Черная Жемчужина. Два мира на ладони

Размер шрифта: - +

Глава седьмая. Дневник белой колдуньи

Поразительно, как быстро человек способен привыкнуть к тому, что еще вчера считал непостижимым. Заснув в одном мире, я проснулась в другом, и приняла это как данность.

Первой мыслью, заставившей меня выпорхнуть из постели, было: «Дневник!». Я взялась за его поиски с утроенной силой, жалея, что не знаю заклятий, которые могли бы помочь мне его отыскать. Вновь методично просмотрела все шкафы и полки, в очередной раз поразившись количеству незнакомых мне предметов, принадлежащих Денизе. Очень много камней – драгоценных и обычных, причудливо разукрашенных, заключенных в оправу из металла и подвешенных на обычном шнурке. Некоторые из них излучали сияние, тая в себе магическую силу, другие были горячи или обжигающе холодны на ощупь.

Я решила, что Денизе изучала и магическую науку вроде обратной стороны вуду – не знаю, как точнее это назвать. В большом коробе под шкафом я нашла несколько куколок, обряженных в отрезы ткани, вместо прически – прядь человеческих волос, обмотанная вокруг головы. Но вместо иголок, воткнутых в соломенные, деревянные и тряпичные тела, я увидела перевитые в виде ожерелья сушеные травы и нанесенные серебристой краской руны, покрывшие кукольные фигурки с ног до головы.

Я перерыла, кажется, весь дом, но так и не смогла найти то, что так отчаянно искала. Задумалась – быть может, я ищу не там? Скользнула взглядом по стенам – если Денизе вела личный дневник, она вполне могла запрятать его в тайник. Но кто знает, какие тайники у белых колдуний?

Мой взгляд наткнулся на картину маслом, на которой была изображена сама Черная Жемчужина. Подарок от поклонника или своеобразная плата за услуги колдуньи? Портрет, словно зеркало, изумительно отражал диковатую красоту Денизе: гладкие черные волосы спадают на карамельную кожу плеч, черные глаза таят в себе знание и опасность. Полная жизни и красок, картина невольно притягивала взгляд.

Но что-то в ней меня смущало. Я отошла назад, снова подошла ближе, пытаясь понять, что же здесь было не так. И поняла – амулет Денизе, черная жемчужина, на портрете потерял свой глянцевый блеск, стал матовым и ненатуральным. Я коснулась рукой в месте, где должна была находиться жемчужина, и нащупала круглую выемку. Радостно вскрикнув, сняла со своей шеи цепочку.

Черная жемчужина легла в углубление идеально, заполнив его до краев, и в тот же миг послышался тихий щелчок. Я коснулась картины, и она послушно отъехала в сторону, открывая скрытый за ней тайник. Слегка потрепанная, пухлая книга в кожаном переплете. Она лежала в стенной нише, маня и ожидая, когда мои пальцы ее коснутся.

Невольно задержав дыхание, я взяла дневник Денизе в руки. Открыла, наслаждаясь шелестом заполненных чернилами страниц. Остановилась на самой первой… и забыла как дышать.

 

«Удивительное это дело – писать той, кого ты никогда не увидишь. Но все эти строки посвящены тебе, и если ты читаешь их сейчас, значит, мое предчувствие катастрофы оказалось верным. Значит, я умерла – и быть может, вместе со мной погиб и остальной мир.

Не представляю, каково тебе сейчас, но не могу позволить себе тратить время на сочувствия. Ведь я, как-никак, уже почти мертва. Я вижу на своем лице печать смерти, но я не ясновидица и не могу предугадать, какая опасность меня подстерегает. Какой бы сильной колдуньей я ни была, я не могу избежать собственной смерти – оттого, что не знаю, где она притаилась. Эти силы мне не принадлежат.

Я – лишь одна из многих, пусть даже те, кто почитают меня и называют Черной Жемчужиной, не согласятся. Всех нас однажды настигнет смерть, и я готова к ее ледяным объятьям. Печать смерти на моем лице – не самое страшное. Куда страшнее то, что эту же печать с недавних пор я вижу на лице каждого, кто встречается на моем пути. Маг это или мирянин, женщина или мужчина, ребенок или старик – на каждом лице в каждом из городов я вижу эту проклятую печать. И это пугает меня так, что мои пальцы, выводя эти строки, дрожат. Я не знаю, какая сила способна уничтожить целую страну – и, быть может, и целый мир. Но знаю, что предотвратить беду я уже не успею – ведь моя печать со мной куда дольше. Я скоро умру и прости, незнакомка, что перекладываю на твои плечи это тяжелое бремя.

Я чувствую – смерть ходит за мной по пятам. Моя душа уже принадлежит этой ледяной старухе. Больше медлить нельзя. Я вложу в амулет все свои силы без остатка. И когда ты найдешь его, ты станешь мной. Амулет раскроет свои чары только девушке, и я надеюсь, что пишу эти строки не в пустоту. Что настанет тот час, когда ты их прочитаешь.

Я прошу у тебя прощения, но не прощаюсь».

 

Я долго стояла, ошеломленная, сжимая дневник до судороги в пальцах. И только ощутив на губах соленый привкус, поняла, что плачу.

Белая колдунья умерла, но не смогла оставить этот мир даже после смерти. Зачаровав черную жемчужину, она перенесла меня сюда – чтобы я попыталась понять, что уничтожит ее родной мир. Денизе нужна была чужая душа, чтобы магия, таящаяся в ее крови, ее колдовская сила, не пропала даром.

Но если все происходящее не сон – а об этом настойчиво говорит выжженная на статуи лучницы надпись «Рейна», – значит, жемчужина перенесла меня в невообразимо далекое прошлое. А мой собственный мир построен на останках погибшего магического мира.

Но что это за сила, что способна уничтожить целый мир? Уничтожить магию, от которой в моей реальности не осталось и следа?

Мне вдруг стало холодно – дрожь пробежала по спине и рукам, делая гусиной кожу. Как я – Рейна Честер, обыкновенный подросток, смогу помочь уже мертвой Денизе спасти ее мир от катастрофы – даже не зная, что она собой представляет?

Голова закружилась. Мне пришлось сесть на кровать – ноги уже не держали. Несколько минут я сидела, прикрыв глаза и собираясь с мыслями. Нужно было решать – принимать происходящее и пытаться помочь Денизе или, оказавшись в своем мире, уничтожить жемчужину и навсегда потерять возможность перемещаться в мир белой колдуньи.



Кармаль Герцен

Отредактировано: 27.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться