Черный Барон

Размер шрифта: - +

VII

  Катя вернулась в спальню для девочек лишь после полуночи. Она предпочла бы провести на улице всю ночь, если бы Цербер не велел ей возвращаться. То, что происходило с ней вчера, не поддавалось никакому объяснению: Милана, приревновав к ней Олега, с легкостью вычеркнула ее из списка своих подруг и устроила на нее охоту. Алина и Ира, с которыми прежде Катя общалась довольно хорошо, внезапно превратились в язвительных стерв, готовых выдавать тысячу ядовитых острот в минуту. Джоконда даже не знала, чего она боится больше: Милану или ее влияния на других девушек. Практически каждая стремилась сказать Кате какую-то гадость, а если не оскорбляли, то тогда вообще не разговаривали. Всего за несколько часов Милана умудрилась настроить против Кати всех, кто когда-либо был с ней дружен. Кого-то из девочек запугали, но большинство из них испытывало откровенное удовольствие, получив новый объект для насмешек.
      Катя проснулась на пятнадцать минут раньше установленного режимом времени, и ее несколько удивило, что почти все девочки в спальной уже проснулись. Сев на постели, Джоконда скользнула взглядом по помещению, пытаясь понять, что послужило причиной такого раннего подъема. «Причина» сидела на подоконнике и, искривив губы в насмешливой улыбке, покручивала в пальцах черный маркер. То, что Милана находится не в свой спальне, несколько насторожило Катю. Быть может, подруга поняла, что ошибалась, и Олег наконец опроверг слухи, грязно пущенные им в ту ночь, когда разоблачили «чердак»? Но в тот же миг Милана встретилась с ней взглядом и громко расхохоталась.
      - А что, тебе идет! Шалава, она и в Африке шалава, – весело воскликнула она, и ее смех немедленно подхватили другие девочки. Только сейчас Катя обратила внимание на черный фломастер в руке Миланы и заметно побледнела. Она обернулась к зеркалу, висевшему на стене, и к своему ужасу увидела у себя на лбу надпись, оставленную большими заглавными буквами: «ШЛЮХА».
      Смех все усиливался, и Катя почувствовала, что унизительные слезы наворачиваются ей на глаза с каждым новым оскорбительным выкриком. Алина и Ира хохотали едва ли не громче всех, и Кате ничего не оставалось, как поскорее выбраться из комнаты и попытаться оттереть надпись. Однако маркер не смывался даже после нескольких намыливаний. Он даже не потускнел. Оставалось идти в медпункт и просить, чтобы дали спирт.
      Девушка в ужасе представила, как пойдет по коридору в таком виде, как будет спускаться на первый этаж и оправдываться перед дежурным врачом. Но еще больше Катя боялась, что в кабинете окажется не Наталья Михайловна, а Айболитка. С Натальей Михайловной хотя бы можно поговорить, и она всегда поймет и поддержит, чего нельзя сказать о ее коллеге. Айболитка наверняка скажет что-то вроде: «Такое просто так не напишут...»
      Кате повезло. Когда она постучала в дверь, то к своему облегчению услышала мягкий голос Натальи Михайловны. Это была рыжеволосая женщина лет пятидесяти, полная, но при этом удивительно юркая для своей комплекции. Она очень любила детей и искренне сочувствовала каждому, кто лишился своих родителей. Увидев Катю в таком состоянии, женщина поднялась с места и шагнула ей навстречу.
      - Кто это сделал, милая? – встревоженно и в то же время ласково спросила она.
      Этот вопрос, заданный столь заботливым тоном, подействовал на Катю сильнее, нежели насмешки и оскорбления, отчего девушка почувствовала, как по ее щекам текут горячие слезы. Разговор с доктором стал для нее своего рода отдушиной. Спирт позволил убрать с кожи следы маркера, и теперь девушка могла выговориться. Она рассказала Наталье Михайловне всё, не упоминая имен, и при этом попросила ее лишь выслушать и не вмешиваться в происходящее.
      - Я не хочу прослыть стукачкой, которая бежит жаловаться по любому поводу, - Катя хотела, чтобы Наталья Михайловна верно понимала ее положение. – Я могла уже сто раз подключить воспитателей, но это не мои методы. Я должна справиться с этим сама. Должна достучаться до своей упрямой подруги.
      - Тогда поговори в первую очередь с тем лживым парнем. Пусть он возьмет свои слова обратно, - произнесла доктор. – Если не хочешь говорить с заведующей, не нужно. В этом я тебя прекрасно понимаю. Но и пускать все на самотек тоже нельзя.
      Катя лишь отрицательно покачала головой.
      - Этот лживый парень – один из самых классных по мнению здешних обитателей. Как думаете, кому поверят? Ему, самоуверенному и крутому, или мне, замухрышке?
      - Ты не замухрышка, Катя. Никогда не говори и не думай о себе плохо. Не можешь достучаться до этого мерзавца, тогда поговори с кем-то из его близких друзей. С тем, кого он может послушать, кого он считает авторитетом.
      Услышав это, Катя озадаченно посмотрела на Наталью Михайловну. Такая мысль не приходила ей на ум. Но к кому идти? К Ивану, у которого похожая ситуация с Ирой, только наоборот? К Роме, который в любом конфликте предпочитает оставаться в стороне? К Диме, который никогда не принимает ничью сторону, кроме Олега? Или к Еноту, который покивает и похлопает по плечу, а затем будет зубоскалить с вышеперечисленными по поводу того, какая она, Катя, дура. Девушка понятия не имела, кто может повлиять на Олега так сильно, чтобы он отправился к Милане и объяснился с ней.
      В какой-то миг Катю охватила бессильная злость, и ей впервые захотелось поквитаться с бывшей подругой. Почему бы прямо сейчас не пойти к Олегу и не рассказать ему всё, что Милана когда-либо говорила в его адрес? Интересно, как Койот отреагирует на подарок Виктора? Пусть Олег знает, как его девушка флиртует со всеми подряд, как рисовала с остальными девочками таблицу, с кем ей выгоднее встречаться, как придумывала способы заставить его ревновать чуть ли не к каждому столбу. Казалось, любимым занятием Миланы было тайком вытирать об Олега ноги, ведь остальные девочки из-за ее пренебрежительного отношения к самому классному парню, считают ее еще круче. Обида и отчаяние переполняли Катю, но в итоге вместо того, чтобы выдать подругу, она решила еще раз попытаться поговорить с ней после завтрака.
      Когда Катя вошла в столовую, здесь было уже полно народу. После разговора с Натальей Михайловной девушка несколько успокоилась, однако, заметив, как на нее смотрят ее ровесники, почувствовала, как стена, которую она мысленно выстроила, направляясь сюда, стремительно начала разваливаться. Все, кто когда-либо бывал на чердаке, оживленно обсуждали надпись на лице Кати, и собравшиеся наперебой выражали досаду, что не успели это лицезреть.
      - Так мы повторим! – весело воскликнула Милана. – Пусть кто-то ее подержит, а я снова займусь каллиграфией... О, а вот и наша художница от слова «худо».
      Новый взрыв хохота заставил Катю поспешно покинуть столовую. Девушка просто не могла находиться в этой змеиной яме, чувствуя, что вот-вот снова разревется. Нет, такой радости Милане она не доставит.
      На произошедшее с Джокондой Олег отреагировал с откровенным безразличием. Он не пытался заступиться за Катю, но в то же время не торопился издеваться над ней. Настроение его было мрачным, поэтому никто из компании особо его не дергал. Однако, когда Игорь и Иван рассмеялись при виде Кати вместе с остальными, Олег сердито шикнул на них, обозвав обоих баранами.
      - Что у тебя с ней? – Дима первым не удержался от вопроса, отчего Олег помрачнел еще больше. – Ты с ней встречаешься?
      - А разве похоже, что мы с ней встречаемся? – раздраженно ответил Койот. – Она сама дура. Никто не просил ее трепать всякую ахинею.
      - Какую ахинею?
      - Всё, не беси меня. Закрыли тему.
      С этими словами Олег отодвинул от себя тарелку и первым вышел из-за стола. Друзья проводили его непонимающим взглядом. Все уже привыкли, что девчонки то и дело враждуют из-за Койота, но впервые Олег сам был недоволен таким вниманием.
      Тема, которую Койот закрыл за завтраком, оказалась открытой вновь сразу же после занятий. Катя сама ворвалась в мужскую спальню, напрочь игнорируя восклицания: «Тебе сюда нельзя!». Ее буквально колотило, руки дрожали, а в глазах стояли слезы. Никто из парней ни разу не видел ее в таком состоянии, отчего даже Койот отложил карты и с удивлением посмотрел на вошедшую.
      - Олег, прекрати все это! – дрожащим голосом произнесла она, приблизившись к кровати, на которой он, Дима и Игорь играли в покер.
      - Игру в карты? – вкрадчивым тоном поинтересовался Олег, и Игорь тихо хихикнул.
      - Ты прекрасно знаешь, о чем я. Пожалуйста, хватит. Поговори с Миланой. Скажи ей, что между нами ничего не было. Пусть она оставит меня в покое и вернет мой артбук.
      - То есть я должен это говорить? – Койот удивленно вскинул брови. То, что все, находящиеся в спальной, наблюдают за этим представлением, его чертовски бесило, но раз Катя начала это, пусть пеняет на себя. – То есть я должен расхлебывать всю херню, которую ты сама наворотила? Однако же...
      Услышав такой ответ, Катя невольно растерялась. Она несколько раз прокручивала в голове варианты развития их диалога, но никак не могла предположить, что Койот будет сталкивать всю вину на нее.
      - Олег, что ты такое говоришь? - тихо произнесла она, чувствуя на себе любопытные взгляды присутствующих. – Я всего лишь прошу тебя перестать врать.
      - Ах, это я вру! – Койот, казалось, тоже несколько растерялся, не ожидая такой наглости от собеседницы. – А не ты ли, моя дорогая, после нашего пятиминутного разговора на крыше начала трепаться всем, что мы с тобой переспали?Ты сама распустила эти дебильные слухи, так получай то, что заслужила.
      - Да ты..., - Катя даже не могла подобрать достаточно грубое слово, которое могло охарактеризовать Олега наиболее ёмко. Но затем она, вспомнив слова Натальи Михайловны, в отчаянии посмотрела на Лескова, ища у него поддержки.
      - Дим, я ничего не говорила. Вчера прямо с утра ко мне подошла Милана, влепила мне пощечину и устроила скандал, будто я и Олег... Но это бред! Я не распускала такие слухи и уж подавно у меня с ним ничего не было и никогда не будет!
      - Что уж никогда не будет, так это точно! – усмехнулся Койот. - Ты уже совсем завралась, Джоконда. Думала за один день вылезти из отстоев, приписав себе отношения со мной? И не ожидала, что не сработает? Короче, иди отсюда, пока окончательно не выбесила.



Deacon

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: