Чернильный дневник

Размер шрифта: - +

Глава 7. Огонь горит, гася другой огонь

Глава 7. Огонь горит, гася другой огонь

 

  И какой у нее выбор? Аманда лихорадочно соображала. А выбор был, в общем-то, не густ. Сбежать? Не вариант. Сомнительно, что она сможет преодолеть хотя бы эту комнату. Даже если эти их металлические палицы, опасно покачивающиеся на бедре, могут просто покалечить, все равно будет больно. Уболтать суровые лица тоже не представляется возможным, тут на переговорах не вырулить. А значит не остается ничего, кроме как…

  Аманда поправила длинные юбки и решительно направилась к дверям, где стояли два фанатичных католика, мгновенно напрягшиеся и потянувшиеся к поясу. Но каково же было их изумление, когда пленная, не доходя до дверей, покорно вытянула руки перед собой.

— Заковывать будете? — их растерянность стала тем единственным, что подняло настроение. Заметив переглядки, Аманда обернулась к барону. — Что, нет? Как хотите. Ну что, идем или будем и дальше терять время? Везите, куда хотели.

   Барон Колфинд ошеломленно вздернул бровь.

— Вы меня пр’иятно удивляете, милая. Пр’аво. Вашему благор’азумию можно позавидовать, — он переглянулся с мужчиной в красной экипировке.

   Дальше для Аманды происходило все в полнейшем тумане. Вот ее под конвоем вывели через задние двери, но преждевременно самым бесцеремонным образом оголили ей плечо и даже, кажется, остались недовольны увиденным. Что они хотели обнаружить? 

  А вот ее провожает сухим взглядом прихрамывающий барон, наблюдая с порога, как пленницу усадили в карету с занавешенным оконцем, на которой за вожжами сидело еще два человека. Сопровождающие уселись так, что Аманда оказалась окружена со всех сторон и жалась посередине. Бледные лица и сверлящие брезгливостью глаза не добавляли спокойствия.

  Мнение этих людей на ее счет не вызывало сомнений: виновна по всем пунктам и даже в том, к чему в принципе не могла быть причастна. Логика религиозных фанатиков существовала среди железных нерушимых границ и не имела понятия о том, что бывают и оборотные стороны медалей: умудрилась оказаться под сомнением — виновна, а если ко всему прочему и в самом деле согрешила — рано или поздно снова поддашься тьме, а это недопустимо, так что наказание неминуемо. Вот и все правила.

  Спасибо, хоть не заковали. Так оставалась крошечная иллюзия, что ее положение не столь плачевно. Только вот Аманда понимала, что влипла. Как выбираться из передряги непонятно. Одна она сразу с пятью, не считая двух на вожжах, точно не справится. Единственный шанс мог прийти извне, но сколько бы Аманда не молила мысленно, Томас ее не слышал. 

  Конечно, нет. Столько не будил, а сейчас вдруг решил, что пора! Но ведь рано или поздно она проснется, правда? Нужно только подождать. Интересно, а если она умрет в этом мире, что станет с ней в реальности? Почему-то этот вопрос впервые посетил ее голову…

  Мужчина в красном, сидящий все это время напротив с абсолютно безэмоциональным лицом, внезапно ожил.

— Нервничаете? Вам есть чего опасаться? — прищурился он словно волк, увидавший жертву. Да и сам походил на зверя. Лицо квадратное. Зрачки узкие, почти как у рыси. Волос жесткий как проволока. Голос мягкий, глубокий и звенящий. Явно когда-то сломанный нос и крепкие неровно растущие белые зубы — всем хищникам хищник.

  Аманда от неожиданности вздрогнула. Она настолько перенеслась мыслями к попыткам достучаться до Томаса, что на минуту забыла о том, где находилась.

— Нет.

— Тогда зачем мучаете платье?

  Чейз с удивлением поняла, что все это время неосознанно мяла юбки. Только когда она прекратила это занятие, стало немногим лучше, потому что руки дрожали. И ее спутники прекрасно видели это.

— Кто вы? — Аманда решилась на отчаянный шаг: разговорить их, чтобы перестали разглядывать. Это нервировало. И тишина нервировала.

— Меня зовут Хавьер Бранд, — чуть заметно поклонился ей мужчина в красном.

— И кто же вы, господин Бранд?

— Можете называть меня дознавателем.

— Дознавателем?

— Моя задача находить и доставлять нужным людям таких, как вы.

— Нужным людям? Это… конклаву? И что же, вы станете моим палачом?

— Ваша вина еще не доказана. Или вам есть, что скрывать? — легкая улыбка скользнула по лицу Бранда.

— Вы, так или иначе, найдете к чему придраться. Честного суда ждать не приходится.

— Вы не справедливы. И предвзяты. Наша главная задача — покой человека и его души. Ради этого мы пойдем на все. Но все же нам знакомы и такие понятия как честь и справедливость.

— Правда? — не сдержавшись, фыркнула Аманда. — Я слышала другое. Хотя все подобные вам фанатики свято верят в правоту своих поступков.

   На нее разом уставилось четыре пары глаз конвоиров. Прозрачных и презрительных. Бранд не стал подражать им, лишь наиграно печально вздохнул.

— Мы все фанатики своих желаний. Вы, я, он… — мужчина кивнул на попутчика рядом с собой. — И мы готовы сгореть во имя этой цели… А готовы ли вы?

— Когда появится цель, я дам вам знать, — дернула плечом Чейз, пренебрежительно отворачиваясь. Правда в  переполненной карете это было сложно сделать, чтобы не наткнуться на чей-то холодный взгляд.



Ирина Муравская

Отредактировано: 28.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться