Черное море

Нота вторая - Золушка или принцесса?

– Виктория! О чем ты думала? – мама ходила туда-сюда по кухне, вымещая негодование на движениях, – Он же мальчик! Как ты могла?

Девушка не ответила. Она опустила голову вниз и перебирала тонкими пальчиками красную салфетку. Говорить что-либо было бесполезно, особенно, если женщина находилась в злом настроении.

– Я не понимаю, что с тобой происходит! В этом году ты перестала нормально учиться! Ты почти не дружишь со своими сверстниками, а только и делаешь, что сидишь дома! Я понимаю, у тебя какой-то сложный период, но Вика, зачем драться с парнем, который мог тебя покалечить?! Ты думала о том, что синяки остались бы не только на руках? – мама шумно всхлипнула.

«Проблемный ребенок» сохраняла невозмутимое молчание. Родители не поймут, что капитан баскетбольной команды, золотой призер по физике и человек, у которого в твиттер более ста тысяч читателей, каждый день придумывает новые гадости специально для Виктории Пикассо. Он не делает «это» сам, за него совершают поступки другие.

В коридоре Вику обзывают бранными словами, на гимнастике подставляют под ножку, а на уроках она сидит в полном одиночестве, потому что «новенькой не существует». Бывшие друзья от нее отвернулись, новых подруг нет. Были ребята из младших классов, но, когда о «девушке-ошибке» стали появляться записи в социальных сетях, к ней перестали подходить даже ребята помладше. Никто не хотел связываться с Никитой. Для них он был бог.

Однако не все желали «подстраиваться» под политику лучшего парня в школе. Иногда Вики ловила на себе сочувствующие взгляды. С ней садились на лавочку или анонимно кидали на «телеграмм» ответы к тестам. Кое-кто в большой перемене даже угощал шоколадкой. Но стоило начинать Нику свою темную игру, никто не помогал простушке, и школа превратилась в бойцовский клуб.

Оставалась две недели до выпускного вечера, когда случилось это…

На уроке химии проводили опыты, поэтому химик попросил заранее спуститься в полуподвальное помещение, поднять материал в класс. Идти пришлось новенькой. Разумеется, кое-кто из ребят неслучайно закрыл кладовку на замок. Хитрецы не учли одного: в классе были ученики, которые плохо дружили со смесями и ингредиенты смешали неправильно.

Звонок прозвучал рано, но Вике было не до выводов: голова кружилась, из глаз бежали слезы, ноги не хотели поддерживать тело. Она почти потеряла сознание от едкого дыма. Ей даже стало казаться, что мир был готов померкнуть, но где-то на небесах произошло чудо – она могла дышать теплым весенним воздухом. Вдыхала его как последний раз, наконец, открыла глаза и увидела перед собой кривой нос физрука. А потом поняла, что находилась на руках человека, которого ненавидела больше всех.

Он шумно вдыхал дешевенькие духи спасенной, крепко сжимал волосы девушки, а она слышала биение его сердца и не понимала: почему Ник обнимает ее?

Ах…

Конечно!

За ними наблюдала половина школы! Он же герой! Героям не положены слова! Ведь, за него все сделают другие – кто-то из девочек выкладывал в интернет новость-бомбу.

Ник вежливо предложил ей руку, но девушка не приняла помощь. Лучше идти, пошатываясь из стороны в сторону, чем с этим чудовищем.

До медицинской комнаты она дошла сама.

Возможно, день кончился просто: мама забрала из школы и Пикассо отсыпалась дома. Однако через полчаса медсестра отпустила девушку. Вика решила, подождать родителей в школьном дворе. Она сомневалась, что сейчас её будут доставать, но Ник уже стоял около коридорного окна – в синей рубашке с небрежно завязанным галстуком, темный ёжик волос лег немного криво, а синие глаза прожигали насквозь. Если их линия общения пошла немного иначе, то Вики была поклонницей Ника, но его пафосные трюки испортили всё.

– Пикассо! – ему пришлось бежать, когда девушка ускорила шаг.

Не хотелось разговаривать с «золотой молодежью», потому что злость буквально сдавливала горло, а пальцы хотели сделать что-нибудь плохое. Например, вцепиться ему в волосы.

– Эй, принцесса! Стой!

И она остановилась, бросила рюкзак на пол и неожиданно для себя кинулась на парня. Ногти оставили приличный след на щеке молодого человека, а юноша от такой наглости опешил. Хотя этого хватило на несколько секунд, когда девушка продолжила атаку, он перехватил руки.

Виктория за последний год хорошо изучила метод «подставь мне под ножку». Пара упала неудачно. Ник придавил ее своим сильным телом, но Вике было все равно.

Она буквально выплюнула бранные слова:

– Будь ты проклят, Облонский! Я тебя…

Лучше он сказал унизительные слова в духе Ника или больно заломил руки, или сделал много других вещей, на которые был способен.

Никита ничего не сделал, только посмотрел на нее, и в этом взгляде было торжество. Потом его пальцы зарылись в волосах девушки. Когда Ник закончил, Вика едва не плакала – все испортил, ее первый поцелуй был с ничтожеством.

Как этот негодяй мог претендовать на ее губы? Как он посмел?

Гореть в аду Никите Облонскому! Пусть за ним придет сам черт, а Вики станцует на его костях! Что он задумал?! Что?! Убить ее?! Отравить?! Сделать школьной шлюшкой?!



Марина Галимджанова

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться