Черничное колдовство

Глава 3

Колдовской народ поклонялся богине Моране с самого своего появления, и четыре раза за год в лесном городке собирались ярмарки в честь восходящего Месяца Мораны. Устраивались игрища с метанием серпов по мишеням и колдовские поединки. Жрицы богини, облачаясь в лунные одеяния, проводили обряды чествования Мораны и приготавливали для горожан священный магический напиток, позволяющий приблизиться к потустороннему миру. В эти праздничные дни в лесу становилось прохладнее, будто само божество приходило в город посмотреть, выполняются ли все обычаи, и принять почести от своего темного народа. 

В детстве нашей колдунье до безумия нравились посиделки у костра, запах тыквенных пирогов и запеченных яблок, что пропитывал улицы. Марэ с тщательностью готовила вереницу черепов на своем крыльце, не позволяя Рисе раскрашивать отполированные черепушки красками, ведь это не по обычаю. Но как не стало сестры, Марэ перестала посещать ярмарки, аккуратно выставляя ряды черепов на подоконнике у себя на кухне.

- Что там за шум? – спросил Норак, когда они вернулись в город.

- Сегодня чествуют лунную богиню, - друг потянул ее в переулок на огни и радостные возгласы горожан. - Нет, не надо туда идти.

- Почему? Я бы купил посох из спаленного дерева.

- На кой черт он тебе сдался? – Марэ засмеялась.

- А как же приделать к посоху серп и драться с приспешниками Мораны? – Норак, согнув колени, начал размахивать правой рукой, будто держал палку, сражаясь с невидимыми врагами.

- С кем?! – воскликнула Марэ, заливаясь хохотом. - Те мальчишки уже давно выросли, а я с тобой больше драться не буду. Пошли лучше на крышу Ратуши.

- Ты до сих пор на нее забираешься? – удивился Норак.

- Бывает, - Марэ улыбнулась.

Ратуша из красного сруба возвышалась над всеми остальными постройками в городе, включая многоэтажные жилые дома, что опирались сразу на шесть, а то и более, деревьев. Забраться на крышу можно было по ведовской сосне, чьи ветви стелились по самой земле. Она росла у задней стены ратуши, наделяя главное здание в городе защитой от проникновения. Но Марэ и не нужно было пробираться внутрь. Они с Нораком вышли через прилегающий переулок к ратуше, откуда открывался вид на ярмарку.

На главную площадь, окутанную светом от факелов, уже вышли девушки в развивающихся белых платьях. Марэ отчетливо помнила, как сокрушалась Риса из-за своих обычных черных колдовских кос, ведь каждая из этих девушек должна иметь светлые волосы и глаза, чтобы считаться лунной жрицей.

Белоснежные колдуньи вошли в круговой завораживающий танец, держа в руках языки белесого пламени. В этот день их украшали костяные кокошники и браслеты, окутывающие паутиной их руки и ноги. Молодые жрицы поднимались в воздух, паря над горожанами, ткань прозрачных одеяний струилась в потоках ритуальной энергии, обнажая их тела.

Не потеряв юношескую сноровку, Марэ залезла на крышу, чувствуя, как юбка развивается в ночном воздухе. Она села у края, срывая с размашистых веток охапку сосновых иголок. Они переливались металлическим блеском в свете уличных фонарей и праздничных факелов. Позвякивая, Марэ протянула охапку Нораку.

- Зачем иголки? – колдун любовался завораживающим ночным танцем, свесив ноги с козырька.

- Сядь подальше, нас увидят, - возмутилась Марэ.

- Какая разница? – удивился Норак, но все же сделал как велено. - Так зачем нам сосновые иголки?

- Сегодня же праздник. И если у нас нет серпов, то можно покидать иголки по мишеням.

- Иголки ведовской сосны хоть и прочные, но вряд ли куда-либо долетят, - с сомнением произнес Норак.

- Думаешь?

Марэ взмахнула пальцем, поднимая одну из иголок в воздух. Ее рука налилась колдовской кровью, пропуская ток по кончикам пальцев. Зачарованная игла, искрясь, завертелась на месте, и по одному движению колдуньи устремилась вниз. Пролетев через всю площадь прямо над ритуальным танцем, сосновая игла вонзилась в фонарный столб.

- Дайка попробую, - воодушевившись, Норак схватил несколько иголок и поднял одну из них в воздух, выбирая мишень.

- Попади хотя бы в соседнее дерево.

- Ты настолько во мне сомневаешься? Я попаду в столб с закрытыми глазами.

- Да, конечно, - ухмыльнулась Марэ.

Норак прищурился, прицеливаясь, и с закрытыми глазами метнул зачарованную иголку в воздух. До столба она не долетела, пропадая в ночной тьме. Марэ рассмеялась. Норак нахмурился и метнул сразу три сосновые иголки, не закрывая глаз. Все долетели до цели. Парящие белоснежные колдуньи уже вернулись на землю, завершая ритуал.

- А в череп попадешь? – указала Марэ на выставленную в честь праздника стену черепушек.

- Который? – Норак заинтересованно изучал ярмарочную площадь.

- Крайнюю справа, - Марэ взвила в воздух искрящуюся иглу и метнула ее в раскрашенный череп, попадая в нарисованный месяц на виске.

Она подняла довольный взгляд на Норака, говорящий о вызове. Колдун зачаровал сосновую иглу и устремил ее через толпу горожан в стену из черепов, но игла вонзилась в оконное стекло городской врачевальни.



Рита Филь

Отредактировано: 06.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться