Черничное колдовство

Глава 22

Пламя сменилось потоком воды. Мурашки побежали по голой коже, и Марэ распахнула глаза. Зеленая тина ходила волнами под ее ногами, а водоросли выталкивали девушку на поверхность. Она вынырнула на воздух и, продираясь через траву, поползла в сторону берега. «Колдовская яма», - ахнула Марэ и засмеялась. Но тут же закашлялась, и из носа полилась болотная вода. Переломанные кости в груди дали о себе знать, сковав движения. Острая боль прокатилась по ее телу, словно цунами.

- Магия, - прохрипела девушка, чувствуя под собой более-менее твердую землю.

Колдунья зачерпнула пригоршню влажной почвы и грязным комком прилепила себе на грудь, где свербело больше всего, где еще остался отпечаток от удара Арики. Девушка неуверенно изогнула пальцы, с трудом приподняв грудь, и прошептала магические слова. И по венам побежали искры, да такие сильные, что Марэ вскрикнула, чувствуя, как закипает кровь. Пальцы покрылись электрической паутинкой, высвобождая силу, которая нарисовала корявые символы на лепешке грязи. Колдовская печать сковала боль на время, и теперь Марэ могла глубоко дышать, чувствуя все лесные ароматы разом.

Рыхлая земля, колючая трава и запах гнили ударили по ее сознанию. Она так глубоко вздохнула, как только могла. Втягивала в себя воздух, пока хватало места в легких. Уж очень была приятна жизнь. Марэ уткнулась носом в землю, ловя каждое ощущение, перебирая пальцами клейкий песок и наслаждаясь прохладой застойной воды.

- Вылезай, а то простудишься, - из соседних зарослей вынырнул Элон.

От этого хриплого голоса колдунья подскочила, бросаясь к мужчине в объятия и снова падая вместе с ним в болотную тину. Его теплая кожа не шла ни в какое сравнение со всеми звуками и запахами реального мира. Элон жил, и для Марэ это было самым главным.

Вернув равновесие, они уселись на берегу, а Марэ забралась к Элону на колени. Он обхватил девушку руками и прижал к себе. Переход через серую пелену не вернул мужчине человеческий облик, и половину его лица по-прежнему покрывала кора, из-под которой торчали хрупкие веточки и зеленый мох.

- Кажется, здесь есть кто-то еще, - с улыбкой сказал Элон, вынуждая Марэ посмотреть в сторону забора, который огораживал колдовскую яму.

- Риса! – колдунья вскочила на ноги и, подбежав к сестре, обняла. Ее волосы не были мокрыми, а с платья не лилась болотная жижа. – Как же я рада, что ты здесь, - теперь Риса стала другой, ее локоны побелели, а глаза опять заблестели, как в детстве.

- Все закончилось, наконец-то, закончилось, - девушка поправила черничные пряди, убирая их с лица Марэ. – Через пару месяцев мы встретимся на ярмарке, когда жрицы придут в город развлекать народ, - Риса улыбнулась.

- Теперь ты одна из них, - заключила колдунья, осмотрев сестру с ног до головы.

- Да, теперь поселюсь среди настоящих жриц, а не напомаженных девиц, - Риса довольно улыбнулась.

- Ты уйдешь прямо сейчас?

- Да, мне уже пора. Я только хотела вас встретить и убедиться, что все хорошо.

Марэ выпустила сестру из объятий, и Риса ушла, скрываясь в ветвистых зарослях можжевельника. И колдунья только сейчас заметила насыщенность зелени раскидистых деревьев и яркость голубого неба, залитого лучами Четырехликого Светила. Теперь ее жизнь изменится, в этом девушка была уверена.

Она вернулась к Элону, радуясь за сестру. Видеться они, конечно, будут редко, но все же будут иметь такую возможность. Риса больше не рабыня, заточенная в человеческом мире, а Марэ больше не серая тень, заключенная в потустороннем мире. Сестры теперь обе счастливы, как и много лет назад, когда были еще девчонками.

- Мне, наверное, тоже пора, - послышался голос сзади.

Стоя по колено в воде, Норак не смотрел на подругу так радостно, как Риса, но все же его вечная злость в глазах утихла. И вытащив из волос мокрые листья, колдун подошел к Марэ. От каждого его шага болото в ответ чвакало.

- Я рада, что с твоим сыном все в порядке, - девушка заговорила первой.

- Простишь ли ты меня когда-нибудь? – обреченно проговорил Норак, не спрашивая, а скорее приговаривая себя на мучения всю оставшуюся жизнь.

- Все это время ты не давал мне погибнуть, защищал от разных напастей, не считая того, что отправил в колдовской туман, - Марэ ухмыльнулась. – Я благодарна тебе за это.

- По факту не я затащил тебя в болото, - на его лице пробежала легкая улыбка, а взгляд метнулся на человека, который любовался солнечными лучами, что ложились на черничные волосы.

- Лучше надо было охранять, - колдунья задиристо вскинула нос.

- Вот ты жаба, - Норак не смог сдержать смеха.

Марэ никогда его больше не увидит, она так явственно сейчас это поняла, что внутри не осталось места для гнева и боли. Не так уж много на этом свете близких людей, готовых пожертвовать собой ради твоей жизни. И честно говоря, ей не хотелось прощаться. В дальнем уголке сознания на мгновение закралась мысль, что Норак может переехать в колдовское поселение вместе с женой и сыном. Но Марэ осознавала всю наивность таких желаний.

- Ты вернешься в человеческий мир к своей семье? – с теплотой посмотрела она на друга, будто и не было этих приключений в потустороннем мире, будто никогда не уезжал Норак из лесного городка.



Рита Филь

Отредактировано: 06.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться