Черное море

Нота четвертая - Девы Луны

 

Старые договоренности. Есть ли им цена? Или все сводится к грошовым словам?

На данный момент «словом и законом» на берегах Светлой Гавани был Ной Плауман. Однако он не стал разорять дальнейшими бесчинствами павший город. Он просто навел порядок: зачинщиков и волонтеров повесили на главной площади, людей относившихся к опасному сговору высекли, если находились нарушители, то последних глупцов привлекали к тяжелой работе по восстановлению города.
Некоторые переулки были разрушены, часть улиц напоминала грязные стоковые реки. Центровая пушечная полоса, защищающая город от морских пиратов пришла в негодность. Город оказался не защищенным со стороны моря и суши, потому солдат и часть нарушителей привлекли к охране порта.

Тиберий занимался ранеными, то есть отдавал честь доктору, привлекал девушек в волонтеры по уходу. Когда дома-приюты были переполнены «Добрый» написал длинное письмо герцогине Айне с просьбой помочь. Он нашел пригодные повозки и отпустил людей в добрый путь.

Однако опыт подсказывал этого не делать. Ведьму не нашли, но капитан Артур был самоуверен, что до красных щек на лице доказывал точку зрения. Наконец, Тиберий сдался. Ему хватало презрительного отношения Артура к ситуации в Светлой Гавани. Офицеры не хотели приходить к общему мнению. Однако город нужно было восстановить, показать испуганным жителям, что закон еще есть.
Помощь приходила с разных сторон.

Когда добрый менял бинт у одного из обожженных, подле него остановилась девица. Красные щеки, пышная прическа, прозрачное платье – девушки с «красной улицы» тоже пострадали. Девица предложила свою помощь. Тиберий кивнул, так как любой человек был нужен в трудный момент.

Конечно, не все это понимали. Присутствие женщин легкого поведения вызвало неприятные перешептывания мирных дам. Но когда молодой человек отпустил мужчин к капитанам, то леди немного успокоились.
К Ною Плауман тоже подоспела помощь.

Из тысячелетнего леса вышли люди.

В городе ходили сплетни, что в глубине острова живут отшельники, кто не смирился с политикой короля. Забрав семьи, те, ушли в горы.

Минуя пост с солдатами, гости подошли к капитану пиратов.
– Значит, это правда? – из толпы вышел седой мужик, – Ной Плауман вернулся в отчий дом!

Ной медленно кивнул в ответ.

Пришедшие люди хорошо знали его, но он никогда не встречался с ними лично.
– Мы пришли, чтобы помочь, – сказал гость, – к нам дошел слух, что ведьмы хотели разрушить город, но вы встали на защиту. Наши жнецы были правы: вы не разрушитель – вы друг!
– Спасибо! – ответил Ной, – Хотите помочь? Для вас найдется много работы.
Через час к капитану подошел человек в белом. Последнее время он жалел о том, что не пустил этой «назойливой мухе» пулю в лоб. Представитель закона из Земли Королей напомнил ему о том времени, когда высокомерные господа говорили сильные речи о добрых делах, когда за их окном замерзали голодные дети. Однако Ной дал слово Тиберию, что офицеры не пострадают от мушкетов пиратов.
Артур не скрывал недовольства:
– Не буду обманывать: гости неплохие работники, но вы знакомы?
– Нет.
– Я не встречался с ними ранее.
– Спросите у них, капитан, – сухо ответил Ной, – у меня много забот.
– Да? – едко усмехнулся человек, – Тиберий подарил вам красивую бумажку от короля, но не обольщайся, ты – черная душа!
– Возможно, – ответил Плауман.
В другой ситуации черное сердце ответил ударом ножа за наглость со стороны человека. Однако его мысли занимал всего один вопрос – «что стало с его женой?»

Тиберий не смог сказать определенного, толка от Артура было мало, расспросы людей дали грошовый результат. Поэтому Ной Плауман решил обратиться к давней «знакомой». До сих пор он откладывал момент встречи, так как всем сердцем ненавидел ведьм. Теперь ситуация была иной.

Таверна Каравеллы получила мало разрушений: в окнах несколько стекол разбило ударной волной, пострадал дворник.

Девушку мужчина нашел с метлой в руках. Она убирала в столовой и раздавала еду с водой, чтобы помочь осажденному городу. Ведьма не была рядом с «Добрым», не подсказывала капитану Артуру советы, не помогла доктору, но она находилась на своем месте и была добра с прихожанами.
Когда-то давно старая спутница города помогла Ною понять истинное предназначение. Она указала на верный путь, даже спасла многим из команды жизнь. Это было намного сильнее обычных податей. Ной ценил таких людей. А сейчас был уверен, что именно «дева луны» помогла Виктории выжить в этом моменте столкновений зла. По крайней мере, он надеялся на это.
Воспоминания прожгли уставший мозг, захотелось сесть за стол, выпить эля и забыться, но он обещал, что накажет виновников. И не только людям Светлой Гавани обещал, но и девочке, что давным-давно умерла на его руках – от его пули.
Хозяйка остановилась, вопросительно посмотрела на гостя таверны, а дальше кивком головы указала на стол. К столу подала молоко с хлебом:
– Полезно.
– Благодарю.
– Благодари петли. Еда из мира твоей новой игрушки, Ной Плауман.
– Виктория моя союзница.

– Ох, – ехидно улыбнулась девушка, – леди знает об этом?
– Каравелла.
– Поглощай еду и отвечай. Зачем пришел? Ты не хочешь тут жить. И не мне говорить темному сердцу о его настоящих врагах. Стоит победить проклятье, как они найдут новый путь. И что тогда? Опять будешь губить людей? О, знаю, что среди них были ужасные экземпляры, но ты убивал и хороших людей. Порядочных, честных – она сделала из тебя чудовище!
– Ты говоришь о врагах? А как же ты? Куда смотрел твой взгляд, когда она делала ужасные вещи, когда использовала их в свое благо? Твоих людей из леса недостаточно, чтобы загладить вину, твоей, Каравелла, ведьмы. Или все-таки колдуньи? А может, она уже чародейка? Это существо из ада! Вендетта, – холодно ответил мужчина, – ее уже давно нет. Мне нужна только Виктория – моя жена!
– Ох, Ной! Почему ты раньше не сказал? – кивнула собеседница.
Капитан отлично знал, что сейчас в голосе молодой женщины не было тех нот, которые указали на ложь. Глаза смотрели на мужчину серьезно, а тонкий рот был сжат в идеальную линию. Неожиданно он сравнил его с губами Виктории. Девушка, когда была настроена серьезно, всегда машинально облизывала губы. За столь короткий срок человек успел узнать свою спутницу очень хорошо. Иногда она была колючей, но за иголками скрывался ранимый человек, которого предавали. Какие чувства нужно испытывать, чтобы не показать всем слабости? Наверное, нужно быть сильным человеком. И ведьмы Светлой Гавани знали это. Примером тому был Ной Плауман. Его сила нужна была тварям во тьме – они питались «подобными», вытягивали из них всю жизненную силу, а далее превращали в подобных.
«Тьма бывает разной», – любила повторять Каравелла, но для Ноя каждая из иных представляла некий тотем, то, с чем ему довелось столкнуться однажды.
И чем больше они проходили испытаний, тем больше мужчина начинал задумываться, что леди из дальнего места стала для него непросто разменной монетой, она вызывала к своему упорству уважение. И когда Виктория достанет последний предмет, Ной приложит все усилия, чтобы сохранить между ними связь, а возможно, хрупкую дружбу.
Однако если девушка попадет в руки ведьмы, то ей не жить. Чертовка сделает все, чтобы капитан оплакивал могилу своей союзницы.
Пока пират обдумывал ход действий, ведьма продолжила:
– Все дело в линях розы. Проклятье имеет две стороны, капитан. Если носителем становится мужчина и достает все шесть предметов – оба союзника обретают свободу. Однако в заклинании не указано: что будет, если метку получит девушка.
Рука Ноя замерла с кружкой в воздухе:
– Продолжай.
– Я не знаю, что за предметы тебе нужны, но про последний маяк мне известно. Ключ, что откроет скрытую дверь. Настоящий ключ. Без загадок, тайников или опасных мотивов. И когда союзница положит тебе эту вещь на стол, тогда это станет настоящим испытанием. По сути проклятье будет снято, но строки указывают на мужчину: а значит, часы сделают оборот и вот, – девушка развела руки в разные стороны, – будут открыты весы, где демоны и ангелы предстанут перед хранителем секретов – и без обетов, сонетов, и важных слов – перед тобой предстанет он. Чье сердце станешь бережно хранить – нет, не любить, а дорожить. И тьма, и свет сойдутся в диалоге, и в итоге, если не беречь жемчужину рассвета, то печальна будет строка этого сонета.
Собеседница начала расти, а Ной поднялся со стула, положил пальцы на оружие у бедра и выругался. Наконец, до него дошло, почему Каравелла стала такой большой. Ее ноги оттолкнулись от пола – дева парила в воздухе. Странная поза, в которой оказалась ведьма, тревожила мужчину: руки расставлены в разные стороны, ноги завернуты одна на другую, изо рта капала пена, глаз не было, только белые блики.
В неудачный момент зазвенел колокольчик у входной двери. Незваный гость сделал несколько шагов и в изумлении над зрелищем остановился. Ною не нужно было смотреть, кто зашел в таверну, человек прекрасно знал легкие шаги.



Марина Галимджанова

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться