Черное море

Нота четвертая - Узы крови

 

Виктория пришла в чувства медленно и неохотно, точнее, ей не хотелось показывать вида, что темные видения отпустили. Пастель была теплая, подушка мягкая, а от пледа пахло табаком – поэтому она не хотела вновь оказаться в том страшном месте среди побоища от столкновения кораблей. Девушка также не стремилась увидеть новые следы боя – раненных людей, хамские разговоры пиратов, наглые лица прибывших гостей. Отчего-то ей были неприятны люди с корабля «Буря». Их тела искрили от здоровья, когда моряки от «Черных Парусов» напоминали высохших скелетов, которые хватились за последнюю надежду, а последней надеждой оказалась Виктория Пикассо.

Однако в часы ее недуга корабельную компанию подлатали – в каюте пахло свежим срубом дерева, а капитан сидел рядом. Сбросив темно-синий сюртук на спинку кресла, он остался в рубашке. Оттенки белого мужчине шли, цвет кожи уже не был таким серым и наросты на лице стали немного подсыхать. На миг ей показалось, если не дурная болезнь, то темное сердце был молодым и приятным мужчиной.

Вика осторожно перевернулась набок, так умели только девушки: специально рассчитать, чтобы пряди волос закрыли лицо, а из-под них можно было наблюдать.

Однако Ной заметил.

Хозяин комнаты скосил вбок зеленые глаза и как-то криво улыбнулся:

– Доброе утро, леди Виктория.

– Спасибо, капитан. – правда, любопытство немедленно одержало верх, – А где мы? – спросила девушка.

– В ковчеге. Вы спали два дня.

– Пожалуйста, выслушайте меня – кок не виноват, – быстро сказала Виктория, приподнявшись на подушках, – никто не виноват…

– Я знал, что вы так скажите.

– Его наказали по всей строгости?

– Не говорите глупостей, – мужчина дернул плечом, – где я найду толкового повара? Получил порку и все.

– О! – Виктория покусала от досады губы, она опять показала слабое место.

«Однако понимание и жалось, разве, слабость? В этом месте их называют «благодетель», – подумала чужестранка, – Вот даже этот страшный пират пошел на снисхождение, значит, я сделала все правильно. А, интересно, корабль находился в гостях у разбойников, потому что его до сих пор не починили или было что-то еще?» – Виктория вспомнила, что недавно квартирмейстер упоминал про маскарад, наверное, это был план капитана.

Ей не хотелось сидеть за общим столом с пиратами и пить горький ром. Одно дело, когда она более-менее знала команду Ноя Плауман, но совершенно другая ситуация, знакомиться с иноземными разбойниками. К своему сожалению гостья ковчега хорошо помнила кто спас ей жизнь – это были капитан со странным мужиком, которого Ной назвал другом. Капитан «Бури» делал странные намеки в ее сторону и смотрел неприятно сладко. Еще настораживало, то, что лидеры пиратов говорили спокойно даже дружелюбно, но между ними складывалось нечто неприятное, словно, это были строки между строк.

Капитан Плауман при Виктории старался держаться стойко, но девушка обратила внимание на его эмоции – иногда на лице союзника появлялась тревога.

На этот раз темное сердце подарил гостье новый изучающий взгляд. Теперь его широкие рыжие брови не хмурились, лишь тонкая морщинка легла между ними:

– Я вижу, вас терзают вопросы.

– Много вопросов, – кивнула Пикассо.

– Давайте, решим их? – молодой человек протянул руку к столу, достал миниатюрный нож и стал ковырять лезвием ручку кресла,– Поверьте, от нашего решения зависит судьба многих людей. Они не идеальны, леди Виктория, но жить хотят все, поэтому не буду говорить сложными фразами. – капитан остановился на незаконченном предложении, швырнул нож обратно и сцепил пальцы в замок, – Я дал слово защищать леди от болезней, опасностей и злых людей. Я честно выполняю данное обещание, но кое-что изменилось, – мужчина бросил на нее быстрый взгляд, а Виктория увидела на лице человека сомнение.

«Что-то случилось. Я еще не видела его таким. Обычно он стойко держится и никогда не позволяет лишних эмоций. О, море! Неужели, мы заложники того страшного капитана?» – с ужасом подумала она.

А Ной продолжал разговор:

– В этом месте, где пираты слышат слово «девушка», все отходит на второй план. Неважны законы или соглашения, если женщина хороша собой – она достанется каждому. Чтобы оградить мою гостью от этого, пришлось кое-что сказать без вашего согласия.

– Хорошо, – кивнула она, – Я…

– Прошу, – он подарил ей новый тяжелый взгляд. Чаще такие взгляды отдавали палачи осужденным. Однако гостья выдержала испытание. Она посмотрела прямо перед собой, пока мужчина продолжал, – Все кончилось мирно. Мы пожали друг другу руки, закончили временный ремонт корабля, поделили добычу. Рыжая Борода помог нам в трудную минуту, но все-таки нам придется сделать это.

– Что сделать? – насторожилась собеседница.

– Связать союз узами крови.



Марина Галимджанова

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться