Чёрные Совы. Книга 1: Пробуждение

Размер шрифта: - +

Глава 6

24 февраля 1942 года
Берлин. Специзолятор. Рейхсканцелярия

   Тяжело вздохнув, генерал Отто Вульф расстегнул ворот своей рубахи. В груди, что-то сжималось, заставляя сбиваться дыхание. Что-то последнее время пошаливает сердце, - подумал он. Однако после всех встрясок этих дней это вполне закономерно.
Московская битва ударила по престижу Германии. Войска Гитлера потерпели первое серьёзное поражение. Как всегда бывает в таких ситуациях, стали искать виновных. Генерал Вульф оказался подходящей кандидатурой в ряду других. Вся его вина заключалась лишь в том, что он не послал на верную смерть своих солдат. Половина его людей погибла под русской столицей, и это была наиболее опытная и боеспособная часть доверенных ему войск. Оставшиеся солдатики были юнцами никогда не нюхавшими порох. Посылать их на верную смерть Вульф не захотел. Их смерть по его твёрдому убеждению, ничего бы не решила – они погибли бы зря. Отто не жалел о своём поступке. Сейчас он, не секунды не колеблясь, отдал бы точно такой же приказ.
Кто виноват в неудаче военной операции? Генерал считал, что никто. Их армия, безусловно, имела технический, а на некоторых направлениях и численный перевес. Поддержка с воздуха была обеспечена в достаточной мере. Бронетанковые войска готовы были нанести сокрушительный удар по противнику. Стратегия сражения была безукоризненна во всех отношениях. Солдаты сделали всё возможное. Германские войска не учли только одного - характера их противника.
Русские дрались как истинные герои. Солдаты Третьего рейха приходили в шок не находя в захваченном окопе не одного живого противника. Русские дрались до последнего патрона, до последней капли крови. Даже смертельно раненые они вставали на пути противника. Они бросались под германские танки, обвязав себя гранатами, они уничтожали вражескую пехоту голыми руками. Стальные монстры напоролись на яростное сопротивление пехоты и малочисленной артиллерии. Эти затяжные бои лишили «бронированный кулак» своей пробивной силы. Зенитки и технически устаревшие истребители русских полосовали германские самолёты – последнее достижение европейских инженеров. «Красные» дрались так, будто это их последний бой и пробить стену этого морального превосходства, патриотизма было не под силу Германии. А ведь Москва была так близко.
Вскоре после окончания сражения генерал был арестован. Тайно в ночной мгле. Авторитет генерала Отто Вульфа был высок в армии. К его мнению прислушивались многие. Многим была известна его неприязнь к партии Гитлера.
Арест был закономерен, - подумал, улыбнувшись, генерал, запахивая поплотнее мундир. Почему-то ему показалось, что стало холодно. Я слишком многим мешал. Однако обращаются со мной вполне уважительно. Не иначе задумали использовать меня в одной из своих авантюр. Но это им не удастся.
Единственное, что по-настоящему беспокоило генерала это судьба его сына. Не ляжет ли на него тень позора отца? Не наделает ли он глупостей сам? Эти вопросы давно уже терзали «бывшего» генерала. Сев за стол он достал из мундира портсигар и закурил. Портсигар этот был подарен деду самим Отто Бисмарком за верную службу. На его золотой поверхности была выведена витиеватая фраза: «За верную службу и чрезвычайную надёжность, от Железного канцлера». Это вещь была что-то вроде семейной реликвии. Отец Отто передал ему её перед своей смертью, а сам Отто хотел, в своё время, передать её Кристиану. Портсигар этот, служил символом безупречной службы семьи Вульфов на благо своей Родины.
Задумавшись, погрузившись в воспоминания, генерал не заметил, как в его камере возник посетитель. Мужчина был высок ростом, широк в плечах и носил форму СС. Правую щёку его пересекал не глубокий, но заметный шрам. Несмотря на молодой возраст, лет двадцать пять, максимум тридцать, он был уже в чине майора.
Когда дверь камеры закрылась, и они остались одни, посетитель, заложив руки за спину, нарушил тишину.
- Думаю генерал мне не надо объяснять цель моего визита к вам.
- Нет, штурмбаннфюрер. Это лишнее.
- Тогда я жду вашего ответа. Согласны ли вы, сотрудничать?
Погасив окурок сигареты, Вульф спросил:
- Сотрудничать с кем?
- Не притворяйтесь. Вы всё прекрасно поняли генерал. Окончательно влившись в ряды преданных фюреру людей, вы будете действовать на благо нашей Родины. В случае вашего согласия трибунал по вашему делу не состоится, вам официально вернут ваше звание и награды, повысят вас в должности. Соглашайтесь. Вам дать время на раздумья?
- Мне не о чем думать майор. Проблема в том, что я считаю службу своей Родине и службу фюреру совершенно противоположными, по сути. Мой ответ нет, - голубые глаза генерала гневно сверкнули.
Некоторое время посетитель и генерал пристально смотрели друг на друга. Смотрящему со стороны, если бы таковой оказался в камере, показалось бы, что между военными шла молчаливая дуэль. Настолько воздух между ними наполнился статическим электричеством. Победу, конечно же одержал генерал, майор моргнул и опустил глаза.
- Знаете, я знал, что вы так ответите мне генерал, - медленно произнёс он, доставая из кобуры пистолет. - Ваша щепетильность противна мне. Совершать великие дела и оставаться чистеньким невозможно. Идеалисты вроде вас губят наше дело.
В камере раздался выстрел, и генерал Вульф сполз на пол. Во лбу его появилась аккуратное отверстие от пистолетного выстрела.
Майор подошёл к столу и, не торопясь, вернув пистолет в кобуру, взял в руки золотой портсигар генерала. Закурив взятой оттуда сигаретой, он сделал несколько глубоких затяжек, а затем стряхнул пепел на тело убитого. Опустив портсигар к себе в карман, эсесовец вышел из камеры.
*                    *                    *
Через тридцать минут в помещение специзолятора вошли трое мужчин в строгих серых костюмах. Пропуск, который был у них на руках, заставлял персонал изолятора вытягиваться по стойке смирно и оказывать всяческую помощь пришельцам.
- У нас приказ об экстрадиции генерала Отто Вульфа, - заявил начальнику изолятора старший.
Кивнув, начальник ознакомился с поданными ему документами.
Щёлкнув переключателем селектора, он произнёс:
- Марта, срочно капитана Ругера ко мне.
Уже через восемь минут, преодолев множество дверей, троица шагала по коридору, ведущему к камере генерала.
Капитан, заискивающе улыбаясь, произнёс:
- Минут сорок назад у генерала уже был посетитель. Кажется, это был майор СС.
Холодный взгляд старшего из троицы, оборвал болтовню капитана.
Спустя некоторое время капитан остановился и произнёс:
- Пришли. Камера 320 Б. Вам сюда.
Открывая дверь камеры, он продолжил:
- Я буду в конце коридора. Если что-то понадобиться, позовете.
Дождавшись, когда капитан ушёл, троица вошла в камеру.
Открывшаяся им картина заставила старшего достать из внутреннего кармана устройство, величиной чуть больше спичечного коробка, и произнести в неё следующие слова:
- Задание провалено. Объект мёртв. Мы возвращаемся.



Владимир Сединкин

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться