Чёрное Солнце

Глава 5. Всё те же, и дядюшка Юлиус

 

    - Я отправляю вас к дядюшке Юлиусу, - категорически заявил Гаральд.
Сварт присел от неожиданности и уставился на отца ошеломленными глазами.

     - К  дя… дядюшке Юлиусу?!! Нас?!! Отец! Как ты можешь?!! Дядюшка - настоящий угрюмый гоблин,  да и живёт он в непроходимой чаще,  там ни одной живой души нет. И нас туда!!?

     - Вот именно, - подтвердил отец,  -  И замечательно, что там никто, кроме дядюшки не живет. Именно то место, где вы никому не причините вред  и, не торопясь, обдумаете свое поведение.
   
     Глаза дракончика начали наливаться слезами.

     - Папа! Пожалуйста! Придумай другое наказание!!! А давай, мы пойдём, во всем признаемся   и попросим прощения у Целителя, Эфиальта, бабушки Трюд...

     - Нет!!!- закричал несчастный отец, - Никаких признаний и извинений,  иначе я просто не успею остановить самосуд! Немедленно  собираться   и к дядюшке!

     - Сун! Ты-то чего молчишь?!! Скажи отцу! - воззвал Сварт к сестре.
    
     Та задумчиво  потёрла кончик носа.
- Сварт…, - наконец сказала она, -  А ведь отец прав. Нам просто необходимо побывать у дядюшки.
    
     Гаральд подозрительно посмотрел на дочь.
- Необходимо? А почему?
     Сун грустно вздохнула.

     - Наш дядя Юлиус, действительно всегда грустный и хмурый. Это у него от неустроенности, и постоянного одиночества. А вот если к нему приедем мы со Свартом  и поживём там подольше… Я уверена, папа, ты просто не узнаешь дядюшку, когда прилетишь нас забрать.
    
     Гаральд озадаченно почесал затылок. До него стало медленно доходить, что решение отправить детей к Юлиусу Сварливому, может быть  и не самое удачное (для его брата, разумеется).
     Но сказанного не воротишь  и он принялся собирать детей в дорогу.

     Утром Сварт, Гаральд и Сун уже   стояли у дома Юлиуса Сварливого.

     - Это была не лучшая идея, Гаральд, тащить своих отпрысков ко мне, - брюзгливо заворчал  дядюшка, тем самым подтверждая свое прозвище, - Ты прекрасно знаешь, что я люблю покой и тишину, и...
    
     Гаральд наклонился к нему  и что-то начал шептать на ухо. По мере того, как он рассказывал, физиономия Юлиуса кривилась, словно от зубной боли  и, наконец, окончательно перекосившись, он проворчал:

     - Так и быть, оставляй их. Но объясни детям, что я нянчиться с ними не собираюсь.
     Неожиданно Сун бросилась вперёд и обняла дракона.

     - Дорогой дядюшка Юлиус!,- закричала она, -  Не надо за нами ухаживать. Мы сами будем заботиться о тебе!

     Дядюшка с отвращением отодрал от себя липкие детские ручонки.

    - Гаральд! Скажи своим детям, чтобы они не смели надоедать мне, обнимать меня   и приставать  с разговорами! Увольте меня от проявления их идиотской нежности!

     - Дядя Юлиус, - продолжала убеждать его Сунн, -  Ты скоро увидишь, как здорово жить вместе с детьми! Ты забудешь об одиночестве, станешь думать о нас каждую минуту  и не захочешь даже отпускать, когда папа прилетит за нами.
     Гаральд  быстро прикрыл лапой ухмылку  и быстренько распрощался.

     Дядя Юлиус, сохраняя на физиономии все то же брюзгливое, недовольное выражение, запустил нежданных племянников в дом  и плюхнулся в кресло, полностью игнорируя детей.
     Сварт и Сун попытались было наладить контакт, но потом приуныли и забились в угол большущей кровати.
     Вскоре дракон собрался по делам и, не проронив ни слова, ушёл, тщательно заперев за собою ворота.
   
     - Ну, ничего, - вздохнула Сун, - Скоро он привыкнет к нам, вот увидишь… просто стесняется.

     - Итак, мы обещали дяде, что будем во всём помогать ему. А в комнате у него настоящий бардак. Надо навести здесь чистоту. Ты заметил, брат, что даже к нашей  кровати мы смогли пройти только  по узенькой тропинке, спотыкаясь о всякий хлам.

     До вечера дети  как неутомимые эльфы, бегали от дома к забору, перебрасывая через него ненужные  на их взгляд, вещи.

     - Ну все… только это осталось, - пропыхтела Сун, указывая на пузатый, деревянный бочонок, - Стоит чуть ли не на пороге, без конца об него спотыкаюсь.

     Девочка приоткрыла пробку и понюхала, - Фу! Воняет какими-то прокисшими ягодами. Вылить немедленно!

     - Подожди, Сун, - остановил её брат, - Запах какой-то знакомый. Отец, кажется, называл это пойло джином. Точно, джин! У нас дома бутылка такого для гостей стоит. Выливать не будем, просто перельём в железную бочку  у двери, где он точно никому не помешает.

     Надо вам сказать, что каждый, уважающий себя дракон, не желающий пожара в своём жилище, держит у порога железную бочку с водой,  куда выдыхает, возвращаясь, остаточное пламя.
     Малыши быстро вылили воду из цистерны  и залили туда содержимое бочонка. Потом пошли и просто легли спать.
    
     Разбудили их громкие крики. Вернувшийся дракон дохнул остаточным пламенем в бочку, ещё с утра наполненную водой. Несчастный дядюшка абсолютно не понял, почему вода так непривычно себя повела. Подожжённый семидесятиградусный алкоголь  весело полыхнул в небо огненным столбом, опалив по пути дядюшкину морду и уши.

     - Вот видишь, - сонно пробормотала  девочка  брату, - дядюшка явно становится веселее и оживлённее… Скоро просто жить без нас не сможет. Всё будет хорошо...

     Всю ночь дядя Юлиус перетаскивал, выброшенный через забор  скарб обратно в дом, затем пополнял запасы джина, проклиная день и час, когда он  впустил  в своё жилище демонов-разрушителей. Но под утро он выдохся, немного подремал  и вскоре вновь отправился на охоту.

     - Что-то мы не так сделали, -  задумался Сварт.

     - Ничего! Сегодня исправимся, - подбодрила его сестренка, - Я думаю, это из-за неправильного расположения мебели у дяди такой плохой характер. Помнишь, у нас в стае гостила китайская дракониха  и она говорила, что крайне важно  правильно разместить кровать. У дядюшки она стоит в самом тёмном  и пыльном углу. Необходимо сейчас же её переставить.

     Весь день специалисты по фэн-шую переставляли громоздкую мебель. Вредная кровать упиралась  всеми четырьмя ножками и дети окончательно обессилели. Наконец все было готово.

     - Ну, если и сейчас дядюшка не придёт в восторг, уж не знаю, чего ему надо, - злобно пробурчал потный, измученный Сварт.

     - Уверена, он будет просто счастлив, - успокоила брата Сун.
     Эффект превзошёл все ожидания. Дядюшка Юлиус прилетел глубокой ночью. Он на цыпочках прошёл к кровати и, предельно измученный, камнем рухнул на неё… Вернее, не на неё, а на то место, где она должна была находится, то есть на твёрдый,  каменный пол.

     Перепуганные малыши, разбуженные рёвом,  с проворством ящериц кинулись под шкаф.

     - Она должна стоять здесь! Эта кровать! Она должна была стоять здесь! - Дядюшка со всей силы треснул кулаком по каменному полу, полетели осколки и земля, а дядя Юлиус сломал ноготь и повредил фалангу среднего  пальца.
     Это неожиданно утихомирило его. Он плюхнулся в кресло  и  мирно спросил очень тихим голосом:

     - Дети, скажите, а вы не знаете, куда девалась кровать?

     Малыши немедленно вылезли из-под шкафа.

     - Дядюшка, да вот же она! У окна стоит. И всегда здесь была.

     - Правда? Всегда здесь была? Наверное..,- подозрительно тихо согласился Юлиус.    
     Осмелевшие дети подбежали  к нему. Сун принялась дуть на повреждённый палец,  Сварт уже тащил подорожник и миску с холодной водой.

     - Дети, дети... да что ж вы за существа такие?, - почти простонал дракон…

     -  А такие же   как и вы, - быстро отозвалась Сун, обнимая дядюшку, - Ну, может быть, только чуть-чуть поменьше ростом.

продолжение следует)...



Анна - Мария Кион

Отредактировано: 23.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться