Черная Жемчужина. Два мира на ладони

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. КЛИНОК МИЛОСЕРДИЯ. Глава двадцать третья. Приручить стихию

«Думаю, чувствовать стихию ты уже научилась. А значит, пора приступить ко второй ступени, называемой «колебанием». Она научит тебя легкому изменению стихии. Практиковать эту ступень легче всего на воде, но и огонь тоже сгодится. Протяни руку над емкостью с водой, почувствуй ее, не касаясь. А затем, подключая воображение, постарайся воздействовать на воду, заставить ее поверхность чуть задрожать. Помни, три столпа стихийной магии – это концентрация, визуализация, Сила».

 

Я отложила в сторону дневник, простерла ладонь над чашей, до краев наполненной водой из ручья. Джеральд, поглаживая пепельную гриву Сумрака, замер на расстоянии пары шагов от меня.

Я сосредоточилась, хотя, признаюсь, сделать это в непосредственной близости от юного паладина было не так-то просто. Представила, как Сила, таящаяся в моей ладони, заставляет неподвижную прежде гладь задрожать. Почувствовала некое изменение в окружающем меня пространстве и приоткрыла один глаз. Так и есть – по воде пробегали еле заметные волны, словно землетрясение, суженное до размеров крошечного участка поляны, где стояла наполненная чаша.

Я едва не завизжала от восторга. Нельзя забывать о том, что выгляжу я не как шестнадцатилетний подросток, а как двадцатилетняя колдунья – уравновешенная и уверенная в себе.

Все вышло куда легче, чем я ожидала, но… после того, что мне удалось сделать в Стоунверде, я уже почти ничему не удивлялась. Пробужденная Сила будто бы горела в моих венах, требуя выхода. И все, что прежде казалось мне невозможным, стало понятным и простым.

 

«Третья ступень называется «изменение» и предполагает несложную манипуляцию со стихией без отрыва от источника. Благодаря заклинаниям этой ступени ты сможешь изменять форму языков пламени в костре, поднимать струи воды из реки, двигать песок под ногами. Быть может, ты уже знаешь, что многие стихийники часто применяют эту ступень магии в чисто декоративных целях. Например, именно так создаются фонтаны в роскошной Ралуа, столице Феметрии. Кто-то использует третью ступень для забавы, но самое главное ее назначение – подготовить заклинателя к более сильному манипулированию стихиями.

Следующий этап практики ты знаешь прекрасно – приготовить стихии – настоящие или искусственно созданные. Твоя задача: делать с ними все, что угодно, главное – управлять ими, контролировать их. То есть добиться того, чтобы первоначальное положение или форма стихий изменились».

 

Я тут же взялась за дело. Вновь пододвинула к себе чашу с водой и представила, как из ее центра вверх поднимается струйка воды. Помня слова Денизе о фонтанах в столице, я загорелась идеей создать их уменьшенную копию.

Вода в чаше задрожала, затем появилась воронка, но вверх не поднялось ни капли. Однако я уже успела убедиться, что магия никогда не поддается мгновенно, поэтому набралась терпения и продолжила визуализацию. И мое старание было вознаграждено – спустя несколько минут я смогла создать в чаше маленький фонтанчик с четырьмя струями воды, поднимающимися в воздух и опадающими вниз.

Затем я принялась менять форму пламени в разожженном Джеральдом для привала костре – от банальных сердец до сложных рисунков. Паладин даже не думал возражать, что наш путь до Венге несколько затянулся, и я была благодарна ему за понимание.

Порядком наловчившись в третьей ступени стихийной магии, я взялась создавать из земли под нашими ногами некое подобие песочных часов, что вызвало одобрительный смех Джеральда.

– Это для тебя слишком просто, – заметил он. – Пора переходить к более сложным манипуляциям стихиями.

– И каким же? – спросила я, потянувшись к дневнику.

Вместо ответа он указал рукой на костер, находясь на расстоянии нескольких шагов от него. Костер не потух, но стал слабее, словно из него забрали немного тепла. В тот же миг на протянутой ладони Джеральда заплясал огонек, сорвав с моих губ восхищенный вздох. Он повторил манипуляцию, вернув пламя на законное место.

Открыв дневник, я прочитала: «Перемещение» – изменение стихии с отрывом от источника». Задумчиво огляделась по сторонам.

– А если я призову огонь так, как это только что сделал ты, он меня не обожжет? – осведомилась я у Джеральда.

Он покачал головой.

– Прирученная тобой стихия несет в себе твою собственную энергию, а значит, не может причинить тебе вреда. Попробуй – призови огонь в свою руку.

Легко сказать. Я смотрела на пламя костра, знала, насколько горячее его прикосновение, и перемещать на свою ладонь не торопилась.

– Тебе мешает страх, – прочитав все по моему лицу, сказал Джеральд. – Давай так. Пока ты этого не умеешь, я окружу твою руку стихийным барьером, и огонь не сможет причинить тебе ни малейшего вреда. Ты веришь мне?

Я заглянула в такие знакомые, почти родные, серые глаза. Прошептала «верю», против воли вкладывая в слово другой, более глубокий, смысл. На несколько мгновений Джеральд задержал на мне взгляд – то ли поняв мою интонацию, то ли, наоборот, пытаясь понять. Подошел ко мне сзади, положил свою ладонь на мою, узкую. Его прикосновение отозвалось сотнями мурашек, непривычным сладко-горьким волнением. Джеральд провел длинными пальцами по моей руке, окружая ее невидимым барьером.

– Все, – шепнул на ухо, опалив горячим дыханием кожу. – Зажигай!

Я улыбнулась и, прикрыв глаза, представила, как пламя костра перекидывается на мою руку. Приманила огонь, уже не боясь – я действительно верила Джеральду как самой себе.

Пламя зажглось на моей ладони – яркое, чистое, теплое – во всяком случае, я ощущала его именно таким.



Кармаль Герцен

Отредактировано: 27.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться