Чёрное и Белое

Размер шрифта: - +

Эпилог

Собаки догнали их куда раньше, чем мнилось беглецам. Как раз к тому моменту, когда среди торфяных бугров, мшистых бочажков и травяных лужаек заблестели водяные окошки, первая псина выскочила из-за куста и отчаянно забрехала. Дэниц зарычал в ответ – псина отскочила, но затем принялась яростно наскакивать.

- Чёрт подери! – выругался Дэниц. – Блядь, не дала мне силы испить, теперь расхлёбывай. И куда теперь? Выбрались, блин!

- Вперёд, Дэниц, – всхлипнула напуганная Криста. – Ты же говорил, тут тропки есть…

- Страшно? Думаешь, сейчас черти из болота полезут? – криво ухмыльнулся Дэниц. – Ошибаешься, мы тут не водимся. Здесь только грязь и тина с осокой. Неподходящее место для Наместницы и Принца, верно?

К первой собаке присоединились ещё три. Дэниц их явно страшил, в их брёхе было больше истерики, чем охотничьего азарта. Но ведь следом за ними шли люди с оружием. И с проклятиями. Ничего другого не оставалось, как шагнуть на первый бугор, затем перескочить на следующий. Собаки запрыгали следом. Затем они услышали ругательства – и вовремя скрылись в сырой ложбинке. Далее им пришлось передвигаться, пригибаясь и петляя. Собаки продвигались следом, яростно понукаемые охотниками, огрызались на хозяев, взвизгивали и, рыдая от безнадёжности, снова рвали вперёд. Дэниц время от времени рявкал на них, они пятились – и снова наскакивали, скалили клыки, вставали на дыбы – но наброситься не решались.

Партизанское передвижение длилось недолго. Криста и Дэниц неожиданно выбрались на топкий берег довольно обширной болотной глади, усеянный кочками. Рассвет окрашивал болото в сентиментально-романтические тона, можно было бы залюбоваться – если бы не пришлось собрать воедино всё хладнокровие, чтобы запрыгнуть на первую кочку – там, впереди, виднелся достаточно надёжный островок, заросший кустарником. Там можно было отсидеться и сосредоточиться, чтобы прочувствовать дальнейший путь. Если он был…

Собаки сунулись в тухлую воду – и отпрянули, а оскаленная морда Дэница заставляла их раз за разом пятиться и выть. Опять защёлкали серебряные пули – но беглецы ушли уже далеко. Кочки оказались на редкость крепкими – и вот они уже растянулись на тверди островка, отдыхая. Криста не позволяла себе расслабиться, прощупывала пространство. Есть выход – за островом чистая вода, которую можно пересечь вплавь, а за ней – протоптанные мелким зверьём тропки вдоль Мерцы – притока Маузды. Криста этими тропками если не пройдёт, то проползёт, а вот Дэниц тяжеловат для тропок.

- Ну, и куда теперь?

- Вперёд, - кратко ответила Криста. – Плавать умеешь?

- Забыла, как из реки вылавливал?

- Помню. Благодарю тебя. Спаси тебя Бог.

Дэниц удивлённо воззрился на неё – но промолчал. «И слава Господу!» - подумала Криста. – «Пусть помалкивает». Ну, идём?

И они снова продолжили путь по болоту. То прыгали, то плыли, и не узнать было в этих двоих, вымотанных и грязных людях, вальяжного баловня и прожигателя жизни, и смиренную врачевательницу. Криста потеряла слегу, Дэниц выматерил её, и она едва не разрыдалась.

- Ладно, что там, - пробормотал смущённый Дэниц. – Не притворяйся стыдливой куклой. Нам на двоих и одной хватит – у меня силы невпроворот.

И Дэниц пошёл впереди, орудуя слегой с наносной бравадой, и даже засвистел легкомысленный мотивчик. Криста прониклась легкомыслием Дэница, и сделала шаг в сторону куста, растущего на плотной с виду площадке, чтобы обойти его со стороны взгорка. Но внезапно нога Кристы, вместо того, чтобы ощутить под собой надёжный клочок суши, ушла по щиколотку в мякину. Толчок свободной ногой – и вот уже обе ноги ушли по колено, словно кто сглазил. Беда! Заклятый плывун! Криста напряглась, изо всех сил пытаясь удержаться на этом рубеже, страх и паника сковали её. Она задрала глаза к небу: откликнется ли на этот раз? Далёкие возгласы и вой собак, обегающих озерко кругом, уже не казались страшными в сравнении с трясиной.

- Бля! – Дэниц попытался обойти опасное место, чтобы развернуться и протянуть Кристе конец слеги, но и сам ушёл в трясину по колени, не успел зацепиться слегой за куст – как оказался в жидкой грязи уже по пояс. Силы в нём было невпроворот, это верно, но слишком тяжёл был он для того, чтобы хотя б на кочку выползти, и потому он продолжал медленно, очень медленно погружаться.

Криста поняла, что придётся ей собирать воедино все силы с призывом – и вот призыв ушёл в Небеса с мольбой приостановить движение её вглубь болота с головокружительной скоростью, ведь ещё доля мгновения – и уйдёт она в воронку окончательно.

Но у самой границы жизни и смерти вырвался из неё последний выдох, выдавленный водой, и вдруг тут же движение пошло вспять – она штопором вывинтилась из трясины, выпорхнула из жижи – лёгкая, воздушная, бесплотная, без капельки грязи на светящейся коже.

- Ты меня ненавидишь. Вот теперь-то ты и бросишь меня. Подыхать в грязи. Скажешь – самое место, - сказал Дэниц прерывисто, скорее констатируя очевидное, чем задавая вопрос, хотя уверенности в нём не было. – Я знаю – тебе уйти раз плюнуть. Ну и делай. Без тебя мне будет легче. Я заряжу свои батарейки. И пробьюсь.

- Ошибаешься, Дэниц, скорее выпростай руку с палкой, пока не ушёл глубже, распластай на поверхности. - И Криста ухватилась за конец слеги. – Не отпускай, не только у тебя сила есть, Дэниц, брат.



Куличок

Отредактировано: 25.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться