Чёрные мундиры. Книга первая: линии мира

Font size: - +

Глава I

Эпиграф


Поклянись
Не забыть,
Кем тебе посчастливилось стать,
Что пришлось пережить.
Света нить
Передай аккуратно
С ладони в ладонь
Для других.

Омела.

Глава I

 Новый день едва настал, травы колыхались под лёгким дуновением ветра и роса переливалась на них в свете двух светил, озаряющих планету Иргент вот уже мириады и мириады веков. На рассвете туман стелился в долине и застилал от взоров людей леса и поля. На холме, возвышающемся над туманным ковром, едва просыпалось селение, в разношёрстных домах, хижинах и юртах ещё спали женщины, дети, старики. Большинство мужчин только уходили спать — ночная смена дежурства вокруг селения заканчивалась и сонные мужики с дубинами и луками шли наверх по склонам холма, бросив свои дозорные посты, наспех сколоченные из досок и брёвен, предвкушая сладкий сон как минимум на половину дня.
 Как известно каждому мальчишке, ночь на Иргенте — время тьмы, и чтобы селение могло мирно спать, его охраняет от туманных духов дружина, собранная из сельских мужиков. Каждый дозор — это два-три человека, сидящих внутри дозорного поста и вооружённых лёгким оружием, чтобы дать отпор любому одержимому зверю.
 Конечно, туманные духи иногда вселяются и во множество зверей, и тогда целая стая может двинуться ночью на селение. От этого не застрахован никто, и вполне возможно, что однажды с такой стаей придётся биться насмерть. Но последние несколько лет такого не происходило, и селение жило большой дружной семьёй, мирной жизнью, в нём рождались дети, ещё не видевшие ни разу крови и смерти. Это большое счастье на планете Иргент — прожить годы без войны с одержимыми и не наблюдать происки туманных духов.

Передовой дозор стоял на краю холма. Ниже стелился туман. Один из двоих дружинников уже спал к утру, один бодрствовал, и скучающим взглядом осматривал пост, смотрел через амбразуры на окружающий мир, пытался выхватить из стелющегося впереди тумана различные силуэты, дабы не уснуть. Вот туман завихряется в потоки причудливой формы, похожие на спирали, вот ветер несёт облако тумана, похожее на дерево...
 Проведя в созерцании минуту-другую, дозорный уже начинал было засыпать, как вдруг в тумане явно и чётко прорисовался странный силуэт. Сначала мужчина подумал, что это очередная игра ветра с туманом, но силуэт прорисовывался всё чётче, и темнел, приближаясь. Он двигался именно там, где пролегала по краю холма тропа, и в голову начинали уже приходить мысли — а не зверь ли это? Но если сопоставить размеры, выходит, что зверь этот слишком огромен, в человеческий рост, а то и выше. Сон дозорного как рукой сняло, по спине пробежался холодок, на лице и руках начали проступать капельки пота.
 Не став дожидаться приближения странного зверя, дозорный растолкал своего напарника, и вот они уже оба смотрят на густеющий в тумане тёмный силуэт и, переглядываясь, рассуждают шёпотом о происходящем.
— Да говорю тебе, это люди! — заключил только что проснувшийся второй дозорный, внимательно вглядевшись в туман.
— Ну да, и их, похоже, несколько. — подтвердил его догадку первый. — Идут близко, сливаются в один контур.
— Нормальные люди по ночам не ходят! — подытожил второй дозорный, потянувшись за луком и стрелами. — Они явно одержимые.
— Да, жаль что у нас только один лук. — первый явно переживал, взявшись за свою дубину, что неудивительно, так как бить людей ему ещё не доводилось. — А может лучше сбегать за подкреплением?
— Стой тут, не успеешь. Я один не справлюсь. — быстро прикинул второй дозорный, который был старше и опытнее, и уже сражался за свою жизнь, к счастью только с дикими зверями.
 На минуту воцарилось тяжёлое молчание. Тетива лука была натянута и направлена в сторону надвигающихся силуэтов. Чем ближе они приближались, тем чётче вырисовывались контуры людей, коих было трое. И вот они уже совсем рядом, из тумана поднимаются сначала головы путников, потом плечи, руки... Свет двух светил осветил вышедших из туманной пелены мужчин в чёрных мундирах и масках, идущих по тропе к селению. Завидев дружинников на дозорном посту, шедший впереди остановился и, подняв руку вверх, произнёс:
— Мы пришли с миром и не причиним вам вреда!
 Дозорный постарше ослабил тетиву, опустил лук. Ему, в отличие от молодого дружинника, уже не раз и не два удавалось видеть людей в таких мундирах.
— Им мо... можно верить? — спросил, запинаясь от страха молодой.
— Не волнуйся. Это свои. — успокоил его старший, выходя из помещения.
 Трое людей в чёрном приблизились к нему. Чёрные маски на не позволяли разглядеть их лиц, но глаза сверкали ярко-голубым светом.
— Моё почтение! — поприветствовал их с поклоном дружинник. — Что привело вас в наши неблизкие дикие края?
— Хотим посмотреть, как живёт ваше селение, — произнёс любезно впереди идущий путник. — всё ли в порядке, всем ли хватает продовольствия и благ.
— Как видите, мы несём здесь регулярную службу, — начал дозорный, — потому село свободно от туманных духов, одержимых у нас не бывало, мы живём в мире и спокойствии. У нас рядом река и лес, всего хватает, ни в чём не нуждаемся. К нам уже заходили с проверкой из ополчения, заключили что у нас всё...
— Ты нам зубы не заговаривай! — подошёл к дружиннику второй путник. — Отойди с дороги и дай пройти в село!
— Но у нас уже бывали проверки, — не унимался селянин. — и здесь не на что смотреть, поверьте.
— Нам твои проверки не важны. Мы из тайной стражи, а не из ополчения! — указал первый путник на круглый медальон, пришитый к мундиру на груди.
 Дозорному осталось повиноваться воле пришедших и отойти с пути. Он внимательно осматривал одежды путников и очередной раз удивлялся. Сшить такое простому человеку нереально — такую одежду шьют машины, оставшиеся после катастрофы в единичных экземплярах и раскиданные по миру. Их владельцы — люди с колоссальными знаниями и могуществом.
 По преданиям, стражники могут испепелить человека одним взглядом. Их бояться, уважают, и в то же время немногие бесстрашные мечтают попасть к ним на службу. Однако, они сами выбирают, кого взять на службу, а кого не брать.
 Трое путников в чёрных мундирах прошли в село. Они остановились на дороге посреди села и стали внимательно осматриваться вокруг. Немногие проснувшиеся жители, завидев их, поспешили скрыться в свои жилища. Внутри они о чём-то перешёптывались, и если никто не видел, бежали к соседям, сообщить о пришедших.
 Путники же, прислонившись спиной друг к другу, встав посреди селения, подняли руки вперёд и водили ими по воздуху, словно совершая какой-то ритуал. После они повернулись друг к другу и начали тихо говорить о чём-то. Они обменялись знаками, покрутив в воздухе руками, и один из них указал на конкретную улицу. Остальные кивнули головой, словно сойдясь во мнении, и все трое пошли на эту улицу. Проходя мимо домов, они протягивали одну руку к каждому дому и закрывали глаза. Затем шли к следующему и повторяли эти действия. Наконец, они дошли до купольного дома довольно богатой семьи, остановились возле него, «просмотрели» этот дом руками и переглянулись. Один из них шагнул к дому, дав рукой команду остальным следовать за ним.
 Войдя в дом, тайная стража поприветствовала всех его обитателей, на что те так же с почтением ответили. В доме находились мать с отцом и двое детей: сестра помладше,  сидевшая у окна и только что наблюдавшая как люди в чёрных мундирах протягивали руки в сторону её дома, и брат, что постарше, уже стоявший на входе вместе с родителями. Отец окликнул младшую сестру, девочку лет пяти, и она тоже подошла к ним, поприветствовав путников.
 Семья в составе четырёх человек стояла на проходе и молча смотрела на стражей. Стражи же, осмотрев этих людей и переглянувшись, спросили отца семейства:
— Кто ещё живёт в доме?
— Никого, только мы. — сделав удивлённое лицо проговорил мужчина.
— Обыскать! — скомандовал один из стражников, судя по всему, командир отряда, и двое других прошлись по дому, проводя руками над предметами, вещами, одеждой...
 Один из них остановился у стены, где была чья-то лежанка. Он провёл несколько раз рукой над лежанкой и закрыл глаза. После чего поднял лежавшую там подушку и поднёс её своему командиру. Командир так же провёл над ней рукой и заключил:
— Вы врёте. — посмотрев в глаза отцу семейства он спросил. — Где мальчишка?
— Какой мальчишка? — недоумённо произнёс отец. — Аааа, был тут у нас один, но он странствует, переночевал несколько дней и ушел на запад.
— Да скажи ты им, — умоляющим голосом сказала мать. — всё равно всё узнают.
 Отец семейства посмотрел на неё строгим взглядом и легонько толкнул плечом.
— А вы не заберёте нашего братика? — умоляюще посмотрела на стражников младшая дочь семейства.
— Нет, мы никого не собираемся забирать. — заявил командир стражников.
— Нам только посмотреть бы на него, красавца! — второй человек в чёрном подошёл и положил девочке руки на плечи. — Ты же скажешь нам, где твой братик?
— А мы дадим тебе вот это. — командир наклонился перед девочкой и достал из кармана камень, переливающийся синим цветом, светящийся изнутри. — Это хавелин, камень из далёкой горной страны, ты таких ещё не видела. Там россыпи таких камней, мы ходили по ним... Они так красиво светятся в тумане и по ночам...
— Ух ты! — девочка посмотрела горящими глазами на камень, потом подняла свой вопросительный взор на отца.
— Дочка, молчи! — отец семейства строго смотрел на девочку. — Выдумывает она всё! Мы тут все на месте, тут мы так и живём...
 На этот раз уже женщина дёрнула его за руку, и в её глазах появилась строгость.
— Его зовут Форс. И сейчас его нет с нами. — начала она. — Мы очень любим его, и надеемся, что совет стражей будет снисходителен к нам.
— Разумеется, я даю вам слово, — командир встал и с минуту пристально смотрел на эту красивую женщину, растягивая каждое слово. — мы вынесем по нему самое приемлемое для вас и для нас решение.
— Сколько ему лет? — спросил подошедший третий стражник, стоявший до этого в стороне.
— Ему ещё только одиннадцать лет. — отец таки решил рассказать стражам о своём сыне. — Он очень усердный малый, я надеюсь, из него выйдет отличный помощник по хозяйству.
— Что же это вы, замечательные родители, своего сына отпускаете в туман? — другой страж задал вопрос, заставивший на минуту замолчать всю семью.
— А Форс он не боится тумана! — прервала девочка повисшую паузу. — Он сильный и бесстрашный!
— Дочка, замолчи! — прервал её отец.
— Ну что же Вы так! — перебил и его командир. После он посмотрел на девочку и продолжил: — Дочка у Вас умница, пускай расскажет нам всё, что знает. Скажи, милая, что умеет твой братик Форс?
— Он умеет общаться с лесными духами. — от этих слов девочки у родителей побледнели лица. Даже старший брат, отстранённо стоявший с краю, покосил на неё глаза. — Он умеет вызывать силу, которая меняет всё вокруг. Она бывает страшная, а бывает интересная.
— Вы не волнуйтесь. — обратился к родителям командир, видя их замешательство. — Мы знаем, что ваш сын не одержим. Мы видим, что у мальчика редкий талант, и нам нужно исследовать его, дабы продвинутся в нашей борьбе с туманными духами. С вашим сыном всё будет в порядке, его вернут вам в полном здравии, в здравом уме и с твёрдой памятью.
— Даём вам честное слово совета стражей, — подключился другой страж — с ним всё будет в порядке.
— Скажите нам, — командир посмотрел на мать. — где мы можем найти вашего сына?
— Нуу... — мать ловила взгляды стражей и в глазах её читалось смятение. — Он ушёл в старую чёрную рощу. Он любит там находиться время от времени. Я не знаю, что он там делает. Возможно играет с кем-то...
 Не дослушав её речи, люди в чёрных мундирах покинули дом и вышли на тропу. Они направились по ней вниз по склону холма, к лесу, в котором росли огромные чёрные деревья. Кроны этих деревьев возвышались над холмом, а стволы были укутаны плотным туманом.



Лесь Васильев

Edited: 09.05.2017

Add to Library


Complain