Черный Барон

Размер шрифта: - +

III

Неизвестно откуда здесь взялась полицейская машина. Она осторожно выехала из-за угла, словно подкрадываясь к воришкам, которым как раз удалось снять одно из зеркал. То ли полицию вызвал кто-то из здешних жильцов, то ли сама «Рыжуля» выглянула в окно и увидела, как трое подростков обрабатывают ее джип – в любом случае ситуация получалась дерьмовой. Не сговариваясь, трое парней бросились бежать, надеясь, что полицейские окажутся достаточно толстыми и ленивыми, чтобы не гнаться за ними. Но сегодня явно был не их день.
      - Стоять! – крикнул один из полицейских и устремился вслед за новоиспеченными преступниками. Его коллега попытался было преследовать их на машине, но беглецы успели свернуть в проход между домами, где, на их счастье, были установлены столбики, не позволяющие автомобилю проехать.
       Само собой, Койот и его компания не могли знать, что в доме, под окнами которого они решили провернуть ограбление, жил один из их преследователей, которого его коллега решил по доброте душевной подвезти с дежурства. Ни полицейские, ни воры понятия не имели, что встретятся в этом дворе, а Александр Диканов среагировал скорее инстинктивно, поэтому и бросился в погоню. Этот вечер он планировал спокойно провести дома за просмотром футбольного матча, а на следующий день махнуть к матери за город и помочь ей с огородом.
      В свою очередь, его коллега, Сергей Котов, впервые заехавший в этот двор, совершенно не знал, где может проехать машина, а где нет, поэтому выросшие перед капотом автомобиля столбики стали для него неожиданностью. Но уже через миг мужчина решительно оставил машину и бросился следом за убегающими. Подростки оказались резвыми, и один из них даже додумался отделиться от остальных, поэтому Александр устремился за одним парнем, а Сергей за двумя другими. В какой-то миг Котов даже почувствовал легкое злорадство: недаром он столько лет занимается по утрам бегом, что в свои сорок шесть практически не уступает этим пацанам.
      Трое воришек, наверняка, как и он сам, были нездешними, так как те двое, которых преследовал Сергей, в какой-то миг хотели было завернуть в один из дворов, но, быстро сообразив, что там тупик, вернулись на прежний маршрут. От этого они потеряли драгоценные несколько секунд, и Котов сумел еще немного сократить расстояние между ними. Кричать угрозы в спину убегавшим полицейский не торопился. Нужно было держать дыхание, в то время как пацаны скорее всего уже вот-вот начнут задыхаться.
      Внезапно беглецы выскочили на оживленную улицу и буквально проскочили перед капотом мчащейся на них машины. Водитель неистово загудел и резко ударил по тормозам. Сергей приостановился, не желая закончить сегодняшний вечер на больничной койке, и поэтому вновь утратил драгоценное время
      - Совсем идиоты! – заорал, высунувшись в окно, водитель старенькой «ауди». Однако, заметив мужчину в полицейской форме, который преследовал двух парней, быстро передумал «связываться с уголовниками» и поспешил уехать.
      Тем временем, оказавшись на другой стороне улицы, Сергей начал отчаянно озираться по сторонам. Пропустив грузовик, он отвлекся и потерял беглецов из виду. И, как назло, никого из пешеходов, кто бы мог ему подсказать, поблизости не оказалось.
      «Проклятье!» - с досадой подумал он. «Надеюсь, хоть Саня догнал третьего мудака».
      Однако уже через миг полицейский испытал откровенное разочарование. На противоположной стороне появился запыхавшийся старший сержант Диканов. Иван оказался куда быстрее, чем его преследователь, поэтому довольно быстро скрылся из виду, унося с собой украденное зеркало. Александр искренне надеялся, что хотя бы Сергею, который вечно хвастался своим спортивным образом жизни, удастся поймать одного из воров. Но, увидев товарища в одиночестве, с досадой сплюнул.
      Тихо выругавшись, Сергей дождался, когда его коллега перейдет дорогу и приблизится к нему, после чего мрачно произнес:
      - Это твой район. Как думаешь, куда они могли деться?
      - Думаю, к метро побежали. Наземный транспорт уже не ходит. Будем надеяться, что они не поймают попутку или такси.
      - Сомневаюсь, что у них есть деньги на такси, - отозвался Сергей. – Они могут где-то укрыться в той части района?
      С этими словами полицейский указал на проемы между домами.
      - Ну, разве что в барах, круглосуточной аптеке или у кого-то на квартире, если у них тут есть знакомые. Чтобы к метро попасть, им надо обратно идти, то бишь нам навстречу. А баров у нас в той стороне всего два: «Шот» и «Лагуна». «Лагуна» тут совсем рядом, но там охрана на входе, поэтому будет быстро: спросим и двинем в «Шот».
      - Они не могли далеко удрать, уже выдыхались, - произнес Сергей, направляясь следом за Александром в один из проемов между домами.
      - Вот же мудаки малолетние. Я даже толком их разглядеть не успел. Один в клетчатой темно-синей рубашке, второй в джинсовке. Тот, за которым я гнался, был в спортивной черной ветровке. Быстрый, зараза!
      - Я бы поймал одного из них, если бы не машина. Эти идиоты прямо под колеса бросились. И мне оставили выбирать: либо под машины ложиться, либо упустить их.
      Тем временем Олег и Дима оказались в каком-то внутреннем дворике. Задыхаясь от быстрого бега, они испуганно огляделись по сторонам, в ужасе понимая, что стены окружили их, а единственный выход отсюда – это возвращаться назад и, скорее всего, сталкиваться нос к носу с преследователями. Еле различимая музыка, звучавшая из темноты, заставила парней еще больше насторожиться. Внезапно на втором этаже одного из домов вспыхнул свет, который позволил беглецам рассмотреть приоткрытое окно на первом, откуда, собственно, и доносилось что-то вроде «Я до сих пор тебя люблю-ю-ю, малыш...».
      - Туда! – прошептал Олег, обратившись к Диме, и первым бросился к окну. Он не знал, куда попадет, перебравшись через подоконник, но то, что это не жилая квартира, было понятно по черной ткани, которая плотно закрывала соседние окна. Проникнув вовнутрь, Койот выглянул на улицу и, быстро оглядевшись, протянул Диме руку, помогая ему залезть в комнату. В эту минуту он искренне порадовался, что не взял с собой Енота, которого затащить в окно было бы куда более проблематично.
      Когда его друг оказался в помещении, Койот поспешно закрыл окно, и оба, не сговариваясь, опустились на пол. Несколько минут они сидели молча мокрые от пота, пытаясь восстановить дыхание. В комнате было совершенно темно, поэтому парни не могли разглядеть, где они оказались, однако музыка теперь звучала громче. Тем не менее ни один из беглецов пока еще не мог набраться смелости, чтобы что-то предпринять. Обычно Олег сыпал гениальными идеями, но сейчас он надеялся, что хотя бы пару минут к нему не будут приставать с вопросом: что будем делать дальше?
      Дима сидел, прижавшись затылком к прохладной поверхности кафельной плитки. Он не мог восстановить дыхание, а сердце все никак не хотело биться в прежнем ритме. Оно бешено стучалось о ребра, словно желало выпрыгнуть наружу, и с каждым ударом Дима чувствовал, что с ним что-то не так. Сначала возникло странное давление внутри грудной клетки. Такая реакция организма на пусть и не очень невинную, но все же пробежку, удивила и несколько испугала парня. Ему казалось, что пульс уже должен прийти в норму, но в тот же миг Дима резко выгнулся и едва не закричал от жуткой боли, взорвавшейся в груди.
      - Эй, ты чего? – в тревоге прошептал Олег, заметив, что с другом творится неладное. – Ты что, астматик? Дим, эй, ты что, серьезно? Только давай без инфарктов, а!
      В голосе Койота послышалась паника. Он даже представить не мог, что их беготня скажется на его друге таким жутким образом, и теперь находился в совершенной растерянности. В какой-то миг он уже готов был наплевать на полицию и броситься за помощью, но Дима схватил его за рукав.
      - Всё... Нормально..., - выдавил из себя Сенатор, чувствуя, как боль потихоньку начинает отступать. – Уже лучше...
      - Ты что, прикалываешься так? – обрушился на него Олег, чувствуя и радость, и злость одновременно. - На кой черт ты со мной поперся, если тебе нельзя бегать?
      - Я могу бегать. Сам не знаю, с чего это, – прошептал Дима. – В первый раз такая хрень. Но все, отпустило.
      - Ну даешь! Тут неизвестно, что с Пулей, а еще ты помирать собрался. В жизни тебя больше никуда не возьму.
      - А мне так хотелось, знаешь ли! – огрызнулся Дима. - Вот бы еще куда-то с тобой пойти!
      Внезапно раздался звук приближающихся шагов, и оба парня моментально умолкли. Они даже не успели ничего предпринять, когда дверь резко отворилась и вспыхнул свет. Вместе с появлением незнакомца в комнату ворвалась громкая музыка, и до беглецов постепенно начало доходить, где они находятся. От яркого света Дима и Олег немедленно зажмурились, но, когда глаза привыкли к освещению, то обнаружили себя сидящими на кафельном полу в туалете. Справа находились раковины, слева туалетные кабинки и писсуары.
В дверях в нерешительности замер парень лет двадцати пяти с ярко окрашенными белыми волосами. Одет он был несколько странно: в черную рубашку и узкие черные брюки, на ногах красовались серебристые лакированные ботинки, а на шее болтался такого же цвета ослабленный галстук. Несколько секунд все трое пялились друг на друга, прикидывая, как правильно реагировать. Но вот, скользнув пытливым взглядом по раскрасневшимся лицам двух парней, крашеный блондин приторно ухмыльнулся и, чуть кивнув, произнес:
      - Я извиняюсь...
      С этими словами он поспешно покинул комнату и плотно закрыл за собой дверь.
      - Чего это он? – не понял Олег.
      - Без понятия, - растерянно отозвался Дима. Затем он рискнул подняться с пола, все еще опасаясь, как бы боль не вернулась снова. Сенатор приблизился к раковине и повернул кран с холодной водой, после чего начал жадно пить. После он ополоснул мокрое разгоряченное лицо и шею и обратился к Олегу.
      - То, что мы в каком-то районном баре или клубе, думаю, понятно, - произнес он, снимая с себя рубашку и оставаясь в футболке. – Как думаешь, менты будут нас тут искать?
      Олег ответил лишь после того, как сам утолил жажду и тоже умылся.
      - Я похож на Вангу? Откуда мне знать? Будем надеяться, что все обойдется. Хотя с нашей удачей сегодня только в кутузке ночевать.
      - В любом случае будут спрашивать у бармена, не заходили ли двое, подходящие под наше описание. Поэтому от верхней одежды лучше избавиться. И начинать молиться, чтобы Иван все-таки удрал, - с этими словами Дима скомкал свою рубашку и огляделся по сторонам. Кидать одежду в мусорный бак было явно не вариантом, поэтому парень толкнул дверь в туалетную кабинку.
      - Больной что ли... Она не смоется! – начал было Олег, но тут же осекся, заметив, что Дима снимает крышку от сливного бачка и заталкивает рубашку вовнутрь. – О, а это уже идея!
      Койот последовал его примеру и, избавившись от своей джинсовки, уже чуть более уверенно произнес:
      - Наверное, после всего случившегося нам по праву полагается сидеть в сортире до самого рассвета, но я все-таки предлагаю выглянуть наружу и посмотреть, в каком гадюшнике мы сейчас ютимся. Если менты устроят обыск, то лучше, чтобы мы их увидели первыми, а не они нас нашли где-нибудь за толчком.
      С этим аргументом было трудно поспорить. Наверное, действительно лучше набраться мужества и высунуться за дверь, чтобы хотя бы понять, куда они попали. Оставшись в обыкновенных черных футболках, оба беглеца теоретически не должны выделяться среди завсегдатаев этого места. Или должны? Хотелось надеяться, что тот белобрысый парень в дебильном галстуке не являлся здешним законодателем моды, и остальные люди одевались куда более адекватно.
      Выскользнув за двери, Олег и Дима оказались в полутемном коридоре. Громкая попсовая музыка с примитивным текстом обрушилась на них буквально с порога, и Койот раздраженно поморщился. Они прошли мимо двух курящих мужчин, которые, надо заметить, были одеты совершенно обычно, и вышли в главный зал.
      Это место представляло собой бар, переделанный в клуб. В центре находился танцпол, ближе к стене размещалась внушительных размеров барная стойка, по углам были расставлены бильярдные столы.
      - А где все девчонки? – произнес Олег, ошарашенно оглядываясь по сторонам.
      В баре насчитывалось около сорока человек, и все они были мужского пола. Кто-то самозабвенно танцевал в центре зала, кто-то играл в бильярд, а кто-то кокетливо потягивал коктейли у барной стойки. На появившихся из коридора парней никто толком не обратил внимания, и слава Богу: Олегу и Диме уже было достаточно потрясений на сегодня.
      - Тут что, все «эти» что ли? – в ужасе добавил Олег и поспешно отвернулся от двух воркующих мужиков. – Что это за адское место?
      Дима чувствовал себя не лучше. Мало того, что они едва удрали от полицейских, непонятно, что происходит с Иваном, так еще и в довершение получили такой бонус.
      - "Лагуна" какая-то, - неуверенно ответил он, прочитав неоновую вывеску над барной стойкой. - Приплыли, мать вашу... Слушай, так тоже нельзя: просто стоять и пялиться на них. Надо типа косить под местных аборигенов.
      - Что, обнять тебя, что ли? - с раздражением произнес Олег.
      - Себя обними, - вспылил Дима. - Кольцо он захотел... Ну смотри, какой богатый выбор: либо менты наручниками окольцуют, либо эти...
      - Я тебя насильно с собой не тащил, - Койот уже начинал откровенно злиться. - Что ты вечно бубнишь, как старый дед? Если хочешь зарабатывать по-крупному, надо рисковать.
      У Димы была одна отвратительная черта, которую Олег с трудом переваривал. Как только что-то начинало идти не по плану, Сенатор начинал выносить мозг всем окружающим, при этом не сильно задумываясь о последствиях своих высказываний.
      - Если выберемся отсюда, первым делом напьюсь, - добавил Койот. - И не вздумай нашим говорить. Заржут до смерти.
      - Я похож на идиота? Скажем, что отсиделись в каком-нибудь подъезде. Знать бы еще, заглядывали ли сюда менты?
Заглядывали. Диканов и Котов появились здесь практически сразу и первым делом поинтересовались у охранника, не заходили ли сюда два парня, подходящие под описание. Бугай на входе с сережкой в ухе лишь развел руками.
      - Уже час как никого нового, - буркнул он. Впрочем, полицейские предпочли поверить на слово. «Голубая Лагуна» являла собой весьма специфическое заведение, к тому же у охранника явно нет резона покрывать двух пацанов, у которых даже на пачку сигарет вряд ли найдутся деньги.
      Олег и Дима решили оставаться в клубе до тех пор, пока какая-нибудь компания побольше не соберется уходить. Вот только время ожидания затянулось. Впервые в жизни, находясь в баре, парни чувствовали себя настолько паршиво, что единственное, что хотелось сделать, - это напиться до потери пульса. Минуты ползли издевательски медленно, но при этом стрелка часов неумолимо склонялась к цифре два. Цербер сказал вернуться к часу, и теперь он в жизни их никуда не выпустит. Сенатору было даже страшно представить, как он будет объясняться перед Михаилом Юрьевичем, а ему придется. Еще как придется.
      Находясь в баре, парни почти не разговаривали. Олег, внешне выглядевший чуть старше, лишь заказал две кружки пива, чтобы не слишком привлекать к себе внимания, сидя за пустым столиком поодаль. Бармен, наряженный в костюм пирата, интересоваться возрастом посетителя не стал, лишь заговорщически уточнил:
      - Проставляешь ему или отдельно считать?
От этой фразы Олег едва не заскрежетал зубами.
      - Как можно произнести слово "проставляешь" таким тоном? - прошипел он, обратившись к Диме. - Да я ему сейчас этой кружкой по морде съезжу.
      - А потом съездишь до ментовки. Хватит нарываться. Сейчас нас должен волновать Пуля.
      Парни вновь замолчали, не желая озвучивать свои мрачные мысли вслух. Если Ивана схватили, он, конечно, не сдаст своих, но неужели ему одному придется отдуваться за идиотскую идею Олега? Настроение было настолько отвратительным, что никак не удавалось взять себя в руки и хоть немного успокоиться. Это незнание казалось еще страшнее самой погони.
      В своем районе Олег и Дима оказались около трех. Они вышли из бара с большой подвыпившей компанией, на оставшиеся деньги поймали попутку и добрались до круглосуточного магазина, подле которого договорились встретиться. Разумеется, Енота и Цоя они там не обнаружили, зато нашли дерганого парня, сидевшего на ступеньках. Он резко встрепенулся и, нервно рассмеявшись, замахал руками.
      - Я думал, вас загребли! – воскликнул Иван, бросаясь навстречу друзьям.
      - Мы думали, тебя загребли! – Олег от души хлопнул друга по плечу. – Как тебе удалось удрать?
      - Мент не очень прытким оказался, поэтому ничего сложного. Куда сложнее было не сломать себе башку, гадая, что с вами. Зеркало я пока спрятал, стрёмно таскать его с собой.
      - К черту зеркало. Главное, сами удрали! - продолжал Олег. - Я думал, все, встретимся уже в ментовке, но ты смотри, как получилось...
      - Хреново получилось! - не выдержал Дима, прерывая восторженную болтовню своих друзей. Разумеется, он был рад видеть Ивана, но сейчас на эмоции был откровенно скуп, так как, обнаружив Пулю в целости и сохранности, его мозг переключился на следующую проблему - встречу со сторожем. Наверняка Михаил Юрьевич с него три шкуры спустит. - Возвращаться надо, пока нам головы не открутили.
      - Да мы и так уже опоздали, чего уж теперь паниковать, - отмахнулся Олег. – Наорет он на тебя на час раньше или позже, какая разница.
      - Тебе уж точно никакой, потому что орать будут на меня. Я за нас поручился.
      - Тебе не пофиг, Сенатор, перед кем ты там поручился? Мы - беспризорники. Наше слово ничего не стоит.
      Дима задержал на Олеге задумчивый взгляд. В каком-то смысле Койот был прав. Этот мир, обманувший их с самого рождения, почему-то постоянно требовал честности по отношению к себе и упорно швырял в лицо какие-то правила и законы. Кто такой этот Цербер и ему подобные? Никто. Пустое место. Одно дело, когда тебе что-то говорит родной отец, отдавший годы жизни на то, чтобы из тебя что-то получилось. И другое дело, когда от тебя что-то требует какая-то посторонняя тетка, называющая себя воспитателем. Кого она может воспитать и, главное, как, получая за свою работу три копейки и постоянно жалуясь коллегам, что ей не на что кормить собственных детей? В мире, где человека проще посадить в тюрьму, нежели обеспечить его нормальной работой, очень любили разглагольствовать о чести, достоинстве и порядочности. Но как можно быть честным, будучи в самом низу, когда даже сытые верхушки постоянно врут, с трудом помещаясь в экраны телевизоров.
      Небо уже окрасилось алыми всполохами рассвета, когда Олег, Дима и Иван вернулись в интернат. Михаил Юрьевич стоял снаружи, нервно докуривая очередную сигарету. Когда в назначенное время вернулись только Игорь и Рома, мужчину охватила неподдельная тревога. Игорь что-то там пытался брехать на тему того, что они поссорились, мол, Рома и Иван девушку не поделили, но что им мешало вернуться в интернат по отдельности?
      Завидев трех парней, двое из которых почему-то были в футболках, сторож еще больше встревожился.
      - Где вы шлялись? - процедил он сквозь зубы, в ярости глядя на опоздавших. - Я сказал вам быть к часу! Вы что, сопляки, совсем страх потеряли? Вы мне что обещали?
      - Так получилось, Михаил Юрьевич, - осклабился Олег. – Без обид.
      - Без обид? Значит, так: вы двое пошли вон с глаз моих, а ты, - Цербер указал на Диму, - задержишься на пару минут и объяснишься.
Олег и Иван переглянулись, но спорить со сторожем не стали. Дима остался в вестибюле, стоя напротив злого, как тысяча чертей, Цербера. Парень невольно скрестил руки на груди в защитном жесте и устало посмотрел на мужчину.
      - Послушайте, Михаил Юрьевич, - тихо произнес он. - Мы все устали, и настроение у всех, мягко говоря, паршивое. Давайте вернемся к этому разговору, когда все успокоятся. Например, в ваше следующее дежурство. Мне жаль, что мы вас подставили, но это было неумышленно.
      - Неумышленно? Неумышленно, твою мать? - рявкнул Цербер. - Ты что это, щенок, совсем оборзел? Увидел, что к тебе хорошо относятся, и решил пользоваться этим? Бить вас надо, как собак паршивых, раз вы слов человеческих не понимаете. Что из вас вырастет? Едва отсюда выйдете, сразу в колонию поедете.
      - Михаил Юрьевич, вам-то какое дело до того, куда мы поедем? - резко ответил Дима. - Вы нам не отец, так что расслабьтесь. Вам же главное - работы не лишиться.
      - Ну все, парень, ты допрыгался! Клянусь Богом, ты больше не выйдешь из этого здания, пока тебе не исполнится восемнадцать. Может, за это время ты научишься понимать, что такое "держать слово"! Как ты можешь уважать себя после сегодняшнего? Теперь пошел вон с глаз моих!
      Дима выдавил из себя подобие улыбки и, спрятав руки в карманы, поднялся на второй этаж и направился в спальную комнату. По сути, он легко отделался. Воображение рисовало как минимум несколько ударов в исправительных целях. Однако, хоть Дима и пытался выглядеть так, словно ему наплевать на слова Цербера, тем не менее ссора с Михаилом Юрьевичем задела его за живое.



Deacon

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: