Чёрное солнце (1)

Размер шрифта: - +

4

Тени – это смертные с даром. Их путь на небо лежит через смерть предшественника. Это – истинный смысл их существования. Постоянная смена власти, смена силы. Вот только провернуть такой трюк не просто, особенно с матёрыми богами. Другая дорога – пойти в услужение к другому богу, не своему. Он способен увеличить их способности и продлить жизнь.

Тьер держал при себе четверых. Поговаривали, будто взял бы больше, да собственных силёнок маловато, а венец богов тут не помощник. Эстель и Персиваль постоянно находились рядом с хозяином, вместе с ним вынашивая планы. Дафна появилась намного позже, после двух крупных извержений вулканов. Она предпочитала крутиться неподалёку, на случай если Тьер решит отвлечься, ведь сама особым умом не блистала. Натан же в их кухню не влезал, выполнял, что сказано, но не более. Бегать в мир смертных ему надоело в первые два столетия, потом потянулась непонятная череда однообразных дней, когда он уже потерял всякий смысл бессмертия.

Но в последний век Натану улыбнулась удача, причём в буквальном смысле. Как-то раз мужчина столкнулся в коридоре с абсолютно пьяной и счастливой богиней, которая тут же доложила, что зовут её Фелисити для друзей Лесия. Васильковые чуть-прищуренные раскосые как у лисицы глаза заворожили, персиковые влажные от блеска губы нашёптывали сладкие речи,  длинные сильные руки с лёгкостью утащили «приятного молодого человека» за собой. Когда Лесия привела тень смерти в гости к богу смерти, вышла небольшая заминка: встречи не ждали ни бог, ни тень. А потом разговорились, и с тех пор Натан стал своим в маленькой компании.

Сегодня, освободившись от дел, тень смерти по привычке спустился на нижний этаж небес, который почти единолично занимал Ремус, и вошёл в гостиную. Как ни странно, бога смерти там не оказалась, зато мирно чаёвничала Лесия, с приветливой улыбкой пригласившая составить ей компанию.

– Ремус далеко? – уточнил мужчина. Сегодня он по делу, не опоздать бы с сообщением.

– Не имею ни малейшего представления, – отозвалась Лесия и прозорливо осведомилась: – Есть какие-то новости?

– Есть, – не стал увиливать Натан, Лесии тоже не помешает. – Сегодня волшебные существа устроили в садах гулянье. Тьер, хоть и пытается от нас скрывать, зол как свора голодных собак. Молчал-молчал, и вдруг сцепился с Геей, которая некстати попалась ему на глаза, из-за какой-то ерунды. Грозился упечь в темницы, но старая карга сыпанула ему в глаза землёй и смылась в мир смертных.

– Зря она так резко. Хотя дипломатическими склонностями старуха никогда не страдала, – пренебрежительно фыркнула богиня, не понаслышке зная, что для хорошей жизни лучше не заводить врагов. – Все равно ей придётся возвращаться, чтобы восстановить силы, а ваш Тьер злопамятный. Да и дымящиеся зеркала здесь опять же…

– Небеса большие, с ней он может и не столкнуться. А вот остальным хозяевам волшебных существ лучше ему на глаза не попадаться. Он кого-то ищет…

Ремус зашёл внезапно, разгневанный и кипящий от негодования, выдохнул, выпуская пар. Прямые с изломом брови сошлись на переносице, бог раздражённо потёр горбинку на носу, откинул назад каштановые пряди из отросшей чёлки, которую последнее время разводил по сторонам, открывая лоб. Ни следа привычного спокойствия – горячность вместо сдержанности. Оставалось только гадать, кто разбил крепкую стену терпения бога смерти, казавшуюся всем знакомым безграничным.

Богиня удивлённо вздёрнула изогнутую дугу брови, бледно-рыжие крупные кудри в высоком хвосте чуть качнулись, словно тоже удивляясь.

– Рем, ты в порядке? – спросила она невозмутимо-ироничным тоном.

– Это невозможно! – Ремус в праведном возмущении с силой хлопнул железной дверью. Чашечка из костяного фарфора, которая дожидалась своего хозяина на краю стола, слетела на пол и разлетелась на мелкую бело-синюю мозаику.

– Что опять случилось? – вздохнула Лесия, печально оглядывая осколки.

Жалко фарфор. Сейчас уже подобного не найдёшь, конец восемнадцатого века, один из первых в своём роде. Утешает только запрятанный в шкафу запасной набор.

– Твой хозяин выжил из ума?! – обратился Ремус к Натану, игнорируя вопрос богини. Если бы он мог пускать огонь, то уже бы захлёбывался в собственном пламени. Но сила смерти опасна, и Ремус контролировал её отменно – ничего не истлело и не завяло, даже давно забытая богом коралловая герань на подоконнике у заложенного кирпичом окна.

– Тьер предъявил тебе какие-то претензии насчёт участия банши в общем дебоше? – уточнил Натан настороженно. Непонятно тогда, почему бог смерти здесь, а не последовал за Геей.

– Рискнул бы! Встреть я его лично, он бы пару раз умер, – проворчал бог, присаживаясь за стол и принимая новую налитую удачей чашку терпкого чая без сахара – Лесия никогда не разбавляла напитки. Ремус отхлебнул, выдохнул, умерив гнев, и пояснил: –  Персиваль и Эстель по его приказу пытались поймать моих банши. Ты хоть представить это можешь?!

Натан не жаловался  на воображение, так что живо нарисовал сцену, где надменная Эстель в длинной юбке и на каблуках гоняется за служителями подземелий. Да, он бы с удовольствием посмотрел вживую, позлорадствовал, сам вдоволь набегавшись за волшебными пронырами. Сочувствие не самая сильная черта его характера.

– И как успехи? – усмехнулась богиня, прекрасно зная прислужниц Ремуса. Хоть весь день за ними гоняйся – без толку.

– Естественно, никак. Но сам факт! – Ремус стукнул по круглой тонкой столешнице. Опустевшая чашка Лесии подскочила к краю. Богиня шустро переставила её на середину, укоризненно посмотрев на бога:

– Рем, если у тебя лишний сервиз, подари мне!



Светлана Людвиг

Отредактировано: 06.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться