Черное море

Нота первая - Виктория Пикассо

Вика не относилась к знаменитым потомкам великолепного художника. Ее отец получил необычную фамилию в детском доме. Видимо код выбора случайных фамилий, не очень удачно вычислил запрос. Однако Пикассо вырос человеком строгих правил: получил право на жилье, окончил приличный колледж и работал на хорошей работе, вскоре женился на девушке мечты, а потом появилась Вика. Девочка-солнышко любимица родителей, только скажи папе – никто не обидит. Мама всегда подскажет, как правильно найти выход из сложной ситуации.

Прекрасная жизнь была до четверного класса, так как появился Павлик.

Родителей будто подменили. Мама стала больше плакать, а папа чаще задерживался на работе. И Вика должна была стать серьезной и перестать вести себя как ревнивый ребенок. Хотя она не понимала, чем провинилась? Может, хорошие оценки по учебе могли изменить положение в семье? И тогда девочка решила порадовать несчастных родителей: учила математику сама, первая записалась на кружок физики, а под конец учебного года всегда получала грамоту. Но про девочку забыли, будто она стала чужой. Мама и папа говорили только о Павлике.

Вика пробовала достучаться до старших, но ответ был один:

«Не будь такой жестокой. Павлик младше тебя и он нуждается в нас больше, чем ты».

И пришел день, когда Виктория из девочки стала девушкой, и новая Вика оставила предков в покое. Надоело ей слушать, «какой хороший братик» и «какое нудное создание» сестра. Она решила стать старше. Наконец, шел выпускной класс, значит, пора подумать о своем будущем. Ведь папа в эти годы имел солидную сумму на квартиру, совмещал учебу с работой.

Что могла сделать ученица старших классов? Все просто – без «друзей» работу не найти. Будут нужные связи, то все дороги открыты перед Викторией Пикассо.

Итак, нужно подружиться с девочками, у которых папы круче её родителей. Поэтому она приняла решение о переводе в класс «А». Конечно, баллы при поступлении там были выше, но она уверяла себя, если могла отлично учиться в простом «В», то не страшен гимназический класс. Тем более девушка видела, как дорогие машины подъезжали к крыльцу школы, чтобы «золотые леди» могли отправиться на учебу. Их было двое. Лучшие подруги с первого класса. Аэлита во всем – одновременно со всеми и на расстоянии от остальных.

«Мы – лучшие» – был девиз девушек, и Вика мечтала дружить с ними.

Дома идею восприняли сухо.

– Ты собралась на грант? – удивилась мама, – Дорогой, объясни ребенку, что там шорт лист зашкаливает: Арлетт, Ель, Кембридж, Метрополитен. В половине университетов нужно владеть языками, а про денежную оплату я промолчу. Нужно брать кредит, а у нас Павлик растет.

– Именно, – кивнул отец, – сейчас времена другие, раньше государство оплачивало учебу, а сейчас карман родителей. Думать нужно головой, дочка. Возьми пример с Павлика. Ему десяти нет, а он рисует и сооружает корабли, но не просто так, мальчик хочет посвятить себя военному будущему. Он думает заранее.

– А как же! – девушка зло схватила яблоко со стола, – Наш котик! – и смачно откусив, пошла в комнату.

Все будет хорошо.

Ее план в действии. Она познакомится с Кристиной и Олей поближе, а там девочки в беде не оставят. Вика видела, как подружки дружно держались, если кто-то плохо говорил о них – девушки такое устаивали, что врагу не пожелаешь. Пикассо тайно мечтала стать сильной как Оля или утонченной, словно Кристина.

Конечно, похвастаться она могла многим: вьющееся каштановые волосы, которые красиво ложились на плечи, но больше всего Вика гордилась черными широкими бровями, только серых глаз стеснялась. Девушка считала, что они портят внешность, поэтому, когда собиралась в школу, «дизайн лица» оставляла «на потом». В конце концов, у неё была не только внешность, но и звучная фамилия, и отличные оценки. Остальное не так важно. Например, выходную одежду можно перешить у швеи, а в школу простая форма сойдет, так что волноваться насчет моды не стоило.

Однако все оказалось непросто.

На «привет» девушки одарили простушку холодными взглядами:

– Новенькая, – и не спросила, и не сказала Оля.

– Какая-то дешевенькая, – выдала пухлыми губками Кристина, – хочешь совет?

Вика не ответила, только бровь слегка приподняла.

На жест Оля ехидно улыбнулась, а Кристина продолжила:

– Тебе у нас сложно будет. Лучше топай, откуда пришла. Наши парни, типа ты одна из нас, короче, на такое не западают, а девушки с такими, как ты не дружат. У тебя даже на простой фешен денег не хватит.

– Ой, – улыбнулась Оля, – ты лучше простушке объясни, что это такое.

– Слушай, а сколько времени? У меня с мамой шопинг. Опять по бутикам шататься, сидеть на диване и с умным видом говорить как все плохо, – Кристина подхватила под руку Олю и девушки пошли в обратном направлении, говоря о проблемах, словно Вика перестала существовать.

Было обидно.

Она думала, если будет приветливой, то простушку заметят, а выходило наоборот. И дома, опять начнется «какой» хороший Паша и «какая» плохая старшая сестра. Вот испариться куда-нибудь, пройти сквозь время в волшебную страну или в другое измерение, как в Звездных Воинах или Однажды из Сказки. Полностью изменить свою жизнь, так, чтобы никто из прежних друзей не узнал тебя. Ведь после унылого существования хотелось праздника.



Марина Галимджанова

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться