Черный ангел Эльхайма

Размер шрифта: - +

Глава третья

Глава третья

Орнамент занимал всю спину, плечи, струился по плечам и убегал куда-то за пояс джинсов. Он был определенно той же природы, что и орнамент Марроу, но выглядел… уродливым и одновременно ужасающе прекрасным в своей неприкрытой агрессии.

— Оно убивает ее, Флоранция, - сквозь зубы прошипел эрэлим. – Вы же видите. Никому не под силу контролировать такое.

— Я вижу, - ответила та.

Марори повернулась, стыдливо прикрылась руками – и кто-то из ученых накинул на ее свой халат. Она не нашла слов даже на простую благодарность.

— Мой светлый потенциал меня убивает? – Она знала, что права, поэтому не ждала ответа. – Насколько все плохо? Меня нужно изолировать?

— Тебя убивает не твой светлый потенциал, Марори. – Флоранция старалась казаться уверенной, но сейчас она вновь была лишь женщиной, не способной справиться с неизвестным. – Темное и Светлое в тебе сплелось слишком сильно. Никогда раньше такого не видела. Нильфешни всегда в той или иной степени вольны выбирать, какая часть их станет предопределяющей. Это не слишком приятный процесс, - она горько усмехнулась, - но его можно контролировать. Сигилы помогают сдерживать лишнее. Поверь, я знаю, что такое гореть изнутри.

— А я? Что со мной не так?

— Тебя нельзя разделить, Марори, - тихо, с плохо скрываемой обреченностью сказала Магистресса Эльхайма.

Она сделала жест – и в помещении не осталось никого, кроме них. Но и несмотря на это, Марори продолжала ощущать странную давку, как будто вокруг нее самой возник невидимый вакуум, из которого стремительно выкачивали воздух.

— Сколько?

— Сейчас не время об этом говорить, - попытался встрять в их разговор Марроу, но они обе осадили его безмолвным предупреждением. – Будь оно все проклято! Ненавижу все это дерьмо!

— Я не знаю, Марори Шаэдис. Возможно, несколько лет, если ты будешь очень осторожна и научишься сдерживать свою природу. Возможно, несколько месяцев.

— Или завтра, – закончила за нее Марори.

— Да, или завтра, или через час. Я никогда прежде такого не видела. Никто не видел. Что бы ни пытался сотворить Вандрик, он зашел слишком далеко. Чтобы сделать такое, он должен был работать с Материей и Плетением такого порядка, что под силу лишь … Создателям.

Марори зачем-то кивнула.

Она знала, что все будет именно так. Что каждый день ее жизни несет новое испытание и новое наказание за ошибки, которых она не помнила. Но знала – за них придется заплатить самую высокую цену.

— Нужно было поверить тебе, эрэлим, - из последних сил стараясь казаться беззаботной, пробормотала Марори, не в силах оторвать взгляд от орнамента на коже. К счастью, основная его часть не коснулась лица и видимых постороннему глазу частей тела.

«Глупо думать, что теперь лучше не покупать ничего открытого и короткого, - мысленно приструнила свои мысли Марори. – Потому что «теперь» может закончиться прямо сейчас».

— Я запечатал сигилами то, что смог, - устало сказал Марроу и потер переносицу. – Но это без толку, нильфешни.

— Я бы сказала, что это хорошая работа, - вступилась за него Флоранция, хотя Марори и не думала нападать на эрэлима. Она была слишком поглощена мыслями о будущем, о вещах, которые хотела сделать, но так и не сделала, о бесконечности эмоций, которые так и не испытала.

— И что же теперь? Какая-то закрытая взрывоустойчивая камера и колодки?

— Я думаю, что присутствия Марроу возле тебя будет достаточно, чтобы не допустить чего-то непоправимого.

Марори прекрасно поняла, что она имела в виду. И в свете случившегося, возможно, пристрелить ее было бы самым логичным и правильным поступком. Но даже попытка представить, что ждет ее там, в мире, откуда нет хода живым, заставила сглотнуть першение в горле.

— Идите, на сегодня с тебя хватит впечатлений, нильфешни.

На этот раз Марори не стала отказываться от помощи эрэлима. Даже позволила ему обнять себя за талию и вывести туда, где света было больше.

Не сговариваясь, они хранили молчание. Хотя потребность что-то сказать друг другу витала в воздухе, словно невидимое предупреждение.

— Нот и его… кристаллы – он такой же, как я? – Казалось, именно сейчас самый удачный момент чтобы вновь об этом спросить.

— Уверена, что не хочешь услышать его версию?

— Я просто хочу знать, что это такое и есть ли способ…

— Ты – созданный Вандриком уникум, Марори. Бессмысленно пытаться найти аналогию в том, что лишь кажется схожим, но по сути не является даже бледной копией той, что ты каждый день видишь в зеркале. Но если тебе так хочется сунуть нос еще и в это дерьмо…  - Марроу с шумом втянул воздух носом. – Нот стал таким, потому что пошел в Хаос и пробыл там слишком долго. За такие вещи приходится платить. Кто-то сгорает без остатка, кто-то сходит с ума. Нотхильдис считает, что ему не повезло превратится в такого… урода, как он сам говорит. А мы все уверены, что этот сукин сын - тот еще счастливчик.

Значит, Хаос. Вот что эта изнанка мира делает с теми, кто вторгается в ее владения и имеет наглость блуждать там сверх дозволенного времени. Но ведь ее сестра, та, что вышла из Разрыва и с легкостью опытного жонглера манипулировала временем, выглядела совершенно нормальной. Есть ли в этом хоть какой-то смысл? Есть в этом хотя бы какая-то подсказка?

— Хочешь совет? – Марроу бросил на спутницу мимолетный взгляд.

— Только если это не будет очередной моралью о том, какой благодарной мне нужно быть всем вам, и даже пыли под ногами.

— Дождись, когда Нот сам захочет поговорить о своем уродстве.



Айя Субботина

Отредактировано: 14.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться