Чернильный дневник

Глава 24. Инициация

Глава 24. Инициация

 

Прощания как такового не получилось. Удивительно, но ни у одного, ни у другого не возникало чувства расставания. Словно Аманда уезжала из города всего на пару дней. Так что вместо того чтобы обниматься и горевать, Томас окончательно забив на рабочий график с усердием помогал собирать подруге вещи и паковать коробки.

Первое, что сделала Аманда — съездила на работу и положила на стол заявление об увольнении. Без отработок и расчета. Чем, несомненно, вызвала целый шквал недоумения у кадровиков и некоторое количество попыток отговорить от необдуманного решения. Но Чейз никого не слушала и, забрав скромные пожитки из морга, с улыбкой помахала всем на прощание. Для неё начинался новый этап, а этот… этот пусть останется приятным воспоминанием.

Следом она позвонила хозяйке квартиры и предупредила, что ей необходимо срочно уехать, и она съедет через несколько дней, передав ключи и платеж за неоплаченный месяц Томасу. Почти вся первая ночь ушла на упаковывание чемоданов. Аманде всегда казалось, что она достаточно мало чего успела нажить, но судя по многочисленным коробкам, позаимствованным в ближайшем продуктовом магазине выходило, что добра у неё хватало с лихвой.

Но не оставлять же всё это барахло тут! Так что следующим утром Томас вывез коробки к себе. По просьбе Аманды он лично займется их ликвидацией. Что-то из техники оставит у себя, а вещи и ненужные безделицы сдаст в центр нуждающимся или распродаст по объявлениям. Аманда всё равно не могла взять ничего в Эридан.

Она только и оставила себе золотой браслетик и серьги-кольца - подарки на праздники от друга. Сбережёт как память. “Чернильный дневник” она так же передала на сохранение Томасу с просьбой открыть его уже после того как исчезнет. Для неё это было особенно важно.

На второй, свой последний день Аманда облачилась в рваные джинсы и любимую размахайку с открытым плечом. Последнее, что она когда-либо оденет из привычных одежд. Но это не страшно. Ей нравились наряды Эридана.

Едва ли не половину дня они с Томасом потратили на прощальную прогулку по городу. Странно было вот так идти вдоль улиц, заходить в привычные магазинчики и кафешки, понимая, что уже больше ты никогда их не увидишь. А вот и её любимый сквер недалеко от дома. Летом в хорошую погоду в нём так приятно посидеть на лавочке возле фонтана и рассматривать гуляющих.

Всё тоже самое… шумное метро, спешащие люди, гудящие машины, светофоры, велосипедисты, вывески магазинов… Всё тоже самое, да только уже не то. Аманда расставалась с привычным ей миром без сочувствия, но с приятными воспоминаниями. Она хотела было ещё доехать до матери, чтобы напоследок взглянуть на неё хотя бы издалека, но решила, что лучше не стоит. Если та снова в запое… не хотелось запоминать её такой.

Томас, Меган, Пушок, так звали кота, которого когда-то подарила молодой семейной паре Аманда… вот и все те, с кем она хотела и с кем ей было нужно попрощаться. Немногочисленные подружки со времен учёбы… зачем они ей и зачем они им? Они и так не были особо дружны. 

Мэйсон… с ним она тоже уже все решила, не стоит лишний раз напоминать бедному пареньку о себе. Даже немного обидно: прожить столько лет, а по факту осознать печальную реальность - в этом мире её ничто не держало. Как же она одинока, оказывается… Ничего. Тем проще уходить.

Наступил долгожданный вечер. Странное зрелище. Пустынная квартира, одинокий голый матрас и лежащая на нём одетая в уличные одежды и кроссовки девушка, мечтающая как можно скорее заснуть. Томас хотел остаться, но Аманда попросила его уйти. Ни к чему лишние слёзы и долгие проводы. Она лишь крепко обняла его на прощание, поцеловала и пожелала счастливой спокойной жизни, напомнив, чтобы он не забыл открыть в своё время “Чернильный дневник”.

И вот теперь она осталась в одиночестве, стараясь выровнять дыхание и успокоить бьющееся в трепетном ожидании сердце. Эридан звал её. А она всем своим нутром тянулась к нему в ответ.

 

Приятное ощущение легкости и вот Аманда стояла в стороне от главной дороги, ведущей ко дворцу Аланбиля. Шумела река под мостами, легкие каскады водопадов срывались с утесов, горели зажженные огни ночного города. Чейз утопала голыми ногами во влажной траве посреди пустоты. Скалистый утес, обрывающийся в пустоту и легкая цветущая зелень. Больше ничего.

— Про меня забыли? — вслух спросила она. — Куда двигать-то?

— Просто стой, где стоишь, — раздался женский смех.

Аманда, собственно, и стояла, а затем в немом остолбенении смотрела, как прямо из воздуха открываются двери, обнажая выложенный разноцветной мозаикой холл, освещенный сотнями свечей. В проеме замерла Кэтрин. С улыбкой и упертыми в бока руками. Малиновые юбки расшитого жемчугом платья стелились по полу.

— Аманда Чейз, с громадным удовольствием представляю вашему вниманию цитадель познаний, — ведьмочка пыталась держаться официально, но не сдержалась и рассмеялась. — Отныне вы часть нас, а это значит, что…

Она не договорила, так как по ночному небу прошла едва заметная рябь, и прямо на глазах ошеломленной Чейз из воздуха материализовался величественный особняк в приглушенных готических тонах. Башни с острыми шпилями вздымались к облакам. Лишь одна имела куполообразную крышу — самая высокая. Башня, где расположен маятник времени.



Ирина Муравская

Отредактировано: 28.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться