Черный Барон

Размер шрифта: - +

IV

C неудачной ночной вылазки прошло два дня. Погода неожиданно испортилась, и то, что еще недавно представлялось солнечным маем, внезапно затянулось свинцовыми осенними тучами. Дождь барабанил не переставая, словно кто-то на небе оставил открытым кран, не заботясь о том, что заливает соседей снизу. На фоне выцветших серых улиц лишь зеленые деревья казались какими-то неестественными, словно были чем-то инородным в этом продрогшем до костей городе.
      С погодой испортилось и настроение Олега. На степень его агрессивности влияло не наличие солнца в небе, а, скорее, всё в совокупности: за ворота интерната никого из его стаи больше не выпускали, денег не осталось, так еще и Милана не желала с ним разговаривать. Они напрочь разругались после того, как Олег сообщил, что ничего дарить ей не собирается, и пусть она будет благодарна за то, что он вообще с ней встречается. Признаться в том, что у него нет ни копейки, как и возможности выбраться за пределы детдома, Олег не смог. Такое признание слишком сильно уязвляло его самолюбие, поэтому он посчитал, что правильнее будет бросить очередную киношную фразочку, которая должна подчеркнуть его крутизну. В свою очередь, Милана в долгу не осталась и заявила, что между ними всё кончено, и она больше не желает с ним пересекаться.
      - Да пошла она! – злился Олег, сидя во дворе интерната в окружении своих друзей. Дождь по-прежнему не утихал, поэтому парни ютились на крыльце под крышей, наблюдая за тем, как тяжелые капли разбиваются об асфальт. Настроение их лидера заметно сказывалось и на них – все четверо были угрюмы, разве что Енот изредка предпринимал попытки пошутить, но на его старания никто особо не реагировал.
      - Всем им нужны только деньги, - продолжал Койот. – Если девка хоть немного красивее табуретки, всё – сразу корона на три метра.
      - А то и на все четыре, - согласился Иван. Олега он сейчас понимал как никто другой. Две недели назад его бросила Алина, хорошенькая рыжеволосая девчонка с легкой россыпью веснушек на щеках. Причину она толком не озвучивала, лишь заявила, что они не сошлись характерами. Однако уже через неделю Иван заметил ее в компании с Максом.

Остальные участники стаи, казалось, слушали своего предводителя больше из вежливости. С Миланой он расставался с завидным постоянством, поэтому все привыкли к этим трагедиям и воспринимали их не иначе как очередной эпизод заунывного женского сериала. Наверное, только Дима был чуть внимательнее других. Предательская мысль о том, что теперь Милана официально свободна, уже четыре часа не давала ему покоя, и слабая надежда вновь начала теплиться в его груди. Так происходило каждый раз, когда Олег заявлял, что бросает «эту дуру», но уже спустя неделю Дима снова видел Милану рядом с ним. Он ненавидел свою дурацкую влюбленность, так как не хотел терять друга, но ничего поделать с собой не мог. И сейчас выдавливать из себя сочувствие было сложнее, чем заталкивать зубную пасту обратно в тюбик. Дима прикладывал все силы, чтобы нарочно не посоветовать другу поскорее начать встречаться с кем-то еще.
      - А ты с ее подружкой замути! – внезапно произнес Игорь, словно прочитав мысли Сенатора. – Миланка точно взбесится. Девки жутко не любят, когда ты гуляешь с другими, пока она сидит в одиночестве.
      - Сказал специалист, - с легкой иронией в голосе заметил Рома. Все знали, что несмотря на то, что с Игорем девчонки любили общаться, ни одна не желала числится его пассией. Енот относился к веселым и неугомонным парням, постоянно генерировал какие-то интересные идеи, однако из-за своей фигуры и прижимистости никак не мог добиться желаемого расположения женского пола. Язвительность Цоя несколько задела его, но виду Игорь решил не подавать.
      - Ну, почему сразу специалист? – с вызовом ответил он. – Просто пока вы думаете нижней частью своего тела, я думаю головой и анализирую ситуацию со стороны. Поэтому с уверенностью могу сказать, что лучший способ привлечь к себе внимание – это переключиться на другую девушку. Еще Лермонтов говорил: «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей».
      - Пушкин, - автоматически исправил его Дима и бросил на Олега быстрый взгляд, надеясь прочесть на его лице реакцию на предложение Енота. Быть может, вот он, этот момент, когда Койот воодушевится и наконец-то пойдет покорять очередную девчонку и тем самым окончательно все испортит. Как и все красивые девушки, Милана слыла собственницей, поэтому, скорее всего, сей неверный шаг со стороны Олега поставит жирную точку в отношениях этой парочки.
      - А где гарантии, что та, чье внимание ты хочешь привлечь, тем временем не переключится на другого парня? – поинтересовался Рома, лениво поигрывая зажигалкой. Дима мысленно выругался и вновь бросил взгляд на Олега, пытаясь оценить, насколько разумно, по мнению Койота, прозвучали слова друга. Но вожак их стаи, казалось, последнего аргумента даже не слышал. Он повернулся к Игорю и, довольно хмыкнув, произнес:
      - А ты дело говоришь. Ну, и с кем бы мне утешиться? С Алинкой или нашей художницей Джокондой? Внешне, конечно, до Миланки им как пешком до луны, но зато удар придется точно в цель. Они же якобы лучшие подружки. Что скажете?
      - Лучше с Джокондой, - немедленно отозвался Иван. Меньше всего ему хотелось, чтобы Олег переключался на его девчонку, пускай и бывшую. – Да и вообще, Катька вся такая неприступная, с ней даже будет интереснее. И Миланка с ней ближе. Алинка мне сама постоянно ныла, что с ней меньше общаются, чем с Джокондой. Ну, или Ирка на крайняк?
      - Ирка стрёмная, как атомная война. Я не буду с ней позориться, - Олег фыркнул и, оглядевшись по сторонам, достал сигарету и прикурил. – Какие еще варианты?
      - Я тоже голосую за Джоконду, - сообщил Игорь, довольный тем, что его предложение оказалось оценено столь высоко. Он буквально встрепенулся и посмотрел на Цоя и Сенатора, ожидая, что те тоже дружно начнут кивать головами. Однако Рома по-прежнему не разделял воодушевление Койота.
      - На твоем месте я бы точно пока ни с кем встречаться не стал, - произнес он, пожимая плечами. – Девчонки обидчивые. Если ты и впрямь потом планируешь с Миланкой помириться, то лучше выбери другую тактику.
      - Она сама ко мне приползет, - усмехнулся Олег. – Я уж точно за ней бегать не собираюсь. Тоже мне царевна.
      - Тогда учитывай то, что она сама может тем временем на кого-то переключиться. Тебе назло! – уже настойчивее повторил Рома. – Если ты оформишь всё так, что никто из пацанов к ней близко не подойдет, то тогда не проблема. Но, перед тем, как подкатывать к Катьке, тебе нужно заранее вырвать все сорняки, которые попытаются вырасти на твоей клумбе, едва ты отвернешься.
      «Спасибо, родимый!», - с раздражением подумал Дима, почувствовав себя тем самым сорняком, от которого Олегу порекомендовали избавиться. И как назло именно в этот миг Койот с любопытством обернулся на него, желая услышать мнение последнего участника разговора. Дима замялся, прикидывая, как бы ответить, чтобы, с одной стороны, поддержать «неудачный» совет Игоря, а, с другой, не чувствовать себя после этого предателем. Пока ему везло, что Олег не подозревает о его симпатии к Милане, в противном случае, Койот давно бы полез в драку, а то и вовсе вышвырнул бы хренового друга из компании.
      - Сам решай, что делать, - ответил Дима, делая вид, что происходящее его ничуть не интересует. 



Deacon

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: