Черные птицы

Размер шрифта: - +

Часть вторая (от первого лица)

Слушая наше дыхание,

Я слушаю наше дыхание

Я раньше и не думал, что у нас

На двоих одно лишь дыхание.

Наутилус Помпилиус, «Дыхание»

 

В то время я находилась далеко от дома, так как для меня путь в сотню километров измерялся тысячами. Я не видела мать два месяца и была безмерно счастлива. Больше не нужно делать вид, сталкиваясь на кухне, что мы не чужие люди. После того разговора мы друг от друга отдалились настолько, что стена, которую мы так усердно выстроили, больше напоминала Великую китайскую.

Тем летом я поступила в институт. Все сложилось удачно. Я поселилась в общежитии. Нельзя было не заметить облегчение в глазах матери. Все правильно – мы должны жить врозь.

Меня поселили с Аннушкой, неугомонной второкурсницей из села. Её волосы были огненно-рыжими, на лице разбросаны задорные веснушки, которыми она гордилась, а глаза зеленые-презеленые. Аннушка часто смеялась, была общительной и доброй. Соседка по комнате безумно любила роман «Мастер и Маргарита» Булгакова, сравнивая себя с главной героиней – Маргаритой.

– Какая же ты Маргарита, скорее Аннушка, которая несвоевременно пролила масло, – сказал кто-то однажды.

С тех пор её так и называли. Но она не жаловалась, хотя схожести с этой героиней у моей соседки было мало. Наверное, потому что имя Аннушка было лучше ее настоящего – Агафья. Его она ненавидела с детства.

Поэтому, когда меня подселили к ней, первое что мне она сказала это: «Привет. Меня Аннушка зовут. Булгакова читала? Так вот, я оттуда».

Я немного растерялась:

– А я Таня.

– Не так не пойдёт. Я тебя Таткой звать буду.

Я пожала плечами, мол, зови, как хочешь, только не Бегемотом или Берлиозом. Потом меня все стали называть Татой, к бессмертному творению Булгакова это не относилось, но такой вариант моего имени мне даже нравился.

Аннушку знали все, так что через неделю со мной стали здороваться в коридорах. Такой чести я удостоилась, будучи ее соседкой. К нам всегда приходили гости: выпить чаю и поговорить. Да, собеседницей Аннушка была хорошей. Она участвовала в студенческом театре, шила костюмы для выступлений, ещё и умудрялась учиться на «отлично». Шить вскоре она научила и меня, поэтому ночами мы иногда спорили до хрипоты над платьем Нины из «Чайки» или Кати из «Грозы». И через некоторое время я начала шить сама себе платья, а потом и на заказ.

Так вот, в ноябре это и произошло. У Аннушки умерла бабушка, и она уехала на неделю домой. Я же домой не ездила и грызла гранит науки, который легко мне поддавался.

Когда я учила литературоведение, ко мне заглянула Машка из 140 комнаты.

Её взлохмаченная голова просунулась в дверь, а после появилась вся девушка, похожая на маленький бочонок, иногда её дразнили Винни-Пухом из-за неповоротливости.

– Привет, Тата! – обрадовалась Машка, словно вместо меня ожидала увидеть кого-то другого и уже было расстроилась.

– Привет, Маш.

Книгу пришлось отложить. Зная Машку, она так просто меня в покое не оставит.

– У меня день рождения сегодня. Подарка не надо. Просто приходи вечером в гости.

Мне стало неловко, я даже не знала, что у неё сегодня день рождения.

– А как же без подарка?.. – растерялась я. Приходить на праздник с пустыми руками просто неприлично.

– Хорошо, тогда купи торт, только «Киевский», – дала наставление мне девушка. Я усмехнулась, все знали про её страстную любовь к тортам.

– Хорошо, приду. А народу много будет?

– Да нет, все свои. Значит, в шесть я тебя жду.

– Договорились.

И я помчалась в магазин, предварительно заглянув в кошелёк. Картина меня не радовала: на торт-то хватит, но до стипендии ещё целая неделя! Ну, ничего, прорвемся! Затем встала другая проблема: из приличных вещей, в которых можно выйти в «свет» у меня было видавшее виды платье и джинсы, которые я надевала на занятия. А потом, вспомнив, что Машка что-то говорила про «своих», махнула рукой. Пойду в спортивном костюме, ничего страшного. Спортивный костюм состоял из старой выцветшей олимпийки и штанов. Все равно я долго сидеть не собиралась. Была суббота, и мне хотелось еще постирать, доучить литературоведение и заняться конспектом по истории.

Когда виновница торжества распахнула передо мной дверь комнаты, я подавила вздох. В двушке «своих» было много, человек пятнадцать.

– Машуня, поздравляю с днём рождения, пусть сбываются мечты, - протараторила я, собираясь быстренько откланяться.

– Ку-у-уда? Линько, а выпить за моё здоровье? – остановила меня Маша, забирая из моих рук торт.

Я вздохнула и вошла в комнату, где от такого скопления народа духота стояла неимоверная. Места всем не хватало, поэтому сидели даже на пушистом ковре.



Ульяна Сомина

Отредактировано: 09.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: