Черничное колдовство

Глава 7

Бледное утро без просветов в небе. Девушка поймала себя на мысли, что долго так не протянет, оторвала голову от подушки и сползла с кровати. Слыша голоса в соседней комнате, Марэ вышла из спальни. Насколько же эта картина выбивалась из ее обыденной жизни. Даже если не учитывать потусторонний мир и опасных зверей за порогом, девушка чувствовала себя неуютно, ведь в ее доме неожиданно поселились сразу два мужчины. Еще три дня назад она не планировала ближайшие лет семь или восемь сталкиваться в дверях с каким-нибудь колдуном, который будет делить с ней не только ложе, но и общую миску еды. Марэ передернуло от одной мысли, что пришлось бы покупать второй стул на кухню. Честно говоря, идея сочетаться узами брака давно не приходила в голову девушки, вызывая некое отторжение на фоне неприязни каждого колдуна в этом городе.

 Марэ прошмыгнула на кухню, чтобы не выдать своего смущения. На столе пустовала широкая тарелка с крошками. Черничный пирог девушка доела еще вчера. Колдунья нахмурилась, вдохновение на готовку ее не посещало. Тогда, схватив с тумбочки миску с орешками, она вышла в общую комнату и упала в кресло. Ее друг Норак и человек Элон, которого она толком не знала, что-то активно обсуждали. Суть диалога спросонья Марэ давалась с трудом, и основную часть она продремала, подперев голову рукой.

- Мы должны найти жриц, - предложил очередное решение Норак, от громкости которого Марэ распахнула глаза. - Кто-то в городе может знать, куда они уходят.

- Даже если мы найдем кого-нибудь знающего, как его об этом спросить? – возражал Элон.

- Меня больше интересует, как мы его найдем, - пробубнила Марэ себе под нос, не осознанно вклиниваясь в спор.

- Можно вселиться в чье-нибудь тело, тогда получится общаться, - Норак расхаживал по комнате, увлеченный процессом. Девушка заморгала, прогоняя остатки дремы, после чего стало проще анализировать слова мужчин.

- Я этим заниматься не буду, - отрезал Элон, человек смотрелся на фоне колдуна взрослее, вел себя сдержаннее, и, возможно, его рассуждения были здравыми, но Марэ не могла доверять людям.

- Конечно, ты же человек, тебя сразу раскусят.

- Мы можем вернуться в человеческий город и найти беловолосую колдунью, - Элон предложил свой вариант решения проблемы.

- Каким образом? – возмутился Норак.

- В лесу прячутся духи, которые только и ждут, чтобы нас съесть, - вставила свое слово Марэ, ей совсем не хотелось снова встречаться со зверем.

- Надо разведать территорию, - Элон нахмурил лоб в размышлениях, - и найти как можно больше ритуальных кругов. По соседству, случайно, других колдовских городов нет?

- Нет… Ты предлагаешь добираться до залива перебежками между священными деревьями. Это же сколько времени понадобится? – на лице Норака проскальзывали мимолетные эмоции, сменяющие одна другую, не давая четкого представления об истинных мыслях колдуна.

- Разве есть другой выход? Мы быстрее доберемся до колдуньи в моем городе, чем дождемся жриц на праздник, - Элон вскочил на ноги, теряя былое спокойствие.

- Хватит спорить! – Марэ подтянула к себе ботильоны и стала их натягивать, - Норак, пошли в город, авось чего и узнаем.

- Я тогда в лес, на разведку, - пробубнил Элон.

- Может, ты просто хочешь от нас сбежать? – бросил ему Норак.

- Я бы с удовольствием, - процедил человек сквозь зубы, - вот только без вас я не выберусь из колдовского тумана, - он схватил свою толстовку со спинки стула и вышел из дома, протиснувшись между Марэ и Нораком.

Центр города для девушки был всегда источником шума, толкотни и вызывал лишь раздражение. Будь ее воля, Марэ вовсе не спускалась бы по своей лестнице на улицу, иногда выходя на крыльцо подышать воздухом и позлорадствовать над горожанами. В колдовском тумане был безусловный плюс в том, что никто не бросает в ее сторону злобных взглядов или жалостливых улыбок, никто не кривится недовольно в ее присутствии. Но все же находиться среди живых горожан пусть и незримо было колдунье в тягость. И сейчас, скрываясь за пеленой, Марэ вдобавок приходилось уворачиваться от прохожих, находясь в постоянном напряжении. Эти чувства накатывали волнами и тут же растворялись, изматывая девушку.

Они с Нораком свернули в менее загруженный переулок, решив, что пора найти жертву. Колдун выбрал паренька, что перетаскивал мешки с мукой, и с легкостью вошел в его тело. Но мальчишка оказался слишком слабым или, наоборот, обладал хорошей сопротивляемостью – Норак с Марэ не успели разобраться пока в тонкостях подчинения живых тел. Парень, повалившись на землю, выплюнул чужеродный дух. Норак осел на утоптанную землю, вернувшись в серый мир. Его даже вырвало, и долгое время колдун не мог подняться на ноги. Лишь когда паренек оклемался и снова схватился за мешки, Норак с Марэ вышли обратно в поток людей, согласившись, что вселяться в чужие тела не самая хорошая идея.

Марэ похлопала друга по спине, подшучивая и уже не замечая снующих под ногами детей. Здесь начинался уличный рынок. В воздухе парили корзины с фруктами, следуя за продавцами; от вспышки магического огня куски кабаньего мяса в считаные секунды запекались на глазах у покупателей; а тыквенные семечки, весело подпрыгивая, сами фасовались по кулькам.

- И почему магия не действует по эту сторону пелены? – с досадой произнесла колдунья, проследив за девицами, что шли им навстречу, увлеченные болтовней и хихиканьем.

- Думаешь, она помогла бы нам отсюда выбраться?

- Не знаю, но этих девиц можно было бы превратить в гусынь, - усмехнулась Марэ.



Рита Филь

Отредактировано: 06.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться