Черное сердце

Размер шрифта: - +

Глава 2.

Желания, особенно сильные, подкрепленные страхом и магией, имеют обыкновения исполняться. И это мое желание не оказалось исключением. Секунду спустя мы стояли у дверей в подъезд моего дома. В сам дом, а тем более в квартиру с помощью магии попасть нельзя – так уж устроены наши дома. Только при помощи левитации – для этого специальным образом обустроены балконы.

 Так или иначе, мы дома. Вокруг медленно оседают на асфальт истощенные переходом нити силы. Я тупо смотрел, как тают переплетения сияющих тусклой синевой светлых и черных потоков – видимо остатки заклятия черного мага перенеслись сюда вместе с нами. Юля стояла в стороне, время от времени всхлипывая. Я не видел ее, но чувствовал, как она провожает взглядом нити темного заклятия. Это я знаю, что они не могут принадлежать мне. А она скорее всего сложит их вместе со всеми моими запретами, надумает лишнего, и потом мне от этого не отмыться. На каждом углу болтать не станет, а вот отцу доложит точно.

Не сговариваясь, мы направились к подъезду, пешком дошли по лестнице на последний этаж и окунулись в тепло и праздничный гомон в моей квартире. Проигнорировав неутихающие поздравления и оставив девушку среди веселящихся гостей, я удалился в спальню, где, не раздеваясь, плюхнулся на кровать, спугнув целующуюся парочку. И, несмотря на гомон в соседней комнате, мгновенно провалился в сон без сновидений.

 

 С утра мне предстоял разговор с отцом. Глупо было надеяться, что мои ночные приключения, приправленные солидной порцией примененной магии, остались им незамеченными. Вероятно Юля, соучастница моей выходки, уже все ему рассказала. В мельчайших подробностях. И мне даже не стоит придумывать оправданий. Не дожидаясь посланников своего венценосного отца, я поспешил привести себя в относительный порядок и отправился к нему.

 Он уже ждал меня, устало откинувшись на спинку кресла в своем кабинете. Знал видимо, что приду сам. Длинные светлые волосы, против обыкновения, не были собраны и свободно рассыпались по плечам отца. В таком растрепанном виде я не видел его уже очень давно, если вообще когда-нибудь видел.

 Отец молча кивнул мне, предлагая присесть на стул напротив него.

 – Ты хоть понимаешь, что натворил? – без предисловий начал он. – Теперь даже я не смогу оправдать тебя перед Инквизицией Совета.

 Я поморщился. Совет представлял собой скопище стариков выживших из ума, но упорно лезущих во власть. Сотню раз его пытались распустить. Сотню раз он выкарабкивался из пепла, чтобы схватить своей костлявой рукой за горло очередного правителя. В итоге с его существованием смирились. Порой старые маги давали мудрые советы, порой их выслушивали, но "забывали" исполнить услышанное. Сейчас Совет носит скорее контролирующую функцию, хотя, по сути, на мой взгляд, этот контроль, как якорь судну, мешает двигаться прогрессу. Именно под их властью и находится Инквизиция, занимающаяся поиском и "удалением из общества" черных магов и контролирующая деятельность светлых. Своеобразная магическая полиция. Вот только каким образом я умудрился обеспечить себе встречу с ней, я даже представить не мог. Запрещенных заклинаний я не применял. Защитный купол любой конфигурации, как и последовавший за ним спонтанный перенос, запретными не считались. Или, быть может, колдовство темного мага записали на мой счет?

 – Извини, но я не понимаю тебя. Я не нарушил закон, я не применял запрещенную магию. Что не так?

 – Он не понимает!! – взбесился отец. – Ты не такой как все. Понимаешь? Думаешь, все эти запреты просто так? Моя прихоть? Я хотел защитить тебя, но ты не пожелал дождаться совершеннолетия и.. Теперь уже ничего не исправишь, – тихо закончил он.

 – Если бы ты потрудился объяснить, к чему все эти запреты, то мне были бы понятны твои переживания. Я не считаю себя виноватым, – несколько резко ответил я.

 Отец встал и подошел к окну.

 – Я не могу... – начал он. – Все слишком сложно, – он снова замолчал. Я ждал. Ждал долго, когда он продолжит.

 – Я постараюсь тебя защитить, – сказал он, вернувшись на свое место. – Зачем хоть выходил?

 – За елкой, – буркнул я. Я не получил ни одного ответа, не услышал ни одного вопроса, на который мог достойно ответить. В чем же дело?

 – За елкой, – отец не сумел сдержать улыбку. Потом подошел ко мне и потрепал мои волосы. – Какой же ты еще ребенок, – вздохнул он. – Будем надеяться, что все обойдется. А теперь, иди.

 Сказать, что я был зол – не сказать ничего. Сложившаяся ситуация, окутанная непроглядным мраком тайны, и раньше выводила меня из себя, но теперь... Вообще ненужные тайны не люблю, а тем более, если они как-то связаны с моим здоровьем и благополучием. Тем более, что в этот раз я так и не получил заслуженной взбучки от отца. А это могло значить только одно – дело действительно плохо.

 Я вернулся в опустевшую квартиру. Даже привычного присутствия хозяйственной Юли не наблюдалось.

И два дня ничего не происходило. Не явилась ко мне вездесущая Инквизиция. Не вызывал к себе отец. Не заходила Юля. Хотя в последнем пункте меня расстраивало только отсутствие домашней свежеприготовленной еды. На всякий случай я не выходил из дома – в своих стенах как-то спокойнее.



Стася Вертинская

Отредактировано: 18.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться