Черничное колдовство

Глава 19

Так противно на душе ей не было очень давно, с того самого момента в лесу, когда Рису похитили. И оба этих потрясения объединял один мужчина – Вордан. Марэ презрительно бросила на человека взгляд – он будто появился на свет для того, чтобы разрушить всю ее жизнь. Сердце в очередной раз защемило, словно поддерживая свою хозяйку в этих размышлениях.

- Хм, интересный выбор, – раздался ненавистный голос разбойника, - не думал, что ты прогонишь этого человечка, - Марэ переменилась в лице, и хозяин дома добавил более серьезным тоном. – Лгать не в моих правилах, если сомневаешься.

- Что ты знаешь? – прошипела серая тень колдуньи.

- Я не знаю, кто именно предатель… если ты об этом. Но, в любом случае, ты уже сделала свой выбор: доверять или не доверять. И здесь нет моей вины.

«Как раз наоборот!» - глаза Марэ всполохнули, а кровь разогрелась. Руки обдало жаром, а кончики пальцев закололо. По телу колдуньи прокатилась дрожь от знакомого ощущения власти над магией. От жгучего напряжения в ушах зашумело, будто в голову ее засунули рой пчел, которые вечно кусали Марэ в детстве, когда она забиралась в соседский огород.

Ладони покрыли импульсы тока, голубыми разрядами расходясь по венам кистей. Марэ с болью сжала зубы от накопившейся энергии. И не могла пошевелить ни одной частью тела, словно она превратилась в стеклянный сосуд, наполняющийся бесконтрольным гневом.

Риса отшатнулась назад, закрывая лицо руками. Колдунья видела, как округлились глаза сестры, и раскрылся от удивления рот. По правде говоря, сама Марэ была шокирована происходящим. Не должно, по всем правилам не должно, быть в колдовском тумане магии. В потустороннем мире повелевает богиня Морана, и лишь ее прислужницы способны колдовать, одаренные особой ритуальной силой.

Марэ краем глаза заметила, что Норак ринулся к ней, но вовремя остановился на безопасном расстоянии, где электрические разряды не коснутся его. «Ох уж это вечное стремление защитить ее», - сокрушалась у себя в мыслях девушка, пытаясь отвести в противоположную сторону руки, скованные энергией.

Лишь человек, грязный разбойник, отмеченный колдовскими печатями, не шелохнулся. Его лицо изменилось, но черты не выдавали страха, скорее интерес к непредусмотренному развитию событий. В эти доли секунды Марэ не видела в глазах Вордана, охваченного настоящей эмоцией, ни злости, ни нахальства, ни желчи, только чистое любопытство, хоть и немного настороженное.

- … ты можешь… теперь сможешь, - приглушенно слышала девушка через шум роя пчел в голове. Звук исходил от Норака, и Марэ повернулась к нему, чтобы попытаться прочитать слова по губам, - … сможешь… убить, - снова услышала она отрывки фраз.

Колдунья замешкалась и перевела взгляд обратно на Вордана. Ее руки сами взмыли в воздух, ударяя голубым сплошным потоком в грудь человека. Марэ чувствовала, как по артериям через кончики пальцев вытекает сгусток колдовства, и это облегчение приносило девушке удовольствие, некую эйфорию. С магией ушла тяжесть предательства, грусть по неоправданным надеждам, боль в сердце, только гнев все также сидел внутри.

Вордан в изумление схватил воздух и повалился на пол. Его кожа покраснела, а магические печати засветились, проступая на теле через одежду и на голове через темные волосы. От его резных ногтей пошел дым с запахом гари. И, вспыхнув, все печати перегорели, потеряв свое свечение и колдовские свойства.

Пнув человека, Марэ повалила Вордана на спину, упираясь ногой ему в грудь. Его кожа там, где были начертаны магические символы, почернела, и человек закричал от жгучей боли, от силы, которая прожигала его насквозь. И Вордан отключился, но все еще продолжал жить – через голубой поток Марэ чувствовала, как бьется его сердце.

- Стой, стой! – завопила Риса. – Не убивай его! – сестра ринулась заслонять Вордана, - Арика согласилась вам помочь только при условии, что вы не причините хозяину вреда… и я должна остаться в замке, - затараторила девушка, - таковы требования жрицы, - Риса потупила взгляд, чувствуя свою вину, ведь прекрасно понимала, что Вордан заслуживал смерти, а сама она должна быть свободна.

Марэ выпрямилась и убрала ногу с разбойника, обескураженная таким заявлением. Чтобы случайно не ранить сестру, колдунья сложила ладони, уменьшая поток магии, и потушила искорки на кончиках пальцев.

- Мне все равно, что сказала эта старуха, ты пойдешь со мной.

- Она вас убьет, старая жрица очень сильная, - испуганно бормотала девушка.

Колдунья схватила Рису за запястье и закричала от жгучей боли, но все же не разжала пальцев. Одно то, что она смогла касаться сестры, было уже большим достижением. А попытки вызвать колдовские искры, чтобы снизить боль, не увенчались успехом, да и Вордан уже приходил в себя. У Марэ больше не было ни сил, ни магии, чтобы бороться с Ворданом и тем более с его ручной жрицей.

- Марэ, - Норак выглянул в дверной проем, а после подошел к подруге, - в башню поднялась старуха. Ты сможешь противостоять ее магии?

- Нет, - девушка пощелкала пальцами, но искры не появлялись в ее крови.

- Тогда нам пора убираться отсюда.

- Арика нас не найдет, - девушка обернулась к Нораку и процедила сквозь зубы, - возьми карту.

Из комнаты наложницы вела всего одна дверь, и та выходила в общую гостинную.
Серые тени, похищающую любимицу гарема не могли выйти навстречу старой жрице, слишком беззащитны они были. Марэ с Нораком непременно ждала смерть, на этот раз Арика их не пощадит, а Рису ждало вечное заточение в этой башне в лапах ненавистного разбойника.



Рита Филь

Отредактировано: 06.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться