Чернильный дневник

Глава 23. Цитадель

Глава 23. Цитадель

 

   Зрелище, в самом деле, невероятное. Какая-то целая солнечная система под куполом… где это она? Нечто невообразимое, похожее на космический… магический… сюрреалистический атлас, который обволакивал Аманду темным бархатным переливающимся светом и миллионами, если не миллиардами крошечных горящих звезд. 

  Впереди что-то сверкало в дружелюбных языках пламени. Похоже на большой железный глобус. Нет, не глобус. Пылающая декоративная жаровня в виде шара, опутанная кольцами и искрящаяся тенями. Ощущение полной нереальности происходящего….

  В темноте раздался голос магистра Николаса. Его силуэт угадывался от слабой ряби крошечных вспышек, хотя возможно это была всего лишь игра теней.

— Здравствуйте, мисс Чейз. Надеюсь всё хорошо? Мисс Моро пересказала мне случившееся. Вы в порядке?

— Да, — неуверенно ответила Аманда в пустоту.

— А господин Колфинд в порядке?

— Да, — всё так же неуверенно отозвалась та.

— Замечательно. Я крайне этому рад. Вам ведь уже знакомо такое понятие как маятник времени, верно?

— Да, — Аманда чувствовала себя заведенной повторяющейся игрушкой.

— Очень хорошо. Потому что именно в нём вы сейчас и стоите.

  Вот тут уже Чейз удивленно и одновременно вопросительно вскинула бровь, запоздало понимая, что в темноте вряд ли видно её лицо.

— В каком смысле: в нём? — спросила она.

  Прямо перед ней, заслоняя извивающийся в металлическом шаре огонь всплыло высокое очертание фигуры. Аманда даже вздрогнула. Правда разглядеть магистра толком всё равно не могла.

— Мы читаем судьбы, мисс Чейз. Неустанно следим за ними, а если требуется, вмешиваемся. Это есть наша главная задача, поставленная в день, когда из пыли и песка возник этот мир. Оглядитесь. Что вы видите?

  Это что, вопрос с подвохом?

— Э-э-э… огоньки? — задумчиво протянула она.

— Людей, — ответил магистр. — Судьбы людей, если точнее. И их тесное переплетение друг с другом.

   Аманда недоверчиво посмотрела на мерцающие вспышки.

— Не совсем понимаю.

— Каждая звезда на этой небесной карте — человек и его путь. От начала жизни и до конца. Короткий, длинный, спокойный и размеренный или же тернистый и тяжелый... у каждого он разный. Вероятно, вам это не совсем непонятно. Впрочем, как и для других членов ковена. У каждого из двенадцати алхимиков существует определенная, установленная многими веками назад обязанность. Та, которой он посвящает свою жизнь. Моя — чтение судеб. И вашу судьбу, мисс Чейз, я увидел много лет назад.

— Мою? — удивилась Аманда. — Но я ведь не отсюда, а значит... ну, не знаю… меня не должно быть на этой карте. Наверное.

— Я наблюдал одним днем, как испуганно замерцала звезда Молукса, а рядом нерешительным светом всполохнула неизвестная. Исчезала, появлялась и снова исчезала... Словно черновой набросок, сделанный рукой мировоздания. Полагаю, это было своего рода символом различных исходов последующего будущего.

— Различных исходов… — Аманда не отрывала взгляда от мерцающих звезд, окруживших её. Каждая из них это тот или иной человек? Серьезно? — И что же, это была моя звезда?

— Да. Мы могли лишь догадываться, что именно Молукс столь кропотливо изучал за закрытыми дверями уже после того как смертельный вихрь обрушился на королевства. Алхимики не всеведущи. Ложно думать, что мы знаем абсолютно всё. Это не так. Как бы то ни было, неизвестная звезда вспыхнула сверхновой только когда исчезла звезда Молукса. Нить судьбы нашла для нас приемника ещё несколько лет назад, но назвала его имя лишь спустя годы.

— Почему?

— Кто знает. Звезда прочно заняла за вами место на небесном чертоге, но высшие силы не торопились запустить циклическую перемену. Предполагаю это от того, что ваше здоровье пошатнулось лишь недавно. Мировоздание уважает баланс. Однако с недавних пор я почти уверен, что Молукс знал как о своей приближающейся смерти, так и о вас. И сдается, последнее, что он успел сделать перед кончиной — создать новое альтернативное будущее…

   Брр… Аманда непонимающе тряхнула головой.

— Погодите, о чём вы толкуете? В каком смысле создал новое будущее?

  Тень скользнула к жаровне. Послышался щелчок и огонь в центре комнаты погас, стирая сверкающие звезды со стен. Донеслись приглушенные шаги, а затем иссиня черная портьера отъехала в сторону, обнажая круглое окно. В комнату ворвался яркий дневной свет. Ослепленная Аманда зажмурилась.

— Будущее, в котором стерлась граница неопределенности.

  Глаза Чейз, наконец, привыкли к свету и, прищурившись, она огляделась. А вот и магистр Николас стоит в круглой пустой комнате. Кроме окна, портьеры, двери, в которую она вошла и установленной в центре жаровни ничего. Куполообразный потолок, каменные стены и каменный пол.



Ирина Муравская

Отредактировано: 28.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться