Чёрные Совы. Книга 1: Пробуждение

Размер шрифта: - +

Глава 41

15 сентября 1942 года
Тихоокеанский бассейн


Настало время привести себя в порядок. Совсем не хотелось вернуться в Гнездо в таком отвратительном виде, в каком они все прибывали сейчас. Это было совсем не по германски. Надо было умыться и привести в нормальное состояние обмундирование. По крайней мере, постараться сделать это.
Начал Крис с себя. С удивлением обнаружил, что получил несколько лёгких ранений в руки и ноги. В горячке боя касательные попадания не замечались. С помощью индивидуальной аптечки он продезинфицировал раны и принялся обрабатывать ссадины и синяки, количество которых было вообще не счесть.
Бесформенную кучу ткани, и железа лежавшую с ним рядом, починить уже было нельзя. Качество защиты было отменным, так как в поверхности бронежилета застряло, как минимум шесть пуль. Ни одна из них не причинила ему вреда, если не считать синяков на груди и плечах.
Противно ныла ступня правой ноги, вывихнутая среди камней Гиблона. А в целом его состояние было вполне сносным. Только вот сильная усталость соблазняла его на безответственный поступок. Расслабиться в мягком кресле и заснуть без задних ног.
Состояние здоровья его товарищей несильно отличалось от его состояния.
Лотт получил пару сквозных ранений (впрочем, не опасных) и около десятка пуль в бронежилет. На лбу Курта красовался большой синяк – результат прямого попадания пули в головной шлем. Несколько ожогов красными пятнами пятнали кисти его рук. Впрочем, лекарство из аптечки быстро исправит это.
Тео вывихнул плечевой сустав  и получил осколочное ранение в бок (металл просто распорол шов бронежилета). Эльза уже вытащила осколок и обработала края рваной раны.
Керлл заработал небольшое сотрясение головного мозга и пулю в правое плечо. На его «Защитнике» красовалась целая блестящая линия от автоматной очереди.
Макс превратил свой бронежилет в кучу гнутых пластин, что не могло не отразиться на его здоровье. Несколько сломанных рёбер ему было обеспеченно. Танкист ворчал и кряхтел, стараясь поудобнее устроиться в кресле, но удавалось ему это плохо.
Сама Эльза, выполняющая сейчас функции медсестры, была покрыта синяками и мелкими ожогами. На её правом виске сгорели волосы, а на коже вздулся здоровенный водянистый волдырь. Иногда она забывала про ожёг и следуя своей старой привычке поправляла на виске несуществующие волосы. Движение это вызывало боль, но всё равно, раз за разом оно повторялось.
Зигфрид (их спаситель) сладко посапывал посреди салона. Внешний осмотр не давал полной картины о его ранениях, но выглядел он сейчас значительно лучше, чем раньше. Сон эффективное лекарство и поэтому будить его Крис не стал. Лежал Глагау прямо посреди прозрачной части салона «Молнии». Ранения не позволяли посадить его в кресло.
В общем, и целом картина сложилась ясная. Если бы не великолепное оружие и обмундирование Сов все они были бы мертвы. Их могли убить с десяток раз. Впрочем, эта мысль уже неоднократно приходила ему в голову. И он был уверен, что не только ему.
Следя за тем, как рваная ранка на локте перестаёт кровоточить и покрывается коростой, Крис мысленно похвалил пахучие маслянистое лекарство в синей бутылочке. Достижения фармацевтов Сов не удивляли, всё так и должно быть.
Закончив обработку своих ссадин и царапин, Крис посмотрел на сидящего напротив Мартина Шрамма. Воистину Мартин был исключителен во всём. Он был словно неуязвим.
Он был единственным, кто сохранил после боя на острове защитный шлем. Несколько светлых царапин пересекали хромированную поверхность, но в остальном шлем был в порядке. Тускло поблёскивали стекляшки глазных отверстий. Крис вспомнил, что ему пришлось расстаться со своим шлемом, после того как рядом взорвалась граната, и стёкла шлема покрылись мелкими трещинками. В «защитнике» Мартина застряла всего одна пуля, да и та нашла себе место на правом плече. Лицо Мартина выражало глубокое удовлетворение.
Расстегивая крепления бронежилета, Шрамм сказал Крису:
- Нам крупно повезло. Ещё двадцать минут боя, и мы умерли бы от усталости. Ребята валятся с ног.
- Вряд ли, - скептически хмыкнул Крис. – Ещё десять минут и нас бы обнаружили.
Осторожно стаскивая с себя «защитник» Шрамм улыбнулся.
- Возможно, ты прав. Без Зигфрида нам бы было туго.
Прикрыв рот ладонью, Крис зевнул. Взгляд его остановился на обнажённом по пояс Тео. Торс его был плотно замотан свежим бинтом. На мускулистую грудь с шеи спускался золотой медальон, в котором он хранил фотографию своей жены и ребёнка.
- Как ты думаешь, что теперь будет с нами? – спросил Крис стоявшего перед ним Шрамма.
- Сказать сложно. Знаю одно. Мы отлично справились со своим заданием. Я даже не ожидал, что обойдётся совсем без потерь. Это многого стоит. Хотя надо сказать, что не будь у нас таких классных игрушек (Мартин показал пальцем на лежащего рядом с ним «Дракона» и защитный шлем), мы бы сейчас с тобой спокойно остывали на Гиблоне, а наши головы резали бы мрачные ребята в чёрной форме.
- Мне кажется, что есть ещё кое-что, - добавил Крис.
- И что же?
- Думаю, ты прав. Нам очень сильно повезло. Даже с такой техникой нас могло убить. Мы все оказались в зоне фатального везения. Вот только не знаю плохо это или хорошо. Если бы я верил в бога, я бы сказал, что сегодня он наглядно продемонстрировал свою силу явив нам свою благосклонность.
Разминая рукой, синяк на плече Мартин поинтересовался:
- Чего же здесь плохого?
Кинув взгляд на пролетающие за иллюминатором кучевые облака, баронет объяснил:
- Как к нам отнесутся Совы? Может быть, им не нужна была наша победа?
Хлопнув Криса по плечу, Шрамм улыбнулся. И только теперь Крис заметил, что Мартин тоже устал. Всегда светящиеся энергией глаза потускнели.
- Не надо думать барон, - твёрдо сказал он. – Отдохни. Расслабься. Думать будешь потом. А на счёт фатального везения. Так удача достойных любит.
Повернувшись к Крису спиной, Мартин направился в сторону кабины пилотов. Увидев его со спины, Крис вздрогнул.
Обнажённую спину Мартина пересекали красно-лиловые синяки с желтоватой каймой. Следы попадания автоматных или пулемётных пуль.
Стремясь подтвердить своё предположение, он перевернул рукой, бронежилет Мартина, оставшийся лежать на кресле рядом с ним. Расплющенные пули МР-40 кучно застряли в «защитнике». Гель, смягчающий удар попадания почти весь вытек из спинного отдела бронежилета.
Вот тебе и «неуязвимый», - устало подумал Крис.
Внизу бесконечным полотном пробегал океан и только в редкие моменты в его водах отражался сбивающий шапки облаков птицеподобный силуэт.
*                    *                   *
В кабину пилотов заглянул обнажённый по пояс блондин с длинным шрамом через всю правую сторону лица. Азартно подмигнув Мариусу, он спросил:
- Могу я узнать, когда мы пребудем домой?
Услышав это, Дарт и Мариус переглянулись между собой, но ничего не сказали.
Не дождавшись ответа, наглец продолжил:
- Я что спросил, что-то не подлежащее разглашению?
- С каких это пор Гнездо стало вашим домом, - повернув голову в шлеме к посетителю съязвил вспыльчивый Дарт.
- Парни, не надо цепляться к словам, - развёл руки в стороны наглец. – Может быть, я не удачно выразился. Что ж с того.
- Мы прибудем в Гнездо через два часа двадцать девять минут. Согласно расписанию, - прервал наглеца Мариус.
Кивнув головой, посетитель, почти уже исчез из кабины, когда что-то заставило его вернуться.
Повернувшись к Дарту, он уверенно сказал:
- И всё-таки Гнездо станет нашим домом.
- С чего ты это взял? – снова возмутился Дарт.
- Было бы глупо отказываться от таких как мы, - ответил наглец (Мариус, наконец, вспомнил, что кажется, его звали Мартином). – Мы неплохо справились со своим заданием. Думаю, с этим вы согласитесь?
Дарт не мог ответить нет. Он коротко кивнул головой, признавая заслуги новичков.
- Я, конечно, подозреваю, что раньше вы уже использовали людей со стороны, - продолжал Мартин. – Выживших наверняка ликвидировали. Но на этот раз всё будет по-другому.
- Что это в вас особенного?
- Всё.
Пилот не смог не согласиться с этим утверждением. Мартин был прав. За проектом Максимилиана наблюдали многие его братья. Он стал объектом общественного достояния Сов. Их испытание в лабиринте многих шокировало и заставило изменить своё отношение к чужакам. Мариус знал, что никто в Гнезде не надеялся на благополучный исход операции на Гиблоне (о котором многие знали), но все ожидали их прибытия. Он не мог сказать, что предпримет теперь магистр и Совет трёхсот, но он знал, точно, что эти парни станут объектом ожесточённых споров.
 Взглянув на наглеца, Мариус был удивлён. Тот хитро улыбался. Чертёнок! – подумал про себя он. Мартин явно вступил в спор с Дартом только с одной целью - разведать обстановку, понять, как относятся к ним его братья. И он достиг своей цели. Его молчание и не слишком убедительные доводы Дарта, сказали всё, что ему было нужно.
Дарт повернулся к Мартину и произнёс:
- Поживем, увидим. Освободи кабину.
Слова повисли в воздухе. Мариус чувствовал, что за их спинами никого уже не было.



Владимир Сединкин

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться