. – Это ужасно!

- Эх, котенок, - продолжал петь он. – Я к тебе со всей душой, а ты…

Он толкнул меня плечом, и из-за того, что мои ноги запутались в проводе и обилии шариков, я рухнула на пушистые помпоны. Они были такие мягкие и теплые, что казалось, я лежу на мурлыкающих котейках.

Димон навис надо мной, продолжая петь, вдохновенно играть эмоциями на лице и заливать меня мороженым с посыпкой.

Отчаянно пытаясь защитить волосы от этого негодника, я никак не могла остановиться хохотать в голос. В животе уже отчетливо ощущалась боль от смеха, а скулы свело в вязкой улыбке.

- Хватит, Дима! – крикнула я из последних сил, бросив в него помпоном.

Наконец музыка закончилась. Медведи разразились глухими из-за меха на ладонях аплодисментами, а некоторые пытались свистеть, засовывая себе беспалые лапки в рот. Нужно ли уточнять, что свист у них не получался?

Я же обессиленно рыдала от такого количества позитивных эмоций и не могла даже разогнуться.

- Мне в жизни ничего подобного не снилось, - я еле выдавила из себя, заливаясь слезами радости.

- Это тебе маленькое разнообразие между кошмарами, - он протянул мне руку, чтобы помочь подняться. Его костюм растворился, оставляя привычные джинсы и серую толстовку с капюшоном. Вместе с костюмом исчезла и вся липкость с моей кожи и волос.

Я встала, утирая слезы и поправляя на ходу хвостики, сделав вид, что не заметила его руки.

- Так, - он оглядел меня с головы до ног. - Не умеешь менять свой образ во сне?

- Эм… да, - заключила я, ещё раз оценив свой наряд. - Это уже не в первый раз.

- Разберемся, - он собрал гармошкой рукава толстовки на локтях и резко схватил меня за руку. Первым моим порывом было освободиться из его ладоней, но оказывается, он глядел вовсе не на мою руку, а на кольцо. – Оно всегда во сне?

- Да, - я вся сжалась от подступающих неприятных ощущений на коже.

- С чем оно у тебя связано? – он покрутил его и дотронулся до зеленого камня.

- С Юпитером, - из-за напряжения, моя кровь будто наполнилась маленькими шипастыми шариками, больно царапающими вены.

- Как? – он отпустил мою руку, и я мысленно вздохнула от облегчения. Теперь я поняла, что Дима стал для меня окончательно чужим по духу человеком, раз я не могу принять от него даже такое мимолетное прикосновение.

- Он как-то сказал, что если у меня будет кольцо, то он всегда будет рядом.

- То есть, - уточнил Димон. - Он и так всегда рядом, вытаскиваешь ты его в сон или нет.

- Не знаю, - я растерялась. Когда-то Герман говорил точно такие же слова, но про себя.

- Как бы ты поняла, что он здесь? – он указал взглядом на трибуны, чтобы мы могли сесть и нормально поговорить.

- Я бы его увидела.

- А еще как-нибудь?

- Тебе бы стало плохо. Обычно людям трудно дышать в его присутствии, и они как парализованные валятся на пол.

- Да уж, - хмыкнул он, достигнув свободных мест. – Так себе удовольствие.

Мы оба задумались на секунду, усевшись на деревянной скамеечке.

- Оно как-нибудь работает? – продолжал выпытывать Димон.

- Иногда жжется, когда во сне появляется кто-то еще.

- А попробуй сделать им что-нибудь. Как будто от имени Юпитера.

- В смысле?

- Ну помучай меня как-нибудь.

- Нет, я не хочу, - я нахмурилась.

- Котенок, - Димон расплылся в довольной улыбке, расценивая мой ответ по-своему. - Это мой сон. Если мне станет больно или плохо, я сразу проснусь и все прекратится. Даже если это не произойдет, папа меня разбудит, как только мой пульс подскочит.



ERA

Отредактировано: 16.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться