Черничное колдовство

Глава 5

2 число, месяц вересень

18 лет

Зацвел вереск. Я собирала его сегодня в лесу, старалась выбирать те веточки, где колокольчики ярко-розового цвета. Пришлось долго копошиться в кустах, отчего мои волосы пропитались сладко-горьким запахом меда. Позже нужно будет перебрать ветки, отделяя цветы и листья, из которых Риса сделает краситель для наших платьев. Несколько веточек мы засушим, чтобы преподнести вереск Четырехликому Светилу и богине луны.

Моя корзина была уже полна, когда на поляну вышел Норак. Он знал, где меня искать, и по большому счету я его ждала, специально растягивая процесс. Друг сплел для меня венок из белого вереска и одел на голову.

- Что мы теперь будем делать? – Норак оплел несколькими черничными прядями венок, чтобы он не спадал.

- Можем пойти домой, Риса уже заждалась, - я улыбнулась, - но можем и не идти.

- Что мы будем делать с НАМИ? – Норак заправил выбившийся локон мне за ухо.

- А разве с НАМИ что-то нужно делать?

- Думаю, пора перестать от всех прятаться, - Норак свел брови. - Зачем мы, кстати, это делаем?

- Потому что это весело? – неуверенно произнесла я.

- И только? Я хочу быть с тобой, - Норак обвил меня руками.

- Ты и так со мной, - усмехнулась я.

- Но никто, представляешь, никто об этом не знает.

- Разве скрытность тебя не будоражит? - прошептала я на ухо как-то наигранно, еле сдерживаясь, чтобы не рассмеяться.

- Меня будоражишь ты, - Норак сделал пару шагов и прижал меня к стволу дерева, это был ильм судя по зубчикам на листьях, что щекотали мне лоб.

Медленно прикоснувшись губами, он меня поцеловал. Почему я не хочу, чтобы все узнали о нас? Что же я делаю? Все казалось таким неопределенным и интересным, будто мы играем в догонялки или прятки. Да, на прятки больше похоже.

- Мне кажется, я схожу с ума. Влюбился, кто бы мог подумать?

- Да еще нашел в кого, - я закрыла его улыбку поцелуем.

- И почему я не додумался поцеловать тебя раньше?

- Тут такое стечение обстоятельств, что сложно было соединить ночь, лодку и старика Бора, - мы рассмеялись.

- Надо будет Бору сказать спасибо.

Норак перестал смеяться, но улыбался, причем такой улыбкой, которую можно было назвать серьезной. От его взгляда внутри становилось тепло, а сердце замирало, скатываясь в пятки. Я смутилась и опустила взгляд.

- Вереск тебе к лицу.

- Ты же знаешь, что я тебя люблю, - вдруг зачем-то сказала я.

- Любишь, правда?- с иронией переспросил он.

- Ах ты! - я толкнула его в грудь, и Норак, сковывая мои руки, прижал меня к дереву, не давая шанса вырваться.

От возмущения я укусила его за ухо, отчего Норак вскрикнул и ущипнул меня за бедро. Этот колдун схватил мои губы поцелуем, совсем не таким нежным, как предыдущие. От него по затылку побежали искорки, а руки сами собой забрались к Нораку в волосы, прижимая его еще сильнее.

В любой момент нас могли застукать, и от этой мысли эйфория разливалась по моим венам. Даже когда послышались голоса, никто из нас не остановился, не оттолкнул. В какой-то момент мне даже показалось, что между нами ведется соревнование, кто кого раньше сломает. И, честно признаюсь, Норак побеждал.

Я сдалась первой, вывернувшись из его объятий.

 

Запах спаленного дерева проникал в ноздри, а опускающийся листьями пепел обжигал кожу. Пепел таял, рассыпался в пыль, не причиняя боли. Ветер разносил жар, раздувая бордовый огонь по сухим ветвям. Но пламя не жгло, будто существовало отдельно от всего остального.

Марэ открыла глаза. Серое небо застилали сгоревшие листья, уносимые воздушными порывами. Уже спаленное черное дерево, лишившееся раскидистой кроны, полыхало пламенем, нависая над колдуньей. Обугленный ствол покрывали символы, изображения лиц и животных, посвященные богине Моране. Никогда еще раньше Марэ не видела, как на свет появляются спаленные священные деревья, из которых жрицы варят свой ритуальный отвар, а колдуны выпиливают посохи. Еще девочкой она вырезала руны на яблоневых стволах и загадывала желания, а за ночь лунная богиня превращала лесную яблоню в спаленное дерево.

Серый дым, сгущаясь, облаками уходил за горизонт. Окружающий привычный для нее лес потускнел, лишившись красок, и серые листья шелестели на ветру. Серой пеленой окутало и землю, лишь огонь, что не поглощал широкий ствол дерева, а делал его тверже, красным пятном колыхался в черно-белом мире.

Колдунья привстала, понимая, что и она вместе с миром потускнела. Серые переливы ее кожи уходили под черную ткань ее платья. Марэ подняла взгляд, узнавая местность, это был алтарь за городом, где обычно обитали жрицы Мораны. По кругу шли пни, которые когда-то, сжигаясь деревьями, были спилены для ритуалов. На срубе каждого из них стояли синие печати, тщательно вырезаемые белокурыми девушками. Ей никогда не удавалось расшифровать смысл этих сложных знаков, несмотря на то, что наука магических печатей была девушкой хорошо изучена. Лишь двойной круг, служащий окантовкой всех символов, подсказывал колдунье, они что-то запечатывают, ставят магический замок, но на что, Марэ было не разобрать.



Рита Филь

Отредактировано: 06.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться