Черничное колдовство

Глава 20

Марэ проснулась от шорохов, что обступали ее со всех сторон. Сквозь сонную пелену проглядывались размазанные огненные очертания скрюченного обугленного дерева и горящие голубые символы по границе их укрытия. Рядом сидела сестра, не обращая внимания на странные обступающие звуки. Риса грызла палочку, отчего ее рот почернел.

- Что ты делаешь? – спросила Марэ, спросонья позабыв, что толща колдовского тумана не позволяет сестре ее слышать.

- Жую ритуальное дерево, - пепел измазал все ее руки, - так я хотя бы вас с Нораком слышу. Голоса, правда, больше похожи на шепот, но хоть что-то.

- Я тоже слышу этот шепот, - Марэ привстала, чтобы оглядеться.

- Нам пора выдвигаться, - подошел Норак, протягивая подруге руку.

Колдунья вытащила сухие листья из волос и подняла с земли накидку, набрасывая ее на плечи - в собственной одежде было куда комфортнее, чем в балахоне жрицы. Холод мертвого мира ее по-прежнему не покидал, и Марэ съежилась, подтянув край ткани до самого подбородка.

- Уверен? Как-то неспокойно в лесу.

- Поэтому-то я и хочу побыстрее добраться до назначенного места, - Норак развернул карту, пытаясь проложить маршрут, то и дело поглядывая на ветвистые заросли за пределами круга из пней.

Чутье Марэ подводило редко, и на этот раз опасения подтвердились. Не успели путники выйти из ритуального круга, как их окружили звери, отрезая путь назад. Ровно срубленные пни были потеряны из виду, а духи – лисы, зайцы, олени и даже ежи – будто сговорившись, наступали на серые тени.

На этот раз колдунья не стала медлить и, схватив «незрячую» сестру за руку, шмыгнула в прогал между енотом и барсуком. Норак побежал следом, почти соприкасаясь с наступающей стеной духов. Звери вели себя очень странно: они не скалились и не рычали, не пытались укусить. Их определенно гнали, но Марэ поняла это, лишь когда колдуны забежали в тупик, упираясь в высокую земляную насыпь с отвесным подъемом.

С трудом переводя дыхание, девушка оперлась спиной о стену из корневищ, отодвигая рукой Рису подальше от духов, которые будто по команде остановились вокруг. Олень фыркал и размахивал своими молодыми рогами, семейство зайцев разевали пасти с острыми зубами, и лишь лиса, как угорелая бегала по контуру воображаемого полукруга, по которому выстроились мертвые обитатели леса.

- Здесь есть нора, - Норак отодвинул занавес из серого мха, показывая колдуньям проход. Марэ не успела среагировать, как Риса влетела внутрь, не заботясь о том, что таится внутри.

- Что ты делаешь? – шептала колдунья сестре, пробираясь следом.

- Я не могу заглянуть за серую пелену, но если пришлось отчего-то убегать, то лучше спрятаться.

- Но…

Марэ остановилась на полуслове, когда узкий проход закончился, и перед ними открылось убежище. Земляная пещера однозначно была вырыта рукой человека, более того, обжита, потому как на всех выступающих частях стояли горящие свечи, а подъемы вдоль стен устилала солома. Затхлый запах стелился по утоптанному полу, а с потолка опускалась теплая дымка с чадом от свеч.

Тишина, которую уже не перебивали звериные звуки и лесной шум, напрягла Марэ. Она представлялась девушке молчанием, и чье-то гнетущее присутствие не позволяло колдунье расслабиться. Видимо, то же самое чувствовали и ее спутники, даже «незрячая» сестра, потому как они тоже не шевелились, прислушиваясь к темноте.

- А вот и вы, - из тени раздался сиплый женский голос.

Марэ вздрогнула, обернувшись на голос, но по-прежнему никого не видела. Ноги предательски подкашивались, а руки холодели. Колдунья почему-то ясно понимала, что протяжный голос, тон которого продолжал вибрировать и без слов, не был живым.

- Спасибо тебе, Норак, что привел ко мне дочерей, - женский голос опять сформировался в слова, а потом вернулся к монотонному звучанию.

На свет вышла не человеческая фигура, а дух наподобие зверей, которых Марэ уже встречала в лесу, только это потустороннее существо имело очертания женского тела. Обрывки гнилой ткани были примотаны к деревянному телу веревками, и каждое движение сопровождалось глухим скрежетом друг о друга сухих веток. В руках женщина-дух держала посох из спаленного дерева, увенчанный рогатым серпом.

- Теперь ты спасешь моего сына? – Норак напряженно сделал шаг к духу.

- Что происходит?! – голос Марэ сорвался, переходя на писк.

Женщина-дух медленно подплыла к колдунье, раскачивая опаленный посох из стороны в сторону. Покрывающая ее лицо кора потрескалась и в некоторых местах отвалилась, обнажая нутро мертвого существа. Марэ видела шевеления, подозревая, что это черви или какие-нибудь личинки, но все же не шелохнулась и продолжала стоять на своем месте. Нестерпимый запах гнилого дерева ударил девушке в нос.

Колдунья оторопела, и причиной тому был не ужас. В чертах лесного духа, состоящего лишь из ветвей, мха и мелких паразитов, Марэ узнала свою мать, погибшую много лет назад. Ее родители пропали в травяном проклятом озере, как и сама девушка. И теперь Марэ видела, что колдовской туман не убил их, но изменил, проникнув в их тела.

- Девочка моя, - мягко протянула женщина, - я думала, что выйдет все немного по-другому. Мы должны были встретиться намного раньше, но судьба сложилась иначе, - женщина с хрустом повернулась к Нораку, - спасибо тебе, что довел дело до конца, хотя от тебя требовалось куда меньше.



Рита Филь

Отредактировано: 06.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться