Черное море

Нота пятая - Хранитель равновесия

 

Погода радовала оттепелью, но ветер с моря приносил ночные заморозки, поэтому в доме на холме горел свет – из трубы шел дым, подсказывая, там есть тепло. Гости этого дома были далеки от понимания «семейных ценностей», но после того как город погрузился в хаос, пираты словно очнулись от мрачного сна. На миг им захотелось оставить свой мрачный корабль и почувствовать себя обычными людьми. Возможно, на команду оказало настроение капитана. «Хозяин» лачуги сидел с кружкой горячего чая около нагретого камина. Он смотрел на огонь и размышлял о будущем.

Капитан Ной Плауман думал о судьбе своей жены. Когда леди в красном бархатном платье в первый раз оказалась на борту корабля – мужчина догадался о двух вещах: или он ее убьет или погибнет сам.

Теперь человек задавал вопрос – как быть?

Сказание манило разбойника в темных одеждах, будто свет мотылька. Он хотел увидеть его своими глазами – прикоснуться к чуду и…чертова буква «и», как запинка на пути – хотелось убрать её из алфавита навсегда. Увы, это задание стало непосильным. Если маленькая буква испарилась, то язык потерял свою прелесть, стал груб и сух – совсем как вся компания без Виктории.

Виктория…

Зачем он тогда ушел, когда она приготовила дня него комнату? Именно тогда, когда между ними появилась такая милая добрая связь…Зачем гнал от Светлой Гавани свой корабль? Словно боялся, что она прочтет его мысли через расстояние…

Черт…или Дьявол…неважно…

Каждый из них желал девушку. Ведьмы хотели переманить на темную сторону. Они мечтали использовать силу, которую получит хранитель равновесия. Другая тьма, которая привыкла идти по пути со светом, тоже не отказалась выиграть маленький приз, чтобы указать служителям света на некие цели. Был молодой рыцарь. Когда Тиберий Добрый поймет, кто есть ведьмы, то «слуга добра» захочет использовать девушку ради карьерной цели, а значит, останется доверять всего одному человеку – это себе.

И все-таки…кем была Виктория Пикассо для капитана Ноя Плауман?

Другом? Не дружба свела их пути, а наказание. Опасность. Рок. Неизбежное проклятье. Мужчина догадывался, что розу на руке девушки накололи насильно, чем навязали его присутствие. И все же, тот самый рок указал черному сердцу, что в мире есть честные и отважные люди. Пусть двигающиеся к своей цели – но открыто, без тени лицемерия на своем лице – они заслуживали уважения. И теперь мужчина подкрался к пикантному вопросу. От которого упорно бежал, даже затеял всю церемонию с осажденным городом, искуплением вины и прочего. Убить капитан деву не мог – не поднималась рука. Он был воспитан религиозно и брак, пусть по расчету, для него оставался неприкосновенным.

Капитан шумно отхлебнул успевший остыть чай.

Итак, их брак…

Странное предложение при условии, учитывая все грустные обстоятельства, Ной должен был отпустить Викторию.

Хотел ли человек этого? Еще более сложный вопрос, чем вопрос «как быть».

– Капитан! – без стука в комнату ворвался юнга.

Он хотел осадить его лихим словом, но увидев выражение лица мальчика, понял все без слов.

– Ваша жена…– малец не успел закончить предложение. Человек в несколько шагов оказался на пороге и, забыв про холодный северный ветер, быстро пошел в вечерний сад.

В мыслях пронеслось тысячи предложений, но еще сложнее было удерживать эмоции. Сначала он хотел отругать ее, потом сказать, что был не прав. Наконец, он ничего не смог поделать с собой, когда увидел на другой стороне девушку, которая не спеша шла в сторону старого дома.

Она выглядела уставшей, значит, письмо было мерзкой ложью от ведьмы.

Мужчина тихо выдохнул и, когда молодая женщина поравнялась с ним, то его мягкая ладонь накрыла ее запястье. Он слегка сжал её тонкую руку, замечая на лице спутницы удивление:

– Капитан…– выдохнула девушка.

– Вы вернулись ко мне.

В погоне за свободой Ной Плауман забыл, что значит любовь – любовь к близкому человеку. Он шел вперед, забывая про все: о тех, кому причинял боль – о том, что был кому-то нужен в сложный час – он сметал все на пути к вендетте.

Теперь мужчина стоял напротив девушки и понимал: если понадобиться, он разрушит не одну Светлую Гавань ради леди Виктории.

– Капитан, – теперь ее лицо выражало испуг, – почему вы на берегу? Почему «все» на берегу? Меня не пустили в город – люди говорят, он был в осаде. Ради светлого солнца, капитан, скажите: что происходит?

– На самом деле, – медленно начал он, – Виктория, не буду скрывать – город разрушили пушки моего корабля, но не для вкуса мести. А для того, чтобы жители могли узнать, какая опасность грозит всем. – мужчина выдержал паузу.

– Какая опасность? Вы о чем? – девушка аккуратно высвободила руку из пальцев собеседника, – Я ваш союзник.



Марина Галимджанова

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться