Черная Вода. Volume 2.

Размер шрифта: - +

Глава 45.

Я очнулась в просторной комнате с обшарпанными, некогда бежевыми стенами. Рассеянный предрассветный свет проникал сквозь большие оконные проемы. Одернув вниз коротенькое черное атласное то ли платье, то ли ночную рубашку, я переступила босыми ступнями с ноги на ногу и огляделась. По всему периметру комнаты стояли вазы с цветами – ирисами, васильками, голубыми розами, сиреневыми пионами и дикими фиалками. Они распространяли приторный аромат, вызывающий головную боль. Никогда не любила сорванные цветы!

Их запах начинает сводить с ума настолько, что я теряю контроль, и от моей злости, один за другим, букеты возгораются таким же сине-фиолетовым пламенем как эти цветы. Огонь уничтожает удушливый запах и, вместе с ним, непрошенные эмоции прорываются наружу. Вся усталость, стресс и нервозность устремляются на поверхность и вырываются непрошенными слезами. Не просто слезами, а рыданиями, сотрясающими все тело. Обхватив себя руками, я сажусь на холодный пол и, уткнувшись лицом в поджатые к подбородку колени, даю волю эмоциям. Атмосфера сна откликается на мое настроение, и в комнате начинается дождь, усиливающийся с каждой секундой. Мокрое платье неприятно прилипает к телу, а тяжелые волосы тянут кожу головы. А я все продолжаю рыдать не понятно над чем, желая только одного – чтобы сейчас рядом оказался Герман и забрал меня отсюда. Вместе со слезами на моем теле проступают синяки – на челюсти, запястьях, спине и ссадина над левым виском. Я чувствую тошноту и головокружение. Так я и сидела, не двигаясь с места, заливаемая дождем и согреваемая неугасающим огнем от цветов, пока не появился Димон.

- Котенок! – он мигом подбежал ко мне и попытался обнять за плечи, но я резко дернула ими, сбрасывая его руки. – Что случилось?

- Я устала, - всхлипывала я, еще сильнее сгорбившись. – Я устала от него!

- От кого? – он удивленно поднял брови и присел рядом.

- От Германа, - снова всхлипнула я.

- Ну так расстанься с ним, - Димон искренне не понимал такой радикальной перемены в моем настроении.

- Ты не понимаешь, - скулила я. - Я устала от него вообще. Мне тяжело с ним. В любых отношениях.

- Котенок, - Димон нахмурился, наконец понимая, что произошло. - Посмотри на меня.

- Он просто задавил меня, - продолжала жаловаться я, не обращая внимания на его слова. - Я так больше не могу…

- Котенок! Посмотри на меня! – и не дожидаясь ответа, он поднял мое лицо.

Я снова дернулась от его прикосновений, но все же посмотрела на него.

- Ух ты! – выдохнул Димон. На него смотрела пара пронзительно синих глаз. Накатывающие слезы на миг осветляли самый низ радужной оболочки, делая ее голубой, но едва слеза скатывалась к щеке, глаза снова обретали прежний оттенок. И так до бесконечности.

- Он совсем подавил меня, - я продолжала рыдать и жаловаться. - Я для него как…

- Чем он тебя подавил? – на лице Димона читалось искреннее сожаление.

- С тех пор как мы начали встречаться, - я вздохнула и принялась вытирать кулачками щеки. - Я не вижу Юпитера по ночам! Он не дает мне его видеть!

- Как он это сделал?

- Не знаю, - я снова залилась слезами, тем самым усиливая дождь.

- Чего ты хочешь? – после небольшой паузы спросил он.

- Я хочу домой! – мои плечи снова передернулись от новой волны отчаяния. - Я хочу видеть Юпитера!

- Почему? – он тихонько погладил меня по волосам, желая хоть как-то утешить.

- Я его дочь, - его касания и правда немного помогли. - Он хочет быть со мной, но просил не приходить одной, потому что боится, что я останусь с ним.

- Если останешься с ним, то…? – он склонил голову на бок, заглядывая в мое вновь поникшее лицо.

- Юпитер будет причинять мне вред. Он – желчь. Он отравит меня. Поэтому, нужен кто-нибудь еще в моем сне.

- Чтобы сливать желчь, - в этот момент для него все встало на свои места. - И как часто?

- Не знаю, - я мотнула головой.

Он глянул на меня с нежностью и сочувствием:

- Что мне сделать для тебя?

- Верни мне Юпитера, - я порывисто вздохнула. - Пожалуйста.

- Верну, - уголки его губ слегка поднялись в печальной улыбке.

Дождь резко прекратился, позволяя последним каплям одиноко стечь с обгорелых цветов, обшарпанных стен и потолка. Огонь потух, по очереди взрывая вазы и рассыпая мелкие осколки по полу. По паре стеклышек вонзились в меня и Димона, но мы даже не заметили этого. Я почувствовала облегчение и опустошение. Уставшая до предела, я улеглась на бок, прямо на острые стекла, впившиеся в висок, оголенные плечи, руки и ноги. Димон лег рядом, лицом ко мне, зажав мои руки в своих.

- Прости меня, котенок, - он легонько сжал мои ледяные пальчики и поднес к своим губам. – За все прости.

Я в последний раз подняла на него глаза и закрыла их, окончательно лишившись сил и провалившись в сон.



ERA

Отредактировано: 25.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться