Черные доспехи для Милы

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 12

Иногда возвращение в реальный мир может оказаться… ну, почти приятным. Даже если в этом самом реальном мире ждет что-то крайне паршивое. Ричард помотал головой, отплевываясь от ледяной воды, стекавшей по лицу  за ворот рубахи. Он уже вынырнул из мутного забытья, но еще несколько мгновений в ушах набатом гремел его собственный крик. И только когда все стихло, Черная Комната с гигантской уродливой фигурой Доспехов, склонившихся над алтарем, наконец, сменилась темным подвалом и покачивавшейся туда-сюда перед глазами полуголой тушей.

            - Очнулся, ублюдок? – проворчал палач, выплескивая Ричарду прямо в лицо остатки воды из ведра. – Я уже успел подумать, что прибил тебя.

            Любитель. Жалкий дилетант. Опытный Инквизитор, освоивший десятки и сотни самых разнообразных и изощренных пыток, никогда не позволит себе сорваться и молотить связанного пленника огромными кулачищами, размером с человеческую голову. Да и едва ли Инквизитор может выглядеть так. Палач был невысоким, но широкоплечим и настолько круглым, что напоминал покрытый лоснящейся кожей пузырь, к которому каким-то образом прилепили здоровенные обезьяньи ручищи и абсолютно лысую голову.

            - Кто ты такой? Откуда?

            - От твоей мамаши. – Ричард с трудом разлепил покрытые запекшейся кровью губы. – Шикарная сучка.

            Если повезет, палач снова впадет в ярость и отправит его в отключку хотя бы на полчаса. Куда лучше, чем сидеть и дожидаться, пока тому хватит ума понять, что избиениями здесь ничего не добьешься.

            Впрочем, повозиться придется и матерому Инквизитору. Ричард не боялся пыток. Огонь, каленое железо, дыба, кнут – детские игрушки по сравнению с тем, что с Черным Рыцарем делают его собственные Доспехи. Каждый раз – от Посвящения до того самого дня, когда его сердце перестает биться, а неуязвимый металл рассыплется в пепел.

            Ричард прикрыл глаза и попытался нащупать хоть ниточку. Хоть самую тоненькую струйку Силы. Выпить, влить в избитое и измученное тело немного мощи Доспехов... Нет, не дотянуться. И хорошо. Значит, Мила не только уцелела, но и смогла убраться достаточно далеко. Она сильная девочка, а Келпи защитит ее в дороге. Вряд ли их станут искать – Инквизиторам нужен только он, Ричард. Черный Рыцарь, оставшийся без Доспехов, слабый и изломанный. Что они вообще могут с ним сделать? Только убить.

Ричард улыбнулся. Он уже умирал один раз – тогда, в Черной Комнате. И если Мила жива и в безопасности, терять ему больше нечего.

- Что ты сказал? – палач склонился к самому лицу Ричарда, бешено сверкая крохотными свиными глазками. – Ну-ка повтори, кусок дерьма.

- От твоей мамаши, - отчетливо произнес Ричард, поднимая голову, - гребаный ты кастрат.

- О-о-о-о… Ты даже не представляешь, - Палач продемонстрировал уродливую щербатую ухмылку, - что я могу с тобой сделать, сукин сын.

Какой именно палец ему отрежут первым, Ричард так и не узнал. За дверью подвала раздались шаги – кто-то спускался по лестнице. Несколько человек, и по меньшей мере двое  - в доспехах и с оружием. Палач скривился и отступил назад.

- Боишься? – поинтересовался Ричард. – Инквизиторы не любят, когда жирные свиньи вроде тебя ломают их игрушки.

- Заткнись! – прошипел палач. – Все равно сдохнешь.

Дверь с протяжным скрипом отворилась. Первыми зашли двое в позвякивающих кирасах. Поверх доспехов на них были накидки с золотым солнцем – только темно-серые. Не Непорочные – обычные вояки на службе Инквизиции. Оба бородатые и рослые, шириной плеч не уступавшие палачу. Тот, кто зашел в подвал за ними следом, настолько боялся Ричарда, что не отважился явиться без охраны. Боялся даже привязанного к стулу и избитого до полусмерти.

Великому Инквизитору пришлось пригнуться, чтобы пройти в дверь. Годы добавили ему седины, но не сгорбили прямую, как флагшток, спину. Такой же длинный, тощий и страшный, как и раньше. Нет, никаких сомнений уже не осталось: подпирая низкий потолок подвала алой тиарой, в десятке футов перед Ричардом стоял Диего Томаццо де Гарсиа. В скупом свете факелов он выглядел почти так же, как тогда, в Вудроу.

Сколько же лет прошло? Ричард уже давно перестал считать. Черные Доспехи калечили само время, подменяя обычную человеческую старость на кое-что похуже. Но де Гарсиа он узнал бы спустя хоть сотню веков. Боль, выжженная в памяти священным пламенем костра Инквизиции, остается навечно. Но сможет ли вспомнить сам де Гарсиа, сможет ли узнать своего пленника? Едва ли. Его ненавидели и боялись, сотни и тысячи жаждали мести. Да и как можно распознать одного из них в том, чье лицо похоже на свежую отбивную?

- Кто ты? – спросил де Гарсиа. – Зачем ты преследовал меня, слуга Дьявола?

Голос ничуть не изменился. Высокий, звонкий и холодный, как лед, без малейшего следа хоть какого-то чувства, присущего обычному человеку. Если Непорочным вообще возможно было родиться, именно это и случилось с Великим Инквизитором. Неудивительно, что простой Храмовник забрался так высоко – от одного его вида и голоса кровь стыла в жилах и у нищих крестьян, и у купцов, и даже у царственных особ. Перед Небесным Отцом все они равны, а де Гарсиа был его живым воплощением на грешной земле. Беспощадным и карающим, лишенным всяких колебаний и сомнений.



Алеся Наварро

Отредактировано: 22.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться